ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина
Вот я
Всё началось, когда он умер
Иллюзия
Волки у дверей
Доктрина смертности (сборник)
Стеклянная ловушка
Сфинкс. Тайна девяти
Девушка во льду
A
A

– Быстро вы.

– Мне гораздо лучше, Кира, Только вот я все еще чувствую себя так, будто тащу на себе целую тонну… – Сэм села на мягкий удобный стул.

– Ну, не тонну, дорогая, – ласково сказала Итаналон. – Всего лишь ребенка.

– Что?! – Сэм застыла, пораженная.

– Ты беременна, – подтвердила Кира. – Уже шесть месяцев.

– Святые угодники! Ты знала об этом? И не сказала?

– Мы боялись, что это приведет тебя в полное отчаяние.

– Черт побери! Неужели это ублюдок из банды Синей ведьмы, там, в Кудаане! Или, может быть, нет. Господи, я надеюсь, что нет!

– Ты хочешь сказать, что была близка с мужчиной еще до изнасилования? – спросила Итаналон. Сэм задумалась на мгновение.

– Да. За день или за два до гибели нашего каравана… Мне захотелось узнать, что же это такое… Да еще Чарли крутила с половиной парней в караване. Я тогда выбрала одного из команды навигатора… Он был сильный, красивый… Я его вроде как загипнотизировала, чтобы он меня соблазнил. У меня тогда был Кристалл Омака, в нем был заключен демон, который служил Булеану и выполнял мои приказания. Этот парень – кажется, его звали Гриндил – был довольно милым. Думаю, его убили, когда бандиты напали на караван. Хорошо бы он был отцом моего малыша, хотя, по правде сказать, я не испытала ничего такого, о чем рассказывала Чарли.

– У Принцессы Бурь рождаются только дочери, – сказала Итаналон. – Обычно у них только один ребенок. Девочка тоже будет Принцессой Бурь, по крайней мере пока останется в Акахларе. Это предопределено стихиями. А сила Клиттихорновой принцессы будет становиться все меньше и меньше.

При всем потрясении Сэм мыслила четко, как никогда.

– Ты говоришь, что раз ребенок будет у меня, то у нее его быть не может? И что как только малыш родится, она потеряет свою силу?

– Мы полагаем, что да, – ответила колдунья.

– Значит, победа нам обеспечена! – воодушевилась Кира. – У них единственный выход – убить Маису, пока ребенок еще не родился. Нам нужно просто спрятать ее где-нибудь в глубине колоний и ждать рождения ребенка. Тогда сила Принцессы Бурь испарится, а с ней и мечта Клиттихорна о господстве над Ветрами Перемен.

– Во-первых, я Сэм. Майсы больше не существует. Сузама по-акхарски, Сэм – для краткости на любом языке. Во-вторых, ничего не выйдет.

– Ты имеешь в виду… – начала Итаналон.

– Что Клиттихорн уже знает, – закончила Сэм.

– Ну, это еще неизвестно, – возразила Кира. – Мы даже не знаем, не охотится ли он повсюду за Чарли.

– Может, и охотится, но я сомневаюсь. Я время от времени как-то связываюсь с Принцессой Бурь. И я чувствую, что и она настраивается на меня. Думаю, они получили обо всем достаточно полное представление. Не зря нам пришлось отбиваться от наемных убийц под Куодаком, и, думаю, тот гнусный ублюдок Замофир знает больше, чем говорит. Он видел меня в караване, может, даже и нападение устроил, потому что я была там. Когда Чарли удалось убить подонков из банды Синей ведьмы, он единственный уцелел. Можно не сомневаться – он видел все, слышал каждое слово, это точно. Не случайно же он объявился у Паседо. Чудо еще, что он не нашел меня.

Кира вздохнула:

– Да, и люди Паседо в тот момент уже знали, что ты беременна. Криму следовало бы утопить этого гаденыша. Но пусть Клиттихорн знает. Что толку ему от этого, если он не может тебя найти?

Сэм вздохнула:

– Шесть месяцев… Значит, у меня впереди три месяца – чуть больше или чуть меньше, – он, вероятно, будет считать от изнасилования. Ты подумай. Клиттихорн потратил годы, вынашивая свои планы, обучая свою Принцессу Бурь. Он сумел удержать Булеана в Масалуре, у него, можно сказать, все на мази, и тут он узнает, что допустил ошибочку, сохранив свою принцессу девственницей.

– Разве что солдаты, которые убили ее мать, могли изнасиловать принцессу, но, несомненно, они получили строжайшие указания на этот счет, – заметила Итаналон. – Клиттихорн устроил все так, чтобы впредь она всегда оставалась его добровольной сообщницей, мечтая отомстить за резню, учиненную над всеми, кого она любила. Ребенок мешал бы его планам.

– Да уж, я думаю, он держал ее на коротком поводке, чтобы не дать ей болтаться, как вздумается, – добавила Сэм.

– Несомненно. Она всегда была почетной пленницей. Но поскольку она во всех отношениях, кроме происхождения, – твоя копия, возможно, она не очень-то была и склонна "болтаться", как ты это называешь. Конечно, она не призналась бы в этом даже себе самой и покорно ожидала бы тщательно продуманного брака, но по доброй воле она бы бежала от таких ощущений, как это пыталась делать ты. Клиттихорну просто в голову никогда не приходило, что есть и другие возможности забеременеть, кроме любовного романа. В жизни он довольно консервативный, со старомодными взглядами.

– Не понимаю, как он может заставить ее участвовать в своих делах, – заявила Сэм. – Несмотря ни на что, я вряд ли смогла бы поверить этому рогатому ублюдку.

– Ею владеют ненависть и жажда мести. Она убеждена, что только как освободительница колониальных рас и разрушительница могущества и господства акхарцев она может отомстить за гибель матери. В этом смысл жизни принцессы.

Сэм кивнула:

– Откровенно говоря, я и сама хотела бы освободить Акахлар от власти акхарцев, но со старым Рогачом мне не по пути. – Она повернулась к Кире. – Ты все еще не понимаешь? Если бы я была на месте Рогатого и увидела бы, что все мои планы вот-вот рухнут, я бы начала действовать. И он сделает это, Кира, сделает до того, как родится мой ребенок. А я не хочу, чтобы моя малышка росла в его мире или даже на тех обломках, что останутся после его поражения. У нас мало времени, Кира. Ты должна связаться с Булеаном. Ты должна сообщить ему, что или мы ударим их сейчас, или все полетит к черту и очень скоро. Мы должны ударить первыми.

Глава 2

Политические портреты

Королевский дворец Кованти славился как самое роскошное и приятное место. Ковантийцы поговаривали, что лучше, мол, быть королевским ассенизатором, чем королем торговли. И, проведя здесь несколько дней, даже Чарли и Бодэ были готовы поверить этому.

Халагар, бывший школьный товарищ Дориона, а ныне королевский курьер, доставил их во дворец без всяких приключений. Головорезы, грабители, убийцы – все, кто жаждал получить от Клиттихорна обещанную награду за их поимку, – не осмелились напасть на них, пока их защищало покровительство человека, близкого к королевскому двору. Большое инкрустированное драгоценными камнями кольцо Халагара свидетельствовало, что его владелец под охраной Королевского Волшебника Кованти.

Однако, чтобы добраться до Масалура и встретиться с Булеаном, надо было пересечь еще пять миров, а четыре из них принадлежали другим королевствам.

Правда, Чарли сейчас было все равно, доберется она когда-нибудь до Булеана или нет.

Она попала в Акахлар вместе с Сэм случайно, когда два могущественных мага стремились один – убить, другой – спасти ее подругу, двойника Принцессы Бурь.

Булеан превратил Чарли в приманку для преследователей, сделав ее копией Сэм. А когда Чарли попала в руки Бодэ, художницы и алхимика, та сделала девушку совершенной красавицей, бесконечно соблазнительной и сексуальной, чтобы она как куртизанка экстра-класса находила высшее наслаждение в том, чтобы доставлять удовольствие мужчинам.

Там, в своем родном мире, Чарли представляла себя в будущем суперсовременной женщиной – "Я завоюю весь мир". Сейчас, вспоминая об этом, она иногда чувствовала себя виноватой, но работа куртизанки действительно нравилась ей. Но она была приманкой. Пока она или Сэм не встретятся с Булеаном, они не смогут почувствовать себя в безопасности.

Так Чарли думала. Но попав в королевский дворец, впервые засомневалась. Здесь ей ничто не угрожало, а Булеан был так далеко, что надежда добраться до него почти угасла.

Когда в Кудаанских Пустошах на их караван напали бандиты, Чарли сумела не только спастись сама, но и выручить Сэм и Бодэ. При этом она стала свидетельницей битвы между Астериал, Синей ведьмой Кудаанских Пустошей, союзником Клиттихорна, и демоном из Кристалла Омака. Излучение, которое сопровождало схватку сверхъестественных сил, лишило ее обычного зрения. Теперь ей были открыты только цвета и ауры магических предметов, людей или существ, обладавших магическими способностями. Там, где не было магии, Чарли окружала серая пелена.

6
{"b":"5660","o":1}