ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

В центре повести «На огне святом сожжем разлуку» - жизнь и приключения праславянского парня Зореслава, который ищет «живую воду»

На огне святом сожжем разлуку

Дума первая

Дума вторая

Корень

 Зореслав

Царь Горевей

Мирося

Воронье поле

Битва

Нежность

Выбор жениха

Дума третья

Силок

Надежда

Клятва

Давняя сказка

Славута

Вольная твердыня

Друзья

Странствия

Султанская дочь

Водоворот

Дума четвертая

Ведьма

Бессмертие

Мертвец на престоле

Дума пятая

Невидимая долина

Меж звезд

Ловушка

Освобождение

Пробуждение

На огне святом сожжем разлуку

Повесть-феерия

Дума первая

Боян

 Тяжело быть бояном в славянском крае. Да и разве всякий им станет? Ступит на тропу песни и думы лишь тот, кто перейдет бездну отчаяния и смерти. Перейдет и сохранит в сердце правечное пламя веры в любовь и глубинную ценность жизни.

Эта дума о таком певце.

В муках и тревогах родилась его слава. Начнется наш рассказ от тех дней, когда он был еще лишь легкомысленным, веселым, вдохновенным юношей.

Звали парня Диводаром. Почему? Потому что нашли его путешествующие воины славянские на высокой могиле в Диком Поле. А было так. Ехала рыцарская дружина посольством от братства Хортицкого, что за порогами славутинскими, к черногорским ведунам, которые сызвека отшельничали в Дивской горной долине и были доступны для встречи лишь тем, кто дорастал мудростью и мужеством до этих сказочных существ. Так вот, отправили атаманы братьев в дальний путь, взяв мудрое напутствие и благословение самых старых знахарей-волхвов. На третий день пути и случилось приключение, о котором здесь упомянуто.

Кони медленно ступали звериными тропами меж высоких трав, что достигали буйноцветами выше голов всадников. А когда справа внезапно появилась из зарослей могила, передний конь тихонько заржал.

- Чего тебе, Огнекрест? – вопрошающе склонился к гриве коня Горипал, главный из рыцарей.

Конь опять заржал.  Воины утихли, вслушиваясь в шепот степных сорняков и зарослей. В свисте сверчков от могилы слышался едва различимый детский плач. Горипал пришпорил коня и помчался туда. Почти на вершине могилы, в гнездышке из ковыль-травы лежало голенькое дитя. Почувствовав, что рядом кто-то есть оно завопило.

Взяли его рыцари с собой, считая добрым знаком судьбы - спасти от гибели беззащитное создание. Посоветовались меж собой, поудивлялись, кто бы мог оставить в Диком Поле дитя на верную смерть, да и порешили: не иначе, как подарок от голубого виднокола, от кумира Зоре-дива, а то и от самого Солнца - Яр-дива. Потому и назвали парня Диводаром.

Целое лето и осень добирались братики к Черным Горам. Много краев пересекали они, многих людей видели. Не все дружественно встречали путешествующих воинов, иногда на лесных или горных тропах завязывались жестокие битвы. Звенели мечи, грозно ржали боевые кони и лилась горячая кровь на жаждущую землю. Опять шли дальше рыцари, оставив где-то на равнине или в каменистой долине высокую могилу над упокоенным товарищем, как свидетельство его верности и доблести.

Тисовые и буковые леса на черногорских склонах укрывались позолотой и осенним багрянцем, когда вступила боевая группа побратимов в Ведунскую долину, из которой тропа вела прямо в Дивскую горную долину. Остановил их громкий голос, который раздавался неизвестно откуда и тревожно вторил над скалами:

- Остановитесь, воины, и скажите - кто вы?

Переглянулись рыцари между собой, и Горипал громко ответил:

- Перелетные птицы!

- Откуда и куда? - настойчиво гремело в горах.

- Из теплых краев в теплые края!

- Где должны отдохнуть?

- В Дивской горной Долине.

- Кто такие Дивы?

- Последние часовые Святого Костра.

- Тропа перед вами, воины. Кто вышел из сказки, пусть вернется в сказку.

Услышав эти слова Горипал тронул повод. Узкой тропой, над безднами и гремящими потоками, вскоре добрались братья к горной долине. На каменистом выступе их приветствовал громадный костер из вековых стволов сухого тиса. Вокруг огня стояли в кругу ведуны, о которых племена славянщины рассказывали причудливые сказки и легенды.

 Воины оставили коней возле последних деревьев, которые как стражи окружали громадную площадку, и степенно приблизились к костру. Все дивы были одеты в длинные полотняные рубашки – белые-белые, многие имели седые бороды, но большая часть выделялась могучим молодецким телосложением и юными лицами. В круге таинственных лиц выделялся великан с гривой седых волос, которые спадали до пояса. Он пристально смотрел на прибывших рыцарей, и взгляд Дива изменялся - то искрился изумрудом, то наливался ночной мглой.

Горипал, неся на руках Диводара, направился к таинственному великану и остановился за несколько шагов от него. За ним толпилось притихшее кольцо воинов. Рыцари положили перед костром послание и подарки от знахарей и атаманов.

- Часовым Святого Костра - приветствие от Славуты - торжественно молвил Горипал - Мы и вы - дети одного рода!

- Мы и вы - одного духа! - отозвался великан.

- На пути к Дивской горной долине - вел далее Горипал - Зоре-див послал нам подарок - живую душу. Благословите, Святые Дивы, юного Диводара, и пусть это будет знаком того, что тропа между внуками и пращурами вечно сохранится.

- Хорошо сказал, сын - похвалил великан и, приняв малого найду из рук воина, поднял его над пламенем. Все дивы протянули ладони к ребенку, благословляя его - В одиночестве Дикого Поля встретили вы Диводара. Одиноким и пройдет он между троп жизни. Тяжелая судьба судилась парню. Однако имя вашего воспитанника, воины, не забудется до тех пор, пока будет стоять белый свет и будут жить в нем люди.

Тревожно выслушали такое странное пророчество рыцари, пересматриваясь между собой, и молча принял Горипал дитя от старого Дива.

Несколько дней отдыхали посланцы от тяжелого пути, разговаривали с дивами в уютной пещере около Вечного Огня. Диводар еще не мог понимать, о чем шла речь в товарищеских беседах, он завороженно рассматривал на стенах пещеры изображения кумиров - покровителей славянщины, любовался игривыми языками жертвенного огня, на котором сгорал благоухающий горный можжевельник, и распевал что-то лишь ему известное.

Миновало много лет.

Рыцари-братья еще несколько раз странствовали в Хортицу и назад, с боями и потерями преодолевая тяжелый путь. Горипал все эти годы оставался вместе с Диводаром в Дивской горной долине. Он стал юному найденышу отцом, товарищем, учителем. Впоследствии беседы около очага стали понятны парню: в них раскрывалась для молодого сознания судьба родной земли, славянских племен, которые добывали в борьбе свое бытие между кипения разноголосых народов. Порою дивы повествовали сказки и легенды о далеком прошлом белого света, и тогда Диводар, затаив дыхание, странствовал в тайну других времен и пространств - тревожную, но волнующую и желанную. И начал понимать юноша, чего желают мудрые дивы, чего хочет Горипал и ведуны из священного острова Хортицы.

Вокруг славянщины возникали могучие королевства, княжества, империи, царства. Водоворотом захватывая огромное количество молодых племен и народов. И богатели владыки, накапливая сокровища в подземельях башен и городищ, а потом вооружали дружины, чтобы защитить богатства от жадного глаза других завоевателей.

Ведуны-дивы посылали путешествующих рыцарей во все стороны, чтобы передать славянщине дружественное и искреннее предостережение: воля - наибольший подарок Зоре-Дива. Все сокровища земли не сравнятся с ней. Не отдавайте воли никаким властителям. Как орел, потеряв крылья, станет жалкой курицей, так и рыцарь, отдав волю даже самому пышному, самому величественному владыке, станет смердом, хлебопашцем, холопом. Именно так прозывают усмиренных тружеников бояре и цари.

1
{"b":"566087","o":1}