A
A
1
2
3
...
20
21
22
...
64

К этому времени ездоки заметили троицу и замедлили ход. Вид у них был такой, будто они соблюдают естественную в такой ситуации осторожность, однако камня за пазухой не держат.

Когда неизвестные приблизились, Лекманн просиял и поприветствовал:

— Приятная встреча!

Двое или трое незнакомцев кивнули. Заговорил бородатый, с длинными космами:

— Для нас тоже. Говорил он угрюмо.

— Чему обязаны?

— Ничему особенному. Просто занимаемся своим делом.

— И что же это может быть за дело? — продолжал Лекманн. Улыбка, как фальшивые усы, плохо сидела на его лице.

— Идем по следу ренегатов.

— Неужели?

Аулэй явно возбудился, но промолчал. Лицо Блаана сохраняло характерное для него глупое выражение.

— Ага, — отвечал всадник. — А вы кто?

— Крестьяне. Идем за Дроган покупать скотину.

Человек смерил их взглядом. То же самое сделали и несколько его товарищей. Лекманн надеялся, что они не слишком разбираются в крестьянской жизни.

— Вы не из этих психов, Уни или Поли? — спросил главный.

— Нет, дружище. И те и другие — сущее бедствие. А нам нужна спокойная жизнь. В наших хижинах.

— Хорошо. — Человек внимательно посмотрел на Блаана и Аулэя. — Твои друзья не слишком разговорчивы.

— Куда им, они простые деревенские пареньки, — объяснил Лекманн. И, прикрыв лицо с одной стороны ладонью, так, чтобы Блаан не видел, заговорщицким шепотом добавил: большой совсем простодушен, но не обращайте на него внимания.

— Судя по виду, он может головой вышибить дверь!

— Нет, он безвредный. — Лекманн прокашлялся. — Значит, вы охотитесь за ренегатами? Вряд ли такие, как мы, могут вам чем-нибудь помочь.

— Только если вы поблизости видели орков.

Аулэй и Блаан застыли. Лекманн остался равнодушным.

— Орков?.. Нет, не видели. Но если вы охотитесь за этими кровожадными ублюдками, то, по-нашему, правильно делаете. — Он сделал приглашающий жест в сторону костра. — Присоединяйтесь к нам. У нас есть свежая вода, да и вино найдется.

Люди переглянулись. Главный принял решение, руководствуясь, вероятно, и тем, что приглашающих всего трое.

— Очень дружелюбно с вашей стороны. Мы принимаем приглашение.

Они спешились. Лекманн предложил флягу, пригласил угощаться. Воду незнакомцы приняли с готовностью, по поводу еды, однако, проявили меньший энтузиазм. Аулэй и Блаан оставались там, где были. Гости не обращали на них никакого внимания.

— Расскажите побольше об этих орках, которых вы преследуете, — стараясь придать голосу побольше небрежности, сказал Лекманн.

Все рассказывают, что они кровожадные, осатаневшие ублюдки, — сказал главный. Отхлебнув из фляги, он добавил: — Боевая дружина. Зовут себя Росомахами.

Лекманн внутренне взмолился, чтобы ни один из его подельщиков не брякнул чего-нибудь. Ему повезло.

Вы таким количеством охотитесь за боевой дружиной?

— Нас в два раза больше. Остальные прочесывают местность вон там, — главный кивком указал в сторону залива. Думаю, мы им более чем ровня.

— Когда доходит до драки, орки, по слухам, хорошие бойцы.

— Если хочешь знать мое мнение, слухи преувеличены.

— Ну и как, заметили какие-нибудь их следы?

— Пока нет. Хотя вчера вечером кое-что было. Но потом оказалось, что это гремлины. Скакали что было мочи, будто им задницы подожгли.

— Вы, видимо, уверены, что орки где-нибудь поблизости.

— Их видели, и не раз.

— А награда за них большая?

— Изрядная. — Человек смерил Лекманна подозрительным взглядом. — А ты почему спрашиваешь? Вы что, хотите сами попробовать?

Лекманн изобразил беззлобную улыбку:

— Кто, мы? По-твоему, мы похожи на тех, кто может связаться с орками?

Главный посмотрел на охотников за удачей оценивающим взглядом.

Ну, раз уж ты спрашиваешь, то нет, не похожи. — Тут его разобрал смех. — Не слишком-то они смахивают на наемных убийц, да, ребята?

Его людям идея показалась настолько забавной, что все разразились дружным хохотом. Указывая пальцами на троицу, они награждали «крестьян» добродушными, хоть и не слишком хорошего тона, насмешками. Лекманн тоже засмеялся. Рассмеяться попытался даже Аулэй: растягивая губы в фальшивой улыбке, он продемонстрировал обломки гнилых зубов. Последним стал сотрясаться Блаан. Он даже прослезился.

Когда полностью рассвело, десять человек сидели вокруг костра и хохотали друг другу в лицо.

Потом от куртки Блаана что-то оторвалось. Предмет, подскочив несколько раз, остановился у самых ног главного из гостей. Тот, все еще хохоча, посмотрел себе под ноги.

Темно-коричневый усохший предмет был не чем иным, как головой орка. Лицо человека вытянулось.

Лекманн быстро обнажил меч.

— Ты чего? — промолвил главный. Лезвие вошло в плоть между ребрами, как в масло. Человек задохнулся и закатил глаза. Потом, захлебываясь кровью, осел. Некоторые из его людей, не поняв, что происходит, все еще смеялись.

Лекманн, не мешкая, замахнулся на следующего. Блаан врезался в группу, орудуя здоровенными кулаками направо и налево. Аулэй быстро выпустил из протеза лезвие, а другой рукой взялся за кинжал. Гости, пытаясь защититься, лихорадочно доставали оружие.

Уложив второго, Лекманн двинулся на третьего. В этот раз ему оказали сопротивление. Противник успел извлечь меч и твердо вознамерился превратить бойню в драку. Они обменивались ударами. Несмотря на то, что гость защищался яростно, довольно быстро стало ясно, что Лекманн фехтует несравненно лучше.

Блаан, в медвежьем объятии сломав жертве позвоночник, отшвырнул труп. Место поверженного тут же занял следующий. Ринувшись на Блаана, противник врезал ему кулаком по голове. Результат был такой же, как если бы дождевая капля упала на гранит. Нападающий, покачиваясь и дуя на пальцы, попятился. Блаан шагнул вперед. Гигантские руки ударили жертву в грудь. Затрещали кости. С искаженным от муки лицом человек упал, как марионетка, у которой перерезали нитки. Блаан принялся методично затаптывать его.

Испуганные шумом, лошади незнакомцев сначала рыли копытами землю, а потом понесли.

Аулэй выдернул нож из живота противника и предоставил тому возможность упасть. Место убитого занял новый противник. Злобно скалясь, он поигрывал топором. Может, это было и грозное оружие, но для схватки с Аулэем не слишком удачное. Уйдя от удара, он сделал выпад и ранил противника в руку. Заревев от боли, тот опять замахнулся. Аулэй быстро отступил и чуть не споткнулся о котелок. Котелок отлетел в сторону. Аулэй тут же ринулся в наступление, прорвал оборону противника и вонзил кинжал ему в сердце.

Лекманн парировал последние жалкие выпады противника, который и так уже держался из последних сил. Секунду спустя охотник за удачей выхватил меч из слабеющих рук врага и перерезал тому глотку. Грабитель, обливаясь кровью, осел на колени, качнулся пару раз и рухнул лицом вниз.

Аулэй и Лекманн холодно оценивали дело своих рук. Мертвецы лежали в гротескных позах, которые живому существу может придать только смерть. Потом оба посмотрели на Блаана. Опустившись на колени, он захватил в замок голову последнего живого врага. Один мощный рывок — и шея переломилась. Блаан поднялся и потопал к подельникам.

Аулэй бросил на него свирепый взгляд, но ничего не сказал.

— Ты слышал это? — злобно прошипел Лекманн. — Нет, ты слышал, что сказал этот сукин сын? Он кивком указал на труп главаря. — Ну и наглецы, решили охотиться за Росомахами!.. Нет, друзья, это наши орки.

Аулэй вытирал лезвие кинжала:

— Я говорил, надо было раньше выходить.

— Не заводи волынку, Гривер. А теперь давайте-ка разберемся с этими.

Они принялись обыскивать трупы. Забирали деньги и оружие, а также все остальное, пригодное к употреблению. Блаан нашел в кармане одного из покойников черствую горбушку. Продолжая рыться, он затолкал хлеб в рот. Аулэй обнаружил пару сапог своего размера и к тому же в лучшем состоянии, чем его обувь. Ничтоже сумняшеся, он стянул сапоги с мертвеца.

21
{"b":"5661","o":1}