ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Всего-то и было, что пара-тройка… странных снов.

Страйк не поверил собственным ушам. Неужели он сам признается ей в этом?..

— Все же мне кажется, вы в своих суждениях заблуждаетесь, — поспешил добавить он. — Я уже говорил, я солдат, а не мистик.

— Если это действительно началось недавно, — гнула свое Криста, игнорируя его молчаливые протесты, — если раньше на это намека не было, то, наверное, что-то содействовало пробуждению в вас необычных способностей. Точнее, подтолкнуло то, что уже в вас было. — Улыбнувшись, она добавила: — Разумеется, я могу и ошибаться.

— Мне пора, — сказал Страйк.

— Надеюсь, не мои слова заставляют вас торопиться. Ведь даже если я права, в этом нет ничего плохого. Это может быть и очень тернистый путь, и благословение — все зависит от вас.

— Нет, дело не в ваших словах. Мне нужно помочь в организации обороны.

— Нам надо будет еще поговорить. — Когда он не ответил, она спросила: — Зачем вы явились в наш город?

— Да без особенной причины. Просто решили сделать остановку в пути.

Страйк ушел, опять испытав укол вины. Однако одну задачу, по крайней мере, он выполнил: дал Коилле возможность посетить храм в отсутствие верховной жрицы.

К этому времени Коилла и в самом деле должна была уже войти внутрь храма и вернуться. Однако она даже и не вошла. И причиной тому были часовые.

Она доказала Страйку, что сейчас имеется идеальная возможность. Впервые, из-за осады, приостановили работу в храме, так что поблизости не болтались рабочие.

Страйк согласился с Коиллой и отправился отвлечь Кристу Галби, чтобы та не явилась в храм неожиданно. Наверное, для Коиллы это был единственный шанс, и она бы не преминула его использовать. Если бы не эти проклятые часовые…

Их было четверо, и они караулили по очереди. Пока одна пара стояла у ворот, другая обходила территорию, потом пары менялись. Коилла чуть ли не час просидела на корточках в кустарнике, следя за ними. Если в ближайшее время она не найдет способа проникнуть внутрь, обо всей затее можно забыть.

Не успела она подумать об этом, как возможность представилась. Появились еще четверо, на смену караульным. Они остановились у подножия храма, и первая четверка спустилась по ступенькам, чтобы поприветствовать их. Двери остались без охраны. Если двигаться очень быстро, не выходя из тени, можно было бы миновать ступеньки и проникнуть внутрь. Однако если хотя бы один невзначай обернется и заметит Коиллу, то ей крышка. Риск слишком велик, на подобный надо идти или сейчас, или никогда.

Она пошла на него сейчас. Пригибаясь к земле, она вынырнула из своего укрытия и бегом пересекла открытое место. Потом ринулась вверх по лестнице, перепрыгивая через две-три ступеньки. И наконец оказалась у самых дверей, по счастью, находящихся в тени. Она испытала момент тревоги, когда подумала, что двери могут оказаться запертыми. Однако никто, очевидно, не видел необходимости запирать их. Зачем, если храм охраняется часовыми?.. Круглая железная ручка, диаметром с запястье орка, повернулась легко. Раскрыв дверь ровно настолько, сколько необходимо, чтобы проникнуть внутрь, Коилла проскользнула в щель и осторожно закрыла дверь за собой.

Стоя абсолютно неподвижно, она прислушалась. В помещении царила абсолютная тишина. Коилла огляделась. Не горели ни лампы, ни свечи. Тем не менее свет проникал сверху, через открытую крышу, высокие окна и недостроенную стену. Было сумрачно, однако окружающее все-таки просматривалось.

Уже присутствовала некоторая внутренняя обстановка, включая ряды скамеек и часть алтаря. У окна строители возвели несколько колонн, выше и тоньше наружных. Вероятно, ими предполагалось поддерживать крышу. Возле алтаря, рядом с окном, стояла еще одна колонна, более короткая, радиусом примерно с колесо.

Подойдя поближе, Коилла увидела, что на торце колонны, кажется, стоит какой-то предмет.

Если бы на скамейках сидели люди, они бы его увидели. Однако рассмотреть его от основания колонны было невозможно. Тогда Коилла забралась на алтарь.

И сердце ее дрогнуло.

Похоже, она нашла свою звезду. Детали разобрать было трудно, но ей показалось, что звезда красная. Кроме того, от центральной сферы отходило больше лучей, чем у предыдущих звезд.

Коилла решила, что этого пока достаточно. Спустившись с алтаря, она на цыпочках подошла к двери. Очень осторожно приоткрыла ее. И застыла на месте.

В паре футов от двери, спиной к Коилле, стояли двое часовых. Хуже того, в нижней части лестницы другие стражники разговаривали с верховной жрицей и главнокомандующим Реллстоном. Моля богов, чтобы ее не заметили, Коилла тихо прикрыла дверь и отступила внутрь храма.

На долгие размышления времени не было. Она осмотрела здание. Похоже, была только одна возможность, хотя и трудно осуществимая.

Тихо подойдя к алтарю, Коилла вновь забралась на него. Даже стоя на самом краешке, было невозможно дотянуться до невысокой колонны. Но, возможно, она сумеет допрыгнуть и руками достать до плоского торца. Если сумеет…

Она отошла вглубь алтаря, прицелилась, глубоко вздохнула и разбежалась. Уже в прыжке ей пришла мысль, что колонна может быть не закреплена на полу. В таком случае, когда Коилла грохнется на пол вместе с нею, сюда сбегутся все часовые города.

Удача ей сопутствовала. Руками она ухватилась за торец, а колонна не рухнула, так что в этом смысле страхи оказались напрасными.

Коилла подтянулась и взобралась на плоскую вершину.

Звезда действительно оказалась красной, а лучей насчитывалось девять.

Какое-то мгновение Коилла испытывала искушение взять звезду. Однако здравый смысл возобладал.

Бегство еще не закончилось. Следующим шагом надо перебраться с колонны на подоконник, по счастью, достаточно широкий. Прыжок требуется совершить очень длинный, и разбежаться для него она, естественно, не могла. Оттягивать смысла не было. Собравшись с духом, Коилла прыгнула. Она достигла подоконника, но окажись ее прыжок хоть самую малость короче, она бы полетела вниз. Какое-то мгновение ей казалось, что так и произойдет. Ее спасло то, что удалось упереться ладонями в боковые стороны оконного проема.

Вытащив нож, она принялась выталкивать гвозди, на которых держалась рама. Счастье, что гвозди забили не изнутри. Казалось, протекла вечность, а она все долбила и долбила. Наконец гвозди выпали. Часовые могли появиться в любую минуту, да и верховной жрице тоже ничто не мешало зайти в храм. Наконец Коилла сняла раму. К величайшему ее облегчению, окно выходило прямо на леса. Чтобы перейти на них, Коилла положила между окном и лесами доску от бывшей рамы. Потом начала протискиваться наружу. Это тоже оказалось нелегким делом: слишком уж узкое было пространство.

Оказавшись на лесах, она пригнулась, надеясь, что ее не заметят. После этого доску надо было водворить на место, чтобы никто не заметил, что раму взломали. Наконец Коилла окинула взглядом улицу, убедилась, что она пустынна, и быстро спустилась по лесам на уровень земли.

Растворившись в тени, Коилла с облегчением вздохнула и дала себе слово, что никогда не станет профессиональной взломщицей.

Дженнеста бросала стервятникам куски сырого мяса.

Около дюжины их снижались, хватали ошметки на лету и заглатывали целиком.

Ну разве они не восхитительны? воскликнула она.

Мерсадион кривовато улыбнулся и посмотрел на гарпий. С его точки зрения, этими морщинистыми, как у летучих мышей, крыльями, этой черной кожей и пастями с острыми, как лезвия, зубами, восхищаться особо не стоило. Однако высказывать свою точку зрения он не стал.

Повязку уже сняли, он знал, как выглядит рана, и это его угнетало. Всю правую половину лица усыпали волдыри, щека выглядела безобразно. Он походил на полу оплавленную свечу.

Дженнеста же гордилась своей работой и настаивала, чтобы генерал ехал по левую сторону колесницы, чтобы ей было видно.

— Знаешь, — задумчиво произнесла она, — меня немного раздражает, что мы позволили Хоброу и Уни опередить нас по дороге к Рафетвью.

34
{"b":"5661","o":1}