A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
64

— Слуфы, — задыхаясь, произнес он. — Их четверо.

Секундой позже дверь распахнулась. Вход был настолько узок, что сквозь него могла пробраться только одна тварь. Страйк видел, что за спиной у первого слуфа толкутся другие, а один и вообще висит в воздухе, хлопая кожистыми серыми крыльями.

— Начинаем! — крикнул Страйк.

Двое орков метнули карнизы — с достаточной силой, чтобы проткнуть прочную шкуру слуфа. Из груди ближайшего тут же стала сочиться липкая черная жидкость. Тварь покачивалась в проеме, мешая войти остальным, и на глазах превратилась в шестиногого волка, а потом в змею, которая, сворачиваясь и разворачиваясь, упала на пол.

Группа рядовых бросились вперед и принялась с энтузиазмом затаптывать его. От башмаков быстро пошел пар, но это не помешало присоединиться остальным. По одиночке и все вместе, они изливали на корчащую змею всю свою злость. Мало-помалу змея затихла, хотя глаза-бусинки продолжали пронизывающе смотреть на орков.

Те ощутили, как в них начинает пульсировать боль.

В атаку бросился висящий в воздухе слуф, сложив крылья, как сокол.

В игру вступили Коилла и Хаскер. Держа занавесь с двух сторон, они растянулись ее перед слуфом. Чудовище влетело прямо в ловушку. Они быстро завернули его, потом Хаскер всем своим весом упал сверху. Другой орк проткнул завернутого слуфа железным прутом от карниза. На желтой поверхности проступили отвратительно пахнущие пятна.

Все это время Серафим не сходил со своего места. Теперь он выступил вперед, рядом с ним оказалась Санара. Переплетя пальцы, они воздели руки в жесте, весьма далеком от мирного. Не было ни вспышек, ни клубов цветного дыма. Казалось, вообще ничего не происходит.

Но в этом, понял Страйк, и заключается самое главное. Потому что уцелевшие слуфы в помещение не входили.

— Прикройте нас, — скомандовал Серафим. Страйк и остальные Росомахи, несмотря на адскую головную боль, двинулись вперед. Джап высунулся и тут же нырнул обратно:

— Двое в дюжине шагов отсюда. Других рядом нет.

— Есть предложения? — спросил Страйк у людей.

Серафим покачал головой:

— Нет. Теперь дело за вами.

Держа металлический стержень, как дубинку, Страйк повел отряд в атаку.

Орки, словно выпущенные из катапульты, вылетели из помещения и бросились к лестнице, потому что слуфов в поле зрения уже не было. И отвратительно воняющий слизняк, и его похожий на насекомое товарищ скрылись.

Отряд летел вниз и вниз, по бесконечной спирали внутри шахты из белого мрамора. Страйк бежал по центральной части лестницы, размахивая железным карнизом с такой силой, что можно было сломать шею и дракону. Но слуфы перемещались поразительно быстро. Они держались вне досягаемости.

Однако, достигнув лестничной площадки, демоны круто повернулись. Боль в головах орков вспыхнула с новой силой. Большинство упали на колени или покатились вниз по лестнице. Остальные оказались в беспомощном положении, поскольку не могли двинуться назад без того, чтобы не затоптать товарищей.

Коилла ударилась головой о балясину. Шлем полетел в пустоту. Ее затошнило, голова разламывалась от страшной боли. Она разжала руку. Железный прут выпал и со звоном покатился вниз по лестнице.

А слуфы перешли в наступление.

— Ну же, используйте свою магию! — крикнул Страйк.

— Мы используем! — прокричал в ответ Серафим. — Именно поэтому они так медлительны.

— Ты называешь это медлительностью! — Прищурившись, чтобы увидеть хоть что-то сквозь режущие глаза вспышки света, Страйк еще раз замахнулся своим оружием и что было силы метнул его.

Железный карниз запутался в сегментированных щупальцах слуфа-насекомого. Чудовище закачалось. Даже на своих шести ногах оно не смогло удержать равновесие и в конце концов свалилось с площадки и полетело вниз. Оно приземлилось на спину и принялось сучить ногами, но в тесном пространстве не могло перевернуться. В ушах Страйка заревело.

А последнее чудище начало надуваться. Оно раздавалось в ширину и росло вверх, пока не заполнило собой всю лестницу. На глазах ошеломленных орков оно изменилось, перестав быть слизняком. Нижняя часть раздвоилась, на массивных лапах сформировались когти, а на верхней части распахнулась пасть с ужасающими зубами, открывающаяся и закрывающаяся в беззвучном реве. Из туловища монстра выдвинулись щупальца. Лапы с когтями застучали по камню, чудовище слегка уменьшилось в размерах, набрало скорость и бросилось в атаку.

Хаскер упал на пол, направляя железный прут прямо в пузо зверя, как делал Страйк во время борьбы со снежным леопардом. Ноги слуфа подтянулись, карниз его не достал. Размахивая щупальцами, монстр отшвыривал в стороны противников, не трудясь даже посмотреть, куда они упали. Стремясь достичь людей, он затаптывал по пути орков.

Это была ошибка. Когти зверя зацепились за куртку Росомахи. Всего лишь на секунду, но этого оказалось достаточно, чтобы чудовище потеряло равновесие и растянулось на ступеньках. Стонущий солдат, с желтой занавеской в руке, тут же подкатился к нему. На помощь подоспел еще один. Демоническое создание как раз попыталось подняться, когда занавесь пузырем опустилась ему на голову.

Монстр тут же начал превращаться в змею. Однако в чувство пришло уже достаточно орков, чтобы взять над ним верх. Они дубасили его до тех пор, пока в воздухе не завоняло черной кровью чудовища, и продолжали дубасить дальше. Испуская через ткань слабую вонь, тварь скончалась.

В этот же момент ужасная боль в головах орков прекратилась.

Большинство могли стоять или, по крайней мере, цепляться друг за друга. На этот раз впереди пошел Джап. Он осторожно пробрался мимо перевернувшегося насекомого и обрушил на его шею карниз. Увы, металл со звоном отскочил от чешуи. Сознание Росомах опять затопила боль, но ее острота быстро снизилась: это приблизились Серафим и Санара.

— Вы осмеливаетесь бросать мне вызов? — провизжал в головах у врагов слуф.

От боли у Росомах потемнело в глазах. Тварь опять бешено заскреблась, но перевернуться ей не удалось.

— Еще как осмеливаемся, — буркнул Джап и слепо ударил по твари.

От удара та чуть подпрыгнула, и не успел дворф и глазом моргнуть, как по стенке у него над головой пополз гигантский паук со скорпионьим хвостом, который немедленно ударил в сторону противника.

Это была ошибка.

Хвост оказался слишком тяжелым и оторвал паука от стенки. Чудовище полетело вниз, угодило на карниз Хаскера, на острую его часть, и, продолжая опускаться под собственным весом, накололось на прут. Верхняя часть прута пробила череп. Фонтаном вырвалась мутная жижа, сворачиваясь на полу в липкие черные пузыри.

Страйк отступил на шаг и прислонился к балюстраде:

— Отлично поработали!..

Орки радовались, хлопали друг друга по плечам или просто улыбались во весь рот. Всеобщую радость испортил Серафим.

— Праздновать пока рано. Уже светает, а еще надо добраться до подвалов.

24

Стараясь не измазаться в мерзкой жиже, орки и люди перебрались через тело слуфа. На спиральной лестнице это был нелегкий трюк, но они с ним справились и вскоре оказались в гигантском зале, ставшем накануне ареной их пленения.

Спрятавшись на корточках за перилами, Страйк смотрел, как около дюжины слуфов занимаются своими делами. По одному или по двое они вяло двигались в различных направлениях. Приди в голову хотя бы одному направиться в сторону орков, и все кончено. Но, словно благодаря чуду, ни одному из демонов это в голову не пришло. Они куда-то расползались. Вскоре последняя пара монстров скрылась под одним из тенистых сводов, и теперь в поле зрения не осталось ни одного слуфа.

Серафим прошипел:

— Быстро! За мной!

Все бросились через зал. В дальнем углу оказалась еще одна лестница, по которой они начали подниматься.

— Постой, — произнес Страйк. — Мне казалось, мы идем в подвалы. Так зачем тогда взбираться по лестнице?

— Сделаем небольшой крюк, чтобы добыть оружие.

57
{"b":"5661","o":1}