1
2
3
...
32
33
34
...
63

В темноте раздался задумчивый вздох.

– Значит, нам потребуется что-нибудь для каждого. Ну, во-первых, заклинание для знающего чародея, который живет в таком месте, как владения Паседо. Заклинание настолько ценное, чтобы он позабыл о преданности… Во-вторых, что-нибудь равноценное из области химии. Не люблю раздавать свои заклинания, но придется платить – помощь нам необходима. Что ты скажешь о заклинании, которое позволит восстанавливать утраченные конечности?

– Превосходно! Оно там пригодится, такой маг просто прославится в этом маленьком мирке, да и многим несчастным оно поможет.

– Заклинание, о котором я говорю, считывает генетический код, а потом постепенно восстанавливает недостающую часть… Это долгий процесс, но результаты могут быть потрясающие. Ладно, это решено. Но вот алхимия… С этим посложнее. Судя по всему, они уже многого достигли. Придется как следует подумать. – Булеан помедлил, а потом продолжал:

– Но как же, черт возьми, мы справимся с девушкой, если она превратилась в безмозглую давилку винограда? С ее комплекцией у нее, должно быть, потрясающая производительность.

– Мы не могли бы погрузить ее в какой-нибудь простейший гипноз?

– Да, да, – задумчиво пробормотал Булеан. – Но это все зелья и зелья, а мне бы не хотелось добавлять что-нибудь еще к тому, что уже есть. Жаль, что у меня нет второго Кристалла Омака, но мне потребовались годы, чтобы его изготовить. Демоны ловятся не каждый день. Самое лучшее все-таки попробовать как-то сторговаться с теми, кто имеет с ней дело. Я мог бы вам помочь, но это может оказаться рискованным. Возможно, их решение будет не менее рискованным, но они хоть будут действовать не вслепую. Потом еще надо будет увезти ее оттуда, а она девушка заметная.

– Крим тоже об этом говорил. А нельзя ли избавить ее от полноты?

– Это работа демона, и потребуется мое физическое присутствие, чтобы выяснить, как он это сделал; эти твари на удивление изобретательны. К тому же она не изменится, даже если снять заклинание. Она сама набрала свой вес – ни я, ни даже демон здесь ни при чем… Но к делу – вас обыскивают на въезде?

– О, въехать туда не просто. Стража следит, чтобы мы не везли с собой ничего подозрительного и не находились под действием заклинаний. Выезд гораздо проще, думаю, нам удастся все уладить без особого труда. Когда мы выберемся оттуда, нам придется привести ее в себя и отделиться от каравана. Не стоит привлекать к себе слишком много внимания. Путешествие предстоит не из легких.

– Сейчас она уже очень хорошо ездит верхом, да и сражаться сможет, если придется. Пусть вас не обманывают ее габариты. Она всегда была странноватой. Большинство девочек мечтает вырасти и стать принцессами, а она попала в принцессы, но мечтает оставаться поломойкой или давилкой винограда.

Быстро, но со всеми подробностями, какие были ему известны, Булеан описал жизнь Сэм в Тубикосе. Потом добавил:

– Теперь я покажу последнее ее изображение, которое я получил через Кристалл Омака.

Последовала слабая вспышка, Кира ощутила покалывание во лбу, и у нее в голове возникло трехмерное, движущееся и даже говорящее изображение Сэм.

– Теперь я могу понять ее самоуничижение, – сухо заметила она. – А те двое с разукрашенными телами?

– Высокая и худая с рисунками по всему телу – Бодэ, вторая – Чарли.

Кира тихонько присвистнула:

– И эта Сэм должна была или могла бы выглядеть, как она? Сходство заметно, можно даже предположить, что они сестры, но чтобы одна из них могла превратиться в другую…

– Отчасти здесь виновато ее отношение к себе. Сэм всегда казалось, что она уродина. Однако вас не просят заниматься психоанализом или избавлять ее от комплексов. Просто доставьте ее ко мне. Живой.

Кира слегка улыбнулась:

– Это будет довольно интересное приключение.

Медак Паседо неторопливо описал широкий круг в небе и опустился рядом с караваном, который расположился лагерем возле большого склада неподалеку от резиденции губернатора. Наконец-то путешественники будут ночевать в комнатах для гостей, спать на нормальных постелях и наслаждаться роскошным ужином.

Крим следил за тем, как приземлялся крылатый юноша. Тот пробежал несколько шагов, потом остановился, повернулся и не спеша направился к каравану.

– Привет, Медак, – заговорил навигатор. Когда сын герцога пострадал от Ветра Перемен, он автоматически лишился прав на всякие титулы и привилегии, официально он был ниже последнего крестьянина, хотя во владениях своего отца все же оставался важной персоной по праву рождения. Но для Крима Медак не был ни превращенцем, как для акхарцев, ни полубогом, как для обитателей приюта. Он был просто равным.

– Рад видеть тебя, Крим, – приветливо сказал Медак. – Путешествие было трудным?

– Просто Кудаан, как обычно, – отозвался навигатор. – По правде сказать, если бы вас здесь не было, я бы постарался обойти это место. В печке хорошо готовить еду, а не жить. От Кудаана одна польза: он высушивает любую простуду, после него я с неделю гарантирован от всех болячек. Здесь даже болезни не приживаются.

– Я люблю это место, – мягко отозвался Медак. – Есть в нем какая-то отчужденная красота, которая со временем становится частью тебя самого… Впрочем, мы уже много раз говорили об этом! Что ты привез?

– Последние модели двора, которые придутся по душе твоей матери и ее дамам, кое-какие побрякушки для остальных, моракский кофе, это, как тебе известно, лучший кофе, обычные заказы ваших химиков и всякую дрянь для алхимиков. Наконец-то я избавлюсь от этого груза. Стоит парочке таких горшков разбиться и перемешаться, как ты, пожалуй, воспылаешь нежной страстью к ближайшему кактусу и превратишься в подушку для булавок, едва только обнимешь своего возлюбленного.

Крылатый юноша рассмеялся:

– Ты немножко сумасшедший, Крим. Крим зарычал, изображая гнев:

– Все навигаторы сумасшедшие, сынок. Разве ты не слышал? Мы скачем вокруг костров, воем на луну и все такое прочее. Только сумасшедший будет заниматься такой работой: доставляешь всякую роскошь другим, а сам никогда ею не пользуешься.

– Но тебе это нравится, и ты не променял бы свою работу ни на что другое, ты и сам это отлично знаешь.

– Сумасшествие доказано, сэр, – серьезно кивнул Крим. – Только безумец может наслаждаться всем этим и не мечтать ни о чем другом. – Он нахмурил брови и отбросил шутливый тон. – А теперь скажи, нет ли здесь чего-нибудь такого, о чем мне лучше узнать прежде, чем мы разгрузим караван и предоставим всем развлекаться и отдыхать?

– Ничего такого, что касалось бы тебя лично. У нас было несколько гостей, некоторые приехали довольно неожиданно. А вчера вдруг объявился Замофир.

Крим вдруг насторожился.

– Замофир – здесь… Хотелось бы мне побеседовать с глазу на глаз с этим маленьким пройдохой. Он никогда не заглядывает просто так. Что же ему потребовалось?

– Мой отец посвящает меня во все, что касается приюта, но ни во что больше, я сам так хотел, – отозвался крылатый юноша. – Однако судя по тому, что я слышал, он работает на одного северного деятеля с его дождливой подружкой. Что-то им здесь надо, но я не знаю, что именно. Вокруг нас полным-полно их подручных… – Он посмотрел на небо. – Они невидимы, но я их чувствую, я знаю, что они рядом; думаю, они набирают силу после захода солнца.

Крим вдруг стал очень серьезным.

– Держись подальше от них, сынок. Им все равно кто ты и что ты. Однако интересно, что Старый Рогач никак не успокоится. Думаю, его разозлило, что один из его патрулей отправился на корм стервятникам, вот он и пустил в ход кое-кого посерьезнее.

– У меня есть заклинания, которые охраняют меня.

– Не очень-то полагайся на них, мальчик мой. Они действуют только до тех пор, пока ты не встал у кого-нибудь на пути. Если ты окажешься между этими ребятами и их жертвой, тебе никакое заклинание не поможет. – Крим вздохнул. – Ну ладно, спасибо. Ты не знаешь часом где сейчас эта усатая мышь?

33
{"b":"5662","o":1}