ЛитМир - Электронная Библиотека

– Боже мой! – воскликнул Булеан. – Да ее превратили в святую!

– Мы уловили некую нить, – заметила Йоми. – Хочешь еще попробовать?

На какое-то время воцарилось молчание, а потом Булеан спросил на чистом американском английском:

– Но ты ведь замужем за одной женщиной, Сэм? И что будет с Чарли?

Девушка не ответила и, казалось, пришла в замешательство.

– По-видимому, английский у нее стерт, – сказала Йоми. – Она понимает правильный акхарский, но считает, что ей подобает говорить только на крестьянском диалекте. Она зашла слишком далеко.

– Мы не можем ее упустить, – твердо ответил Булеан. – Осталось совсем мало времени, а она мне нужна. Они затеяли что-то серьезное, Йоми, и это произойдет в этом году. Что-то ужасное. Я не совсем уловил, что именно, но это нечто такое, что пугает даже их союзников, до которых дошли кое-какие слухи. Они только что покончили с экспериментами, а это означает, что они готовятся к чему-то более значительному. Я должен заполучить ее!

– Тогда тебе придется принять решительные меры, – отозвалась колдунья. – Надо отыскать что-то такое, что пробьет брешь в этой стене.

– Знаю, знаю, я только надеялся, что мне удастся вытащить ее, не причиняя ей новой боли, она и так уже настрадалась. – Он вздохнул. – Ладно. Кира, надень ей на шею мой амулет, который носишь с собой. Это создаст прямую связь. Может быть, я смогу встряхнуть ее.

Кира, захваченная всем происходящим, исполнила его приказ. Маленький зеленый камешек в простой оправе на медной цепочке особого впечатления не производил, но повсюду в Акахларе можно было найти тех, у кого были подобные амулеты. Они означали, что-либо в прошлом их владелец оказал Булеану какую-нибудь значительную услугу, либо их владелец достаточно верен или достаточно продажен, чтобы при случае к нему можно было обратиться.

– Ага, теперь я тебя вижу, малышка Майса-Сузама-Сэм, – прошептал Булеан. – Теперь я действительно могу общаться с тобой напрямую…

Девушка почувствовала, как в голове у нее глухо застучало, но зелье не давало ей сопротивляться.

«Ты уже замужем, Маиса!» – сказал голос.

– Нет!

«Да! Посмотри на свою руку. Видишь метку? Колдовскую метку? Видишь нить, которая выходит из нее и теряется в ночи? Ты должна верить мне. Ты замужем, и твоя супруга беспокоится о тебе, она хочет отыскать тебя. Ты сама знаешь, что это правда! А теперь – кто твоя супруга? Как она выглядит? Как ее зовут?»

Вспышки… Неясные, путающиеся образы странной, высокой женщины с раскрашенным телом… Зелье пыталось побороть эти видения, но вера, поддерживаемая волей Булеана, взяла вверх, стена не устояла. Теперь часть Майсы требовала информации. Дело пошло.

– Бодэ, – изумленно прошептала она. – Я вышла замуж за женщину, Бодэ…

«Кто замужем за Бодэ? Представь себе свадьбу. Где это было? Кто там был? Кто такая Бодэ? Почему она тебя любит? Ты должна мне ответить. Ты должна отыскать ответы у себя в голове!»

Вопросы и приказы следовали один за другим, жесткие, настойчивые, неотвратимые.

– Сузама Бодэ… это Сэм… – Перед ней промелькнула картина: она врывается в странное, полузнакомое жилище Бодэ. Очень похоже на лабораторию, но не лаборатория. Она кидается на высокую татуированную женщину и заставляет ее что-то… что-то…

– Художница… алхимия… Бодэ… любовное зелье… – Это было похоже на кирпичную стену, по которой сначала прошла маленькая трещина, открылась только часть того, что было за ней, но чем больше становилось видно, тем быстрее рушилась стена, тем больше открывалось взгляду.

– Чертовски могущественный пройдоха, – одобрительно заметила Йоми.

«Как? Почему?» – Давление, приказ, ни малейшей поблажки.

– Спасти… спасти… Шарлин… – Лицо прекрасной девушки с затейливыми узорами вокруг глаз в виде небесно-голубого мотылька… – Друг… лучший друг… Звали… Шари. Да, еще… еще Чар-ли-и. Чарли.

«Вспоминай! Ты должна вспомнить! Чарли, Бодэ, Сэм… Свяжи их, пробей стену! Вспоминай… Вспоминай… Вспоминай!!!»

Все быстро вставало на свои места, ее новой личности было приказано хотеть, даже требовать информации. Информации было много, слишком много. Она не могла разобраться в деталях, понять все сразу. Все это просеивалось через личность Майсы, личность, которая управляла мозгом. Невольно, по мере того как информация открывалась, шла оценка этой информации. Сэм паразитировала, Сэм была недовольна собой, у Сэм ни в чем не было уверенности… Но она-то и была Сэм, и все же ей не нравилась Сэм…

– Быстро, – рявкнул Булеан. – Остаток антидота! Все и немедленно!

Кира налила антидот в чашку, стараясь не пролить ни капли, и приказала:

– Маиса, возьми это и выпей до дна!

Девушка автоматически взяла чашку, и Кира затаила дыхание: на мгновение ей показалось, что девушка опрокинет ее, но та рассеянно повиновалась.

Вдруг ее глаза широко раскрылись, она смотрела не на окружающих, а куда-то вдаль, она видела что-то, доступное только ей одной.

– Не знаю, какой она проснется, знаю только, что это будет женщина с больной головой, – сказал Булеан. – Но это все, что я могу сделать на расстоянии. Если бы ей нравились мужчины, если бы она не согласилась официально зарегистрировать свои отношения с Бодэ, нам действительно пришлось бы бороться с этим зельем напрямую, с помощью антидота, а после него ничего бы не осталось, нам не за что было бы уцепиться. Я твой должник, Йоми, ты сделала анализ зелья, ты угадала ее состояние, ты держала на расстоянии Гончих преисподней. И я уже обязан тебе теми двумя. Если бы Бодэ погибла, брачное заклинание утратило бы силу, и всему бы пришел конец.

– Черт возьми, еще бы ты мне не был должен, – отозвалась старуха. – И когда-нибудь, в свое время, я приду за своим долгом. А пока хватит и того, что ты помешаешь этому сумасшедшему.

– Я не рискую дольше задерживаться, – сказал чародей. – Несмотря на превосходную защиту Йоми, они знают, что я брожу по эфиру, и пытаются отыскать мой след.

– Если ты так чертовски могуществен, почему бы тебе просто не пожаловать сюда? – поинтересовалась колдунья.

– Потому что это привлекло бы в этот каньон такую силу, что даже я не смог бы ей сопротивляться, и это прикончило бы всех нас, – отозвался чародей. – Ты думаешь, почему я застрял здесь? В моей собственной средине у меня есть источник, из которого я могу черпать энергию, соратники, которыми я могу распоряжаться. За ее пределами я всего лишь один из многочисленных акхарских магов, не лучше и не хуже других. Наша сторона терпит поражение, Йоми. Она слаба и разрозненна, а Клиттихорн становится все сильнее и увереннее. Эта девушка – не пешка. Она – наш последний, отчаянный шанс.

– Тогда отправляйся, – ответила Йоми, – а я прослежу, чтобы «ни трогались в путь.

И даже Кира, не обладавшая магическим даром, почувствовала, что Булеан ушел.

Прекрасная женщина внимательно посмотрела на чародейку:

– Что он имел в виду, Йоми? Что затевается там, на холодном севере? Что это такое, если этого боятся даже такие люди, как ты и Булеан? И при чем тут эта девушка? Принцесса Бурь обладает мощным и уникальным даром, но вряд ли он может нести угрозу миру. Или я что-то не понимаю?

Йоми хихикнула:

– Очень уж они все скользкие. Клиттихорн решил объединиться с Принцессой Бурь. Тебе известно, что в последнее время кое-где в Акахларе Ветры Перемен стали чаще и сильнее?

– Да, но что из этого? Нам всегда приходилось жить в страхе перед ними.

– Мир в целом все же сильнее, чем Ветер Перемен, который действует только на малую часть мира. Даже Ветер Перемен подчиняется тем силам, которые создали этот мир, с его солнцем и ветрами, гравитацией, центробежными и магнитными силами. Не важно, как может Ветер изменить какой-нибудь район, этот район все равно относительно мал, а основные силы незыблемы и вскоре устранят разрушения. Все, что влияет на погоду, климат, влияет и на Ветер Перемен. И попадает он в Акахлар не иначе как через точки, в которых создается некая слабина. Говорят, Клиттихорн нашел способ создавать эту слабину, поэтому он может призвать Ветер, но не может влиять на него. А Принцесса Бурь может влиять на силу ветра, его интенсивность и длительность. Они недолюбливают друг друга, но одному без другой не обойтись, а вместе они грозят превратиться в бич Божий.

45
{"b":"5662","o":1}