ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Из гриферов – в герои. Книга 1
Испанская тетрадь. Субъективный взгляд
Три «танкиста»
Маги без времени
Свои зубы навсегда
Лунная колдунья
Разделяя боль. Опыт психолога МЧС, который пригодится каждому
Кто. Решите вашу проблему номер один
Камин для Снегурочки

========== 1. О вреде ночного графика работы. ======

- Доктор Ларсен, срочно пройдите в приемный покой! – голос, звучащий по громкой связи, вырывает меня из приятного состояния полусна. Черт, а я только настроилась на спокойное дежурство... Ладно, надеюсь, там очередной подросток, неудачно покатавшийся на скейте. Хотя, какой скейт в час ночи?.. Поспать не дадут, изверги...

С такими мыслями я плелась из ординаторской по коридору в сторону приемника, из которого доносились возгласы и вопли разной степени интенсивности. Видимо, всё-таки не подросток...

- Ну, кто у нас тут? Автодорожка или подра... охтыжепттвоюбогадушумать! Кто его так? Откуда привезли?! Готовьте операционную, я звоню профу!

- Доктор Ларсен, профессор Уондер уехал и велел не беспокоить его сегодня...

- Вашу мать! Я одна не справлюсь, и вообще – у меня нет разрешения на такое вмешательство!

Я истерично хватаю телефон и набираю сотовый шефа. Три гудка... семь... двенадцать... Черт... черт... черт!!!

- В операционную его! Готовьте реанимацию! Бегом!

- Но, мэм, вы же сказали...

- Я сказала – БЕГОМ!!!

Бегу по коридору следом за каталкой, по пути снимая форменный халат и бросая его медсестре. Проклятье! Проф! Какого черта! Так, все, успокойся. Не до этого. Истерить будешь потом, когда сделаешь. Успокойся, я тебе сказала!!!

- Свет! Давление?

- Девяносто на шестьдесят пять.

- Пульс?

- Нитевидный. Дыхание затруднено.

- К аппарату его.

- Мэм, у него... рот зашит!

- Чтоооо?! Как зашит? А, черт! Обработать раны! Ножницы! Нитки вынуть, обработать и к аппарату!

- Мэм, он может задохнуться от попадающей крови!

- Или точно загнется без аппарата!

Господи, парень, кто ж тебя так?

- Повреждения на груди и животе?

- Ссадины, сломаны одиннадцатое и двенадцатое ребра справа, без смещения. Исходя из первичного осмотра, внутренние органы целы.

- Конечности?

- Только ссадины и порезы.

- Ладно, первым этапом – спину!

Спину... сплошное месиво из кожи, порванных мышц и мелких осколков костей. Такое ощущение, что парню пытались вырвать позвоночник, и небезуспешно. Никогда не видела таких травм. Даже у байкеров, а уж эти как бьются...

Осколки... кусочки темного металла. Что за дрянь такая? На пули не похоже, да и рассыпаны по всему позвоночнику, поди выковыряй...

- Шьем продольно. Аккуратно, кожа очень тонкая. Сэм, что с лицом?

- Нормально. Красавцем не будет, но ничего. Хотя, сама знаешь, наша пластическая хирургия...

- Заткнись и шей! Без тебя тошно! Все? В реанимацию его.

Выхожу из операционной вслед за каталкой, стягиваю окровавленные перчатки, халат и бросаю в урну. Голова кружится, меня шатает, как алкоголика с тяжелого похмелья. На стене напротив – часы. Шесть двадцать утра. Мда... а как хорошо начиналось...

Устало прикрываю глаза и сползаю на кресло.

Я иду по улице, подставляя лицо лучам майского солнца. Оно пригревает весьма ощутимо, хотя календарная весна ещё не закончилась.

Улыбаюсь сама себе. Сегодня год. Ровно триста шестьдесят пять дней, как я получила лицензию на медицинскую деятельность на территории США. И три года, как я живу здесь. Мне двадцать семь, я живу в маленькой съемной квартирке на Манхэттене и безумно влюблена в своего мужчину. Его зовут Honda Hornet 900*, и это мой мотоцикл. Каждое утро мы встречаемся с ним и едем на работу или погулять. Вот и сейчас, взмокшая от весеннего солнышка, в косухе и со шлемом, я иду на стоянку, где он скучал без меня последние сутки.

Водрузив свою пятую точку в седло, я поерзала, устраиваясь поудобнее, вставила ключ в замок и выжала сцепление. Мотоцикл довольно заурчал, приветствуя наездницу.

- Привет, мой хороший. Я тоже по тебе скучала, – я сняла подножку, выкрутила газ и с рыком выехала со стоянки, слегка прищурившись на свет. Надо будет поменять визор** на поляризирующий***, определенно надо. И шлем запасной купить.

Улицы Нью-Йорка – это сущий ад для водителя. Особенно, если ты девушка на мотоцикле. Крутить головой на триста шестьдесят градусов и обладать звериной реакцией – залог выживания. Пообщавшись пару раз с местными водителями и собрав несколько зеркал, я это усвоила и теперь преодолеваю этот лабиринт не сказать, что с легкостью, но с извращенным удовольствием точно.

Заехав во двор госпиталя, я загнала железного друга в тенек и пошла к служебному входу.

- Привет, детка! Ты сегодня позже обычного, хорошо погуляла, поди?

- Здравствуй, Сэм. Более чем хорошо – трасса, ветер и никаких придурков с сигаретами. Кстати, малыш, есть просьба... – Сэм расплывается в довольной ухмылке. Редко, ой редко я с ним так мило общаюсь.

- Что угодно для тебя!.. – выдыхает он с дымом, подходя ближе.

- Завещай мне свои легкие, когда загнешься? Я погружу их в формалин и буду пугать впечатлительных практикантов!

Оставив Сэма ругаться мне вслед, я иду к комнатам персонала. Стягиваю с себя жаркую экипировку, натягиваю любимый зеленый костюмчик и халат. Сегодня я в ночь. С Сэмом. А, и ладно – надеюсь, обойдется без происшествий.

Вечерний обход закончился ловлей костылей миссис Кроп, попавшей к нам неделю назад – дражайший муж выбросил из окна второго этажа. Легко отделалась – цело все, кроме левой ноги.

Отлично. Наполовину гашу свет в ординаторской, забираюсь в кресло с кружкой чая, ноги – на стол... К дежурству готова! Как спать хочется...

- Агата!!! Что ты творишь! Ты в тюрьму хочешь?! – разлепляю глаза и вижу перед своим носом перекошенное лицо профессора Стивена Уондера, заведующего нашим веселым отделением. Господи, сколько я тут просидела? Как же шея болит...

- Сэр, здравствуйте. Я не смогла до вас дозвониться, операцию откладывать было нельзя, и я приняла решение...

- Да мало ли что ты приняла там себе! Ты не имела права!

- Сэр, но пациент поступил в крайне тяжелом состоянии, ждать до утра было нельзя...

- Ты должна была ждать! Ты не можешь проводить такие операции! Ты тут без году неделя, пигалица! – я начинаю тихо закипать. Девочка, поди туда, девочка, ты должна то, девочка, ты сегодня дежуришь, девочка, у вас там в Сибири все такие? Твою мать!

- Сэр, я дежурный врач приемного покоя, и я приняла решение. Вас не было, и ждать я не стала. Мы с Сэмом...

- Да ты понимаешь, что он мог умереть у тебя на столе?! Ты и Сэма за собой потащила!

- Но не умер же! Проф, вы серьезно думаете, что я клиническая идиотка, которая не понимает, что делает?! Если вы так боитесь за свою репутацию – я сама буду вести пациента! И если будет надо – сама отвечу!

Профессор смотрит на меня сверху вниз удивленно и чуть растерянно. Так я с ним за три года работы еще не разговаривала. Замечаю, что стою, задрав подбородок и сжав кулаки. Во зрелище-то, а. Точно, пигалица.

- Ладно, Ларсен, веди его. Будет твое первое задание. Не справишься – уволю.

Он поворачивается ко мне спиной и уходит. Говорить что-то вслед бессмысленно. Поздравляю вас, мисс Агата Ларсен. С первым заданием поздравляю. Главное, чтобы теперь оно скоропостижно не загнулось.

*Собственно, мотоцикл: http://s019.radikal.ru/i618/1209/b0/867235d7b1ab.jpg

**Визор – часть мотоциклетного шлема, представляющая из себя стекло для защиты от пыли, насекомых и общей безопасности пилота.

***Поляризирующий визор – см. выше. Работает, как хорошие солнцезащитные очки.

====== 2. Явление героя ======

Добравшись до ординаторской и допив давно остывший чай, я с удивлением обнаружила, что спать уже не хочется. Зато очень хочется жрать. Не кушать, не есть, а именно жрать! Откопав в холодильнике вчерашний гамбургер, я откинулась в кресле и задумалась, механически пережевывая холодную котлету. Парень этот... кто он вообще такой? Откуда взялся посреди ночи с такими травмами? Надо выяснить кто его родственники, сообщить, что живой и таким, надеюсь, останется. И в полицию заявить, если не они его притащили.

1
{"b":"566355","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Порог
1917: Трон Империи
Математик. Закон Мерфи
Верные. Книга 4. Дорога к дому
Соль Саракша
Последняя из рода Тюдор
Личная кошка Повелителя
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Русский шеф в Нью-Йорке