ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гасанзаде Ульвия

Синее дерево

Ульвия Гасанзаде

СИНЕЕ ДЕРЕВО

Мне хотелось хоть как то разделить его боль. Я просила бога освободить его от этих страданий. Я просто на могла представить, как он сможет жить дальше. Один день, всего один день, и жизнь превратила его из молодого преуспевающего человека в жалкого тщедушного старика. Молодой старик. Странно, как то не укладывается в голове все происходящее. Все было настолько нереально и в то же время так жестоко реально, что от бессилия хотелось умереть.

 Каждый раз после того случая, когда я заходила проведать его, я заставала его в одном и том же положении. Он полулежал на любимом диване Джулии и смотрел на синюю картину. Синей, эту картину назвала Джулия. Как то раз, она попросила меня сходить с ней на выставку одного молодого художника. Художник этот, не был никому известен. И посетители на выставке, в основном,  были случайными людьми. Художник оказался в своем роде оригиналом, и нам очень понравилась эта самая картина. Картина чем то напоминала кисть Ван Гога, но отличалась большим блеском и яркостью красок. Что нас поразило в ней больше всего, так это единственный герой картины - большое синее дерево. Это дерево стояло на высоком холме, контуры которого лишь  весьма смутно можно было различить в тумане. И на фоне этой неясности, непонятных угрюмых гор вдалеке, явственно проступало большое синее дерево. Я помню, как я долго спорила с Джулией, что это дуб, а она утверждала что это была большая плакучая ива. Наш спор длился так долго и так незаметно перешел в маленький беспорядок, что к нам подошел автор картины. Улыбнувшись он сказал: "Это не дуб и не ива. Это дерево моей мечты. Его не существует. Оно такое большое и раскидистое, потому что олицетворяет для меня мой отчий дом, которого у меня никогда не было. А синее, потому что для меня синий цвет - это символ любви. Чистая, как небесная лазурь. Посмотрите вот сюда," - показал он нам неясные очертания всего, что окружало дерево. "Все это -мир, в котором мы с вами живем. А дерево, единственно олицетворяющее жизнь, в самом лучшем своем понимании, воплощение самого святого для меня." Он улыбнулся нам такой десткой и открытой улыбкой, что нам непременно захотелось купить это чудо. И сразу поняли, что именно такой подарок Стив хотел бы получить на день рождения. Мы были первыми покупателями этого оригинала, он даже не хотел брать с нас деньги, но буквально втиснув ему деньги, мы тронулись в путь. Стив влюбился в эту картину с первого взгляда. Он поставил Джулию рядом с картиной и сказал: " Ты точно похожа на это дерево". Помню, как Джулия хитро спросила, как это человек и дерево могут быть похожи друг на друга, и что за такие глупости он болтает, на что Стив дал вразумительный ответ: "Для меня, вы похожи по смыслу и содержанию". Джулия сердито метнула на меня взгляд, поняв, что суть картины Стив понял не без моей помощи, обняла его и сказала: " Нет, это ты будешь моим синим деревом. На всю жизнь".

А сейчас, он сидел и смотрел на это дерево, которое олицетворяло для него девушку, которую он любил больше жизни, и которая уже не могла назвать его Синим Деревом.

"Стив",- обратилась я к нему,-" может я заберу картину на несколько дней домой." Он даже не обернулся на меня. Больше всего я боялась, что он замкнется в себе, не впустит меня к себе, и рана его не излечится. Что же я могла сделать. Я старалась хоть как то помочь ему, поддержать, но все было впустую. Он ушел в себя. Боль от потери лучшей подруги сменилась болью за друга. Каждый вечер, что я навещала его, представлял собой одну и ту же картину. Стив , сидящий на диване, множество пустых бутылок из под виски, и синяя картина. Я только заметила, что он поменял местоположение картины. Раньше она висела в гостиной, над роялем, а сейчас, он, перетащив диван в спальню, повесил картину прям перед кроватью Джулии. Как будто эти два неживых предмета могли заменить ему Джулию.

                Поначалу, я лишь слегка тормошила его, слабо пыталась вытащить его из своей раковины, рана была свежа. На работе он не появлялся уже с месяц, и вот наконец, я подбодрив сама себя, решила сходить к нему и хоть как то растормошить его. Я открыла дверь ключом Джулии, который я решила на время взять себе после ее смерти, так как очень боялась за Стива. Он мог не слышать стука в дверь или просто находиться в прострации. Была слышна какая то музыка, в которой, я позже узнала старую пластинку, подаренную как то мной Джулии, и которую они очень любили. Музыка представляла собой некую смесь старого джаза с классикой. Стив, на этот раз, лежал на кровати, со стороны Джулии, и смотрел невидящими глазами сквозь картину. Я сразу поняла, что что то случилось. Он как то странно повел себя на этот раз. Даже взглянул меня и как то в полузабытьи улыбнувшись сказал: " Привет, мы как раз с ждали тебя". И показывает на дерево. Никогда не забуду его глаз, полных боли и надежды пожить еще немного, в выдуманном им же самим, мире. Я уже не помню, кто первый закричал, но помню что я была как безумная. Я схватила Стива за руки, начала трясти его, бить по щекам, потащила в ванную, вылила на него целый ушат холодной воды, и плакала: " Стив, Стив, очнись, прошу тебя, не уходи, второй потери я не переживу. Проснись же, пойми наконец, ты должен жить". Не помню какую еще ахинею я несла, но, результат был желаемый. Стив заплакал, кажется впервые после смерти Джулии, он плакал как ребенок. Он обнял меня и его рыдания потрясли все мое существо. Но это уже было хорошо. Он понял наконец то, что ее нет. " За что Мэг, за что?", - спрашивал он меня. Как будто я могла ответить на этот вопрос. Я прижала этого большого ребенка к себе, гладила по голове и думала о несправедливости происходящего. Эти два человека, Джулия и Стив были самыми родными для меня существами на свете.

Родителей я потеряла еще в детстве, а других близких родственников у меня не было. С Джулией я познакомилась на одной лекции по паронормальным явлениям. Помню, как Джулия опоздала на лекцию, и в результате, не найдя свободного места устроилась на полу, прям перед профессорским столом. Он взглянул на нее удивленно, и лишь попросил немного подвинуться, чтобы не загораживать ему путь. Лекция была посвящена явлениям, не поддающимся объяснению . Джулию интересовала возможность перевоплощения человека после смерти во что либо другое. И возможно ли было существование " этого чего либо иного" в реальном мире. После лекции я подошла к Джулии и спросила, серьезно ли она интересуется этим вопросм или это всего лишь праздный интерес. Вместо ответа она почему то улыбнулась мне и спросила: "Вы сегодня обедали?". "Я, просто, умираю от голода",- продолжала она.

Мы как то сразу подружились. Знаете, так бывает, что вроде знаешь человека вс жизнь, и в результате оказывается, что вы совершенно чужие друг другу люди, и  наоборот. Джулия сразу стала родным для меня человеком. Как она потом объяснила мне, она  верила в случайности. Она всегда была уверена в том, что все в мире происходит не просто так. И как она сказала, две ищущие и страждущие души сразу нашли и увидели друг друга в серой толпе.

                Джулия была высокой девушкой. Себя она считала некрасивой, единственное, что она признавала в себе стоящего внимания это были ее волосы. У нее и правда были чудные волосы. Длинные рыжие вьющиеся волосы, могли вызвать зависть у самой большой модницы. Но она всегда была слишком строга к себе. У нее были большие зеленые глаза, в которых всегда сидел вопросительный знак. Ряд веснушек, на мой взгляд, делали ее маленький курносый носик, даже пикантным. Она была немного худощава, и всегда жаловалась, что не может никак поправиться. Была очень жизнерадостной, никогда ни унывала, бралась за любую работу, и вечно что то напевала себе под нос. Я не всегда понимала ее, т.е. я не понимала как человек может радоваться всему, дереву ли, камню ли, или просто общению с каким либо оборванцем. В ней было столько энергии, что хватало на двоих с избытком. Я тоже довольно любознательный человек, но она порой могла свести с ума своими вопросами. На лекциях, когда Джулия задавала вопрос, профессора улыбались и просили ее подойти после лекции, так как знали, что в ином случае все  занятие будет посвящено спору с этой рыжеволосой бестией, как они ее называли. Она была очень привязана ко мне.  Я была старше ее на два года и она считала меня эталоном во всем. Я так и не смогла вдолбить ей, что я была бы счастлива хоть в чем то быть похожей на нее. Она была очень чудной и очень доброй. Помню как она заболела сильно, у нее была высокая температура и я не отходила от нее ни на шаг, оставалась в ее комнате ночи напролет.  Вполузабытьи, она просила меня уйти, пойти поспать.Правда, утром, чтобы успокоить ее, я говорила, что пришла за несколько минут до того, как она проснулась, но она лишь упрямо мотала головой. Потом, когда дело пошло на поправку, она, как то, посмотрела на меня и сказала: " Незнаю, смогу ли я отблагодарить тебя за все, что ты для меня делаешь?",- и заплакала. И тогда мы поняли, что мы никогда не расстанемся. Обнявшись, мы плакали и смеялись, и я ей сказала :"Ты уже отблагодарила меня с лихвой".

1
{"b":"56661","o":1}