A
A
1
2
3
...
27
28
29

— Думаю, что не покинет. Пайпер уверен в своем оружии, а Кларендон клянется, что Гаммельнский крысолов умер бы от зависти. За время Вашей десантной операции мистер Феррис закончил ремонт.

— Тогда, полагаю, можно отправляться.

— Вы уверены?

— Да. А что до моих царапин… не стоит делать из них проблему. Памела на славу меня заштопала.

Адмирал снова прочистил горло.

— Моя племянница, кажется, потеряла к вам интерес. Так неожиданно… Я озадачен.

— Сам не знаю, почему, — пробормотал Баррет.

Они вышли из каюты и поднялись на мостик. Северный склон холма все еще был объят пламенем. На полубаке раздался грохот цепи на брашпиле, потом — удары колокола. Баррет подошел к телеграфному аппарату и прозвонил «Готовность». Якорь был поднят, и «Катана» плавно заскользила по волнам — туда, где из моря поднималась золотая арка восходящего солнца.

Может, это глупо и сентиментально, подумал Баррет. Но он не мог избавиться от мысли, что ясное небо на рассвете — доброе знамение.

Они шли к югу. Ветер дул в корму, из трубы поднимался вертикальный столб дыма. Основная часть пути была пройдена. Вскоре на мостик пришел Пайпер — его аппарат был собран и готов к работе. А потом появилась Джейн. В руках она держала поднос, а на нем — кофейник и свежеиспеченные лепешки. Адмирал вспомнил, что обнаружил в спальне капитана Холла портсигар, и незамедлительно пустил сигареты по кругу.

Теперь можно не экономить припасы. Будет кофе, и свежий хлеб, и табак. На борту царило праздничное настроение. Джо пел на родном языке, аккомпанируя себе на гитаре, звенели детские голоса, отовсюду звучал смех…

— У нас гости, — сообщила Памела, которая следила за радаром в рулевой рубке. — Два корабля вышли из порта. Один большой, один маленький.

— Расстояние? — спросил Баррет.

— Двенадцать миль.

Баррет и адмирал прошли к правому крылу мостика. День был по-прежнему чудесный, но северный ветер принес небольшую дымку. В бинокль Баррет разглядел корабли. Первый он поначалу принял за огромный танкер. Второй, мышино-серого цвета, казался рядом с ним крошечным, но выглядел зловеще.

— Танкер и эсминец, — пробормотал Кайн.

Баррет продолжал изучать корабли.

— Нет… — он подстроил оптику и добавил более уверенно: — Нет. Больший — одна из посудин Шоу Сэвилла. То ли «Северная звезда», то ли «Южный Крест».

Однако где-то в глубине души все еще шевелились сомнения. Картина была уж слишком знакомой: большой пассажирский лайнер, ожидающий от руководства порта указаний по швартовке.

— Все верно, — заявил адмирал. — Я их знаю. Двигатели на корме.

Мир снова стал реальным и жестоким. Прошлое не вернется, что бы ни происходило. Команда «Катаны» собралась на полубаке: Джейн, адмирал, Памела и Пайпер — компания сумасшедших, пытающихся спасти человечество. А на полуюте возвышалось фантастическое сооружение с торчащими во все стороны антеннами и рефлекторами, сверкающее электроникой, точно хрустальная люстра.

— Что они там делают? — спросил адмирал. В его голосе сквозило разочарование. — Мы уже опоздали?

На мостике эсминца замигал ослепительный свет. Баррет поставил стакан, вытащил прожектор Альдиса и послал ответную вспышку.

«Назовитесь», — прочитал он.

«Катана».

«Немедленно остановитесь. Вход в порт запрещен».

— Сообщите им о наших намерениях, — проворчал адмирал. — Скажите… о, черт! Просигнальте этим идиотам, чтобы они слушали на УКВ.

— УКВ, — просигналил Баррет. — Двенадцатый канал.

Он отложил прожектор и направился в рулевую рубку, чтобы включить лоцманскую рацию.

В динамиках затрещало, потом из помех выплыл голос:

— Прием. «Квагга» вызывает «Катану». Прием. «Квагга» вызывает «Катану». Немедленно остановитесь. Каковы ваши намерения?

Кайн схватил микрофон.

— Говорит адмирал Кайн. Нахожусь на борту с оружием высокой мощности для борьбы с крысами, намерен применить его.

— Остановитесь. Немедленно остановитесь.

Баррет знал, что должен подойти к телеграфу, прозвонить «готовность», а затем — «стоп машина». Но его сознание отказывалось следовать старым привычкам и старой логике. Конечно, задержка в несколько минут — или несколько часов — не имеет значения. У них есть могучее оружие — вот оно, собрано и стоит на полуюте. Но их ждут крутые перевалы Норт-Хед и Саут-Хед, а за ними — страшные орды, которые разрушили его город. Возможно, это называется «поддаваться эмоциям»… а может быть — «слушать свое сердце». Во всяком случае, его чувства сейчас разделяли многие.

— Черт побери, кто у вас командующий? — возмущенно крикнул адмирал. — Я желаю говорить с ним. Немедленно. Скажите ему, что здесь Кайн. Адмирал Кайн.

Из динамиков послышался новый голос, какой-то бесстрастный.

— Лейтенант-командор Уилкинс. Я командующий. И требую, чтобы вы остановились.

— Потише на поворотах, Уилкинс. Я помню Вас еще сопливым щенком. Посторонитесь и не мешайте выполнять работу.

— Остановитесь немедленно, — повторил капитан эсминца. И затем, видимо, обращаясь к товарищам: — Вот упрямый осел!

Кайн бросил микрофон на стол и обернулся к Баррету: — Вы слышали?

— Конечно, — отозвался Баррет. Сейчас его мысли занимало лишь одно: несколько минут назад было принято решение запустить установку Пайпера примерно в полумиле от Саут-Хед. Баррет посмотрел на экран радара.

— Ступайте на корму, док, — проговорил он, обращаясь к ученому.

Вспышка оранжевого пламени и клубы белого дыма с ревом вырвались из орудия эсминца. Снаряд упал как раз между «Катаной» и границей порта, подняв огромный водяной столб.

— Немедленно остановитесь, — гундосил голос из динамиков.

Баррет застыл. От цели их отделяла какая-то миля. Не больше пяти минут ходу. Он наблюдал, как медленно разворачивается панорама берега. Вот уже полмили…

Новый залп. Снаряд упал чуть ближе.

— Придется заказывать новый брашпиль, — вполголоса пробормотал адмирал. — Старому каюк.

— Немедленно остановитесь…

— Да вырубите эту шарманку, — с отвращением проговорил Баррет.

И снова залп, но теперь эффект был весьма ощутим — ощутим физически.

— Вот сукин сын! — выругался адмирал. — Он все-таки достал нас! Да еще ниже ватерлинии!

Но на экране показался заветный кружок. Вот оно.

— Самый полный лево на борт! — скомандовал Баррет. — Самый малый вперед!

— Мистер, корабль плохо идет, — пожаловался Карл.

— Влево стоп. Самый малый вперед и влево. И сразу стоп, Карл.

— Дифферент на нос, — сказал адмирал.

— Лишь бы корма не погрузилась. Как там наш Крысолов? Еще флейту не настроил?

И тут корабль задрожал, как живое существо — это заработала установка Пайпера. Звук не улавливался ухом, но каждая деталь на корабле, до самого мелкого винтика, отозвалась звоном. Под консолью радара что-то звякнуло, точно лопнул стеклянный бокал, экран на миг осветился и потух. Баррет выключил его и вышел на палубу, где уже собрались все, кто был на борту «Катаны». На горизонте вставала причудливая громада Норт-Хед, а рядом — зубчатый силуэт Саут-Хед.

Вначале ничего не было. А потом… Казалось, с горы потек сель. Он разделялся на рукава и обрушивался в море. Бесконечная живая лавина — отвратительная, серая. Она становилась все гуще, покрывала море колышащейся пленкой… и вот она уже приближается к раненному кораблю. Баррет знал, что «Катана» долго не продержится.

И тогда…

И тогда она уйдет под воду вместе со своими пассажирами, все еще живыми, и с жертвами возмездия, которое они совершили прежде, чем кануть в вечность.

Он прижал к себе Джейн.

— Ну что же, — произнес он. — Попытка была неплоха.

— Шлюпки, — пролепетала она.

— В море, полном крыс… что толку в шлюпках?

Адмирал неожиданно расхохотался:

— А ведь леди права, черт возьми! Сейчас акулы славно попируют — а заодно облегчат нам работу!

Баррет бросился к телеграфу и прозвонил «Стоп!», а потом — «Отключай машины!» Теперь крысоловы могли позаботиться о бегстве с тонущего корабля.

28
{"b":"5669","o":1}