ЛитМир - Электронная Библиотека

Karl Edward Wagner

The Gothic Touch, 1994

перевод: Андрей Тищенко

Жестокое соприкосновение [Дух готики]

Ночь сгущалась слишком быстро. В свинцовом небе сверкала молния. Раскаты далекого грома звучали уже не так далеко. По небу в поисках укрытия проносились чернокрылые птицы. Эльрик понюхал воздух, откинул с лица белые волосы. Конь беспокоился под его бедрами.

Мунглум досадливо оглядел горизонт. Они проскакали весь день. От человеческой погони они пока что отделались, но буря быстро настигала их. — Нам нужно найти какое-нибудь убежище.

— ОНИ искать убежища не будут. — Эльрик напряг память. Он не был знаком с достопримечательностями той части страны, через которую они спасались бегством, но он помнил болтовню о разрушенном замке, где якобы обитали привидения. Легенда такого рода способна отпугнуть чужих, и лучше отбиваться за стенами, если до того дойдет, чем оказаться, как лиса, затравленным.

Гроза стала ближе. Ни Эльрик, ни Мунглум не услышали удара, когда молния разодрала землю прямо позади них. Пришлось вцепиться в седла, когда их охваченные паникой кони стремглав рванули сквозь внезапный ливень.

— Туда! — крикнул Эльрик. Разорванное молнией небо явило взору каменные стены впереди. Они с Мунглумом старались совладать со своими конями, кое-как направив их на полном скаку в пролом, в обнесенное стеной пространство.

— Там свет! — показал Мунглум, когда они пересекли внутренний двор. В пропитанном дождем ветре Эльрик почуял дым. Большая часть внутреннего строения еще стояла, хоть и разрушилась частично. То, что, по-видимому, было самим замком, сохранило остатки крыши. Сквозь его зияющие ворота виднелся огонь.

Снова ударила с грохотом молния. Эльрик и Мунглум двинули коней через дверной проем замка, не беспокоясь о том, с кем могут столкнуться. Внутри помещения было довольно сухо, даже, пожалуй, затхло из-за давнего запустения. В массивном очаге пылал сильный огонь. Сломанный стол был уставлен едой и вином. И не было никого.

— В этом замке должны обитать привидения? — Мунглум изучал тени этой похожей на пещеру комнаты. Немногое избежало обращения в прах, сгнившие гобелены, полуразвалившаяся мебель. Кто бы ни разрушил замок, разграбить его он не задержался.

— Во ВСЕХ разрушенных замках обитают привидения, — сказал Эльрик, спешиваясь. — Во всяком случае, таково общепринятое мнение. Теперь привяжи наших коней. Кто-то здесь живет, и мы воспользуемся этим огнем.

Пока Мунглум занимался лошадьми, Эльрик избавился от плаща и согрелся у огня. Худенький альбинос плохо переносил холодную, дождливую ночь. Он обратил внимание на еду и питье на столе. Три прибора. Сыр, хлеб, холодная дичь, яблоки, вино и, — Эльрик деликатно понюхал бутылку, — бренди. Он налил бренди в чашу ярко-красного стекла. Место его изготовления он определить не мог, но оно оказалось превосходного качества и согрело его.

Мунглум вернулся от коней и чуть не выбил чашу. — Там может быть яд!

— Кто же знал, что я здесь буду? — После неполных двух дней бегства Эльрик обессилел. Он отломил кусочек хлеба. — Попробуй дичь, Мунглум, и, если она отравлена, сообщи мне.

— Приготовлено три места, — заметил Мунглум. — А здесь никого нет. И где ты в это время года найдешь свежие яблоки? Говорю тебе, в этом замке обитают привидения.

— Этот огонь развели недавно, — сказал Эльрик. — Наши хозяева — тоже путешественники, ищущие на ночь убежище. Когда разразилась буря, они выскочили, чтобы позаботиться о конях и вещах. Я уверен, что скоро они к нам присоединяться.

В образовавшихся в стенах и крыше замка щелях штормовые ветра стонали столь неистово, что Эльрик не сразу услышал слабый стон Буреносца.

Положив руку на эфес рунного меча, Эльрик уставился на пустой дверной проем.

Молния зажгла ночь. Проем уже не пустовал.

То был мужчина чрезвычайно крупный по человеческим меркам, одетый в кольчугу, кожаные штаны, высокие сапоги, и развевающийся черный плащ. Несмотря на дождь, его длинные рыжие волосы истрепались на ветру. Во вспышке молнии показалось, что глаза его горят холодным синим огнем. В левой руке он держал длинный меч; в правой — человеческую голову.

Молния потухла.

Эльрик обнажил Буреносец.

Мужчина уже находился возле огня.

— Мы оба любим драматические выходы, — сказал мужчина. Он поднес к свету отрубленную голову. — Узнаешь его?

Эльрик внимательно посмотрел. — Это герцог Брейднор. Он со своими людьми охотится за мной.

— Ну, теперь уже нет. — Мужчина отер с меча остатки крови и вложил в ножны за плечом. — Ты тоже можешь убрать Буреносец. Те из головорезов Брейднора, что уцелели, удирают домой. Несколько тел я оставил за стенами. Вряд ли остальные попробуют еще раз. Я, собственно, знаю, — они не будут. Я надеюсь, вы еще не выпили это бренди. Нам предстоит длинная ночь.

Пока Эльрик с сомнением разглядывал его, тот налил себе чашу бренди. Его волосы и борода были рыжими, черты — немного жестокими, а в голубых глазах присутствовало нечто, вызывающее беспокойство. Эльрик оценил его рост примерно в шесть футов, вес же его при такой груде мышц должен был быть громадным, — однако, двигался он, словно кошка. Эльрик вложил Буреносец в ножны.

— Мудрое решение, — сказал незнакомец, прихлебывая бренди. — А теперь, Мунглум, убери, пожалуйста, свой меч и что-нибудь сделай с этой головой. Только не швыряй ее в огонь. Я уже подал холодный обед.

Он плюхнулся в одно из свободных кресел. Оно заскрипело, но выдержало его вес. — Почти такое же прочное, как Рубиновый Трон, как ты думаешь, Эльрик?

Эльрик занял другое кресло и подлил бренди. Он устал, а положение менялось слишком быстро. — Кто ты, и откуда?

— Я Кейн, и я не отсюда.

— Где твои люди?

— Я один.

— Как ты умудрился убить герцога Брейднора и его солдат, если ты один?

— Я убиваю. Это то, для чего я сотворен. В этом я очень даже неплох.

— Ты от Ариоха?

— Знаком лишь чуть-чуть.

С досады Эльрик осушил чашу. Либо мужчина был безумен, либо краснобайствовал; определить его акцент Эльрик не мог. Тем не менее, этот Кейн принес ему голову его врага.

Взглядом красноватых глаз Эльрик встретил холодный голубой взор Кейна. Он почувствовал по всему телу внезапный озноб. — Ты демон? — Эльрик не собирался произносить эту мысль вслух.

— Гораздо хуже, — сказал Кейн.

— Откуда ты знаешь меня?

Кейн оторвал крылышко и с видимым аппетитом принялсяесть его. — Благодаря Буреносцу. Не говоря о том, что у тебя есть некоторые особые приметы. Мунглум, прекрати расхаживать взад-вперед и присоединяйся к нам.

Эльрик закрыл глаза и сосредоточился. У этого человека была аура, проникнуть в которую у него не получалось. И еще…

— Ты не за Закон и не за Хаос.

— Верно. Ломтик грудинки?

— Ты не из этого мира.

— Я уже сказал тебе об этом. Еще бренди?

— Ты вызвал бурю и завлек нас сюда. Потом ты убил моего врага.

— И как раз вовремя. Про обед не забывай.

Эльрик гневно вскочил на ноги, обнажив Буреносец. — Друг или нет, с меня довольно шуток, — и я устал от твоих загадок!

Мунглум скользнул в сторону, двигаясь вокруг.

Кейн остался сидеть. Он потягивал вино, в то же время левая его рука оказалась скрыта. — Пожалуйста, сядьте, вы оба. Нам предстоит длинная ночь. Все разъяснится.

Эльрик кивнул Мунглуму, затем вложил рунный меч в ножны. Они сели, и Кейн бесшумно убрал метательные звездочки, которые держал наготове.

Мунглум принялся грызть яблоко. — Где твой дом?

— В ином месте.

— А эти яблоки? Откуда?

— Оттуда же.

Эльрик опять начал поддаваться гневу, но, стремясь удержать себя в руках, налил еще бренди. Незнакомец был безумен, однако зла ему не желал. Благодаря Кейну, — если ему верить, — завтра они с Мунглумом продолжат свой путь без погони. Безусловно, этот человек был опасен, но он не был врагом. Эльрик терялся в сомнениях, кем он все-таки мог оказаться. Он съел еще один кусок хлеба и решил смириться с положением. Снаружи лил сильный дождь, и Мунглум как раз подбросил деревяшек в огонь.

1
{"b":"567025","o":1}