ЛитМир - Электронная Библиотека

В один из пасмурных дней в атмосферу Земли нырнул десятикилометровый сигарообразный космический корабль богов-прародителей с планеты Аристон. В его объемных трюмах находились разнообразные животные и растения, усыпленные мужчины и женщины, которых вывели для расселения на Земле в питомниках на Аристоне. Звездолет тихо скользил над островом Горгад, периодически зависая над цветущими полями и лесами. В это время отворялись огромные сталепластиковые люки, и жужжащая лента транспортера доставляла на девственную землю новых аборигенов и мелких животных. Распределив по необитаемому острову всю эту «рассаду», сигарообразный космический корабль лирианцев бесшумно взмыл в небеса, покидая страдающую от грехов нашу Землю-матушку. Начался очередной эксперимент Садовников Земли. Эксперимент над человеческим духом, совестью и моралью…

Прошли тысячелетия. Остров наполнился тучными стадами сказочных животных и племенами примитивных людей. Произошло множество кровавых войн, прежде чем эти племена пришли к примитивному согласию и процветанию. Потом были яростные схватки с армией новой возрожденной Атлантиды, во время которых племена будущих амазонок проявляли чудеса храбрости и мужества. Не раз их земля заливалась кровью, будто на бойне. Сражаясь с продвинутыми атлантами-семитами, эти дикие племена не прекращали воевать и друг с другом. Междоусобица истощала их силы, но их смелость и свободолюбие произвели большое впечатление на жрецов Атлантиды. Аборигены острова Горгад никогда и никому не позволяли захватить и поработить себя. Ни пяди земли они не уступали, пропитывая ее собственной кровью. После тысячелетних войн Высший Совет Атлантиды принял решение прекратить войну с племенами острова Горгад и позволил им идти своим собственным путем эволюции.

История племен, населяющих остров Горгад, завертелась в ускоренном темпе, сфокусировать который было практически невозможно. Это было время, когда на раскаленной наковальне судьбы ковалось будущее Империи амазонок-воительниц.

В какой-то момент этой истории группа высокоразвитых жриц сумела объединить под своим началом все племена острова и создать империю воинственных горгулий. Со временем они вступили на путь авторитарной жестокости по отношению к мужскому населению. Мужчин они стали считать существами враждебными и злонамеренными. Очередной и последний мужской бунт горгулии залили морем крови и печали. Мужчины бежали от них, словно звери, спасающиеся от быстрого лесного пожара, не думая ни о чем, кроме бегства. Они тысячами тонули, пытаясь переправиться через океан на соседние острова. Но возмездие амазонок настигло их всех, пусть и с опозданием. В живых не остался ни один. Бунтовщики рассеялись, словно пыль под натиском урагана. Оставшихся мужчин, не участвовавших в бунте, амазонки превратили в рабов – совершенно бесправных, целиком и полностью зависящих от прихоти своих хозяек и живущих в постоянном страхе. Амазонки получили власть распоряжаться их жизнью и смертью. Мужчины знали, что смерть может поджидать их за любым углом, и потому жили в безотчетном ужасе всю свою жизнь. Им постоянно приходилось выживать в мире опасностей и злобных женских интриг.

Со временем в Империи амазонок сложились свои устои, система управления, религия и социальное устройство. Амазонки с их гордыней и любовью к красоте не оставляли в живых младенцев с физическими пороками и едва терпели тех, кто приобретал такие недостатки в зрелом возрасте.

Весь мир знал амазонок как мастеров лука, копья и короткого меча. Воительниц отбирали в раннем возрасте по здоровью, проворству и силе. Обучение начиналось с семи лет. Каждый день от зари до зари девочек обучали боевому мастерству. При обучении отсеивали тех, кто не мог бежать весь день с полной выкладкой, не мог пройти по горячим углям и убить младенца. С младенцами проблем не было, были проблемы со щенками. Юной амазонке давали щенка, а через два года она должна была его задушить. Некоторые не могли этого сделать, и их отправляли пахать поля и рожать детей. Лишь одна из трех выдерживала эти испытания. С возрастом эта одна становилась мужественной до безумия, готовая драться, пока смерть не сразит ее.

У некоторых амазонок была медная кожа и миндалевидные глаза; некоторые были белокожими, а некоторые чернокожими – потомки лемурийской расы. Были высокорослые и низкорослые, глаза карие, голубые и золотистые. Чистые воительницы давали обет хранить целомудрие, не иметь детей и жить только ради долга перед империей. Каждая из них соединялась брачными узами только со своим луком и коротким мечом.

Наиболее уязвимой стороной жизни Империи амазонок было даже не соперничество каст, а жестокая система матриархата. Половина населения империи находилась в рабском положении только из-за того, что имела несчастье родиться мужчинами. Они становились рабами с самого рождения. А порабощение неизбежно рождало у них ожесточение, которое амазонки всегда держали под контролем.

В империи не было ничего общего с правосудием. Оскорбление женщины считалось тяжким преступлением и каралось пытками до смерти. Мужское население империи так ненавидело матриархальные порядки, что готово было вытерпеть все что угодно, лишь бы увидеть униженных амазонок. Многие из них мечтали получить силу и власть, но в итоге всегда получали смерть. Немало невинных мужчин, признавших свою несуществующую вину под пытками, взошли на эшафот и были всенародно казнены. Амазонки знали об этом и очень радовались такой неприкрытой жестокости. Не нужно было выискивать причины и сложные объяснения суду: амазонки просто желали зрелища, им просто хотелось позабавиться. Они были бесчувственны к страданиям мужчин и превращали их муки в потеху. Здесь выживал лишь тот, кто не знал жалости и колебаний. Сострадание считалось слабостью. С угрозой со стороны мужчин они покончили, но это была наименьшая из неприятностей. Амазонки были прирожденными воительницами, и когда не было действия, им было тягостно жить в этом мире. Когда на горизонте не маячило очередное сражение, их одолевала скука, и они враждебно интриговали между собой. Такова была их природа, которая не терпела спокойствия и тишины.

Но все же войны и конфликты иногда терзали Империю амазонок. И никакая цивилизация в истории планеты не противостояла врагам с такой отвагой, как амазонки-воительницы. Они не были подвержены страху. Им приходилось быть безжалостными, чтобы выжить. Они с детства воспитали в себе самодисциплину, которая исключала чувство страха и восприимчивость к боли. Поэтому амазонки всегда находились в вечном поиске приключений на свои округлые задницы.

Амазонки всегда искали себе достойного соперника, сильного и стойкого. Только в такой борьбе они могли показать свою силу и храбрость. Они были созданы для сражений. Созданы, тренированы и обучены военной дисциплине. Они всегда шли в бой без угрызений совести, сомнений и сожалений. А как мастерски они владели оружием, и с какой легкостью убивали! Они убивали своих врагов до тех пор, пока не получали приказ остановиться.

Но особое место в военной иерархии амазонок-воительниц занимал Легион Белых Дам, созданный высшими жрицами на пике процветания империи. Это был не культ и не религиозное течение. Это были мастера оружия. Эти дамочки не обременялись ни политикой, ни проблемой верований. Долг и война, война и долг. Это была особая каста генетически усовершенствованных воительниц, элитная гвардия империи, личная опора и охрана царицы амазонок. Это было ее секретное оружие.

Белые Дамы были лучшими воинами всех времен и народов. Все они были одинаково красивы и стройны, с внимательными пронизывающими взглядами. И с татуировками, украшавшими правую половину лица. Ножны с мечами они носили за спиной, а длинные копья имели противовесы на рукоятях. Изогнутые луки, изготовленные из сталепластика, снабжались серебряными стрелами, пробивающими броню. Перед их мужеством и отвагой склоняли головы даже Титаны Атлантиды. Они восхищались их бесстрашием, что было величайшей похвалой их женской храбрости. Белые Дамы сражались как дикие тигрицы – необузданно и беспощадно. Постоянный огонь войны выжигал из их душ смирение и покорность судьбе, словно их и не было никогда. Когда все вокруг казалось безнадежным, они сопротивлялись и стояли до конца, до победы или смерти. В жизни они могли потерять все, но преданность своей дружбе – никогда. Ради дружбы каждая из них была готова спуститься в преисподнюю за своей подругой. Все, кто имел честь называться их другом, никогда не сомневался, что воительницы бросятся навстречу стрелам и мечам без колебаний, без сожалений, лишь будучи верны своей дружбе… Мысль о зловонии смерти никогда не беспокоила этих храбрых воительниц.

2
{"b":"567614","o":1}