ЛитМир - Электронная Библиотека

Они учились сражаться с детских лет, и умели воевать как поодиночке, так и в группах. Но несмотря на то, что их тактика и стратегия были совершенны, а подразделения дисциплинированы, согласие в их женских рядах было иногда непрочно. Каждая из них искала собственную выгоду для себя, и стремилась урвать кусочек славы от общего пирога. Но у них имелась главная цель – одна на всех. Они сражались за высокие принципы и зачастую приносили себя в жертву ради общего блага. И в этом была единственная надежда империи – в их самопожертвовании. Когда их землю окутывал «мрачный холод», никто из них и не думал поплотнее закутаться в свой меховой плащ. Ценой своих жизней они покупали время у Создателя, чтобы продлить часы существования своей империи.

Белые Дамы при поступлении на службу давали три клятвы: не говорить ни слова лжи, сохранять девственность на весь период службы и обращать свое оружие только против врагов империи. Большая часть населения их боготворила, меньшая часть относилась к ним с опасливым уважением, а некоторые боялись и зачастую ненавидели. Последние называли их «бакстерскими ведьмами», потому что они обладали знанием, недоступным остальному населению. У каждой из них на груди сверкал золотой диск, подобный Солнцу. На диске был выложен серебром тризуб – символ Легиона Белых Дам, их талисман и оберег. Под кожаными доспехами они носили вышитые орнаментом полотняные рубахи.

Воительницы Легиона Белых Дам пользовались малоизвестным магическим обрядом, вызывающим берсеркство в битве: они вызывали звериную ярость по своему желанию. Потрясающая красота и холодная жестокость – это Белые Дамы. Они стремительно мчались по жизни – свободные и воодушевленные. Они беззаботно шли в бой, словно считали себя бессмертными. Или почти бессмертными…

Можно многое рассказать о воительницах-амазонках – горгулиях атлантской расы. Это была воистину великая цивилизация, обеспечившая себе достойное место в мифах и легендах. Они бесстрашно преодолевали все трудности, встречали опасности с крепко сжатыми челюстями и поднятым оружием, даже когда земля колебалась под их ногами. Свою историю они заполнили приключениями, восторгами, страхами и славными подвигами.

Амазонки-воительницы… Милые девочки… Они не были добрыми и безгрешными. Да, они были агрессивны, но не более агрессивны, чем любые другие женщины всех времен и народов. Они были безрассудны, но не воплощали собой зло. Они были смелыми и малодушными, сильными и слабыми, добрыми и жестокими, сердечными и холодными. Просто они были разными. И где-то глубоко-глубоко под масками жестоких воительниц скрывались очень добрые и любящие сердца. Но они всегда боялись кого-то любить, чтобы не растопить в себе защитную ледяную броню бесстрашия и безжалостности…

За время этого Круга эволюции возвысилось и погибло великое множество империй. И после каждой империи осталось многое, что стоит искать и найти. В этом мире полно такого, о чем люди даже и не догадываются. Сотни жизней не хватит, чтобы осознать все чудеса, о которых не упоминается даже в самых древних мифах и легендах.

Давайте вспомним о времени, в котором жили эти первые амазонки-воительницы. Печально то, что пресеклась их цивилизация и память о ней. Остается только скорбеть о тех, кому внезапно обрубили корни. После третьей катастрофы Атлантиды многое исчезло, разрушаясь и распадаясь. Кровь и смерть – это была цена за надежду на будущее: будущее Земли, с которой они были связаны узами крепче стали. Первые амазонки нашей планеты превратились в миф, который понемногу стерся из памяти людей.

Долгие тысячелетия стерли память об амазонках-горгулиях времен Великой Атлантиды. Но сегодня в дверь стучится Эпоха Водолея – женская эпоха нашей планеты. И этот мир очередной раз подошел к очередной пропасти. Мужчины доказали свою неспособность управлять современным миром. Наступило время тяжелых испытаний, возможно, даже самых тяжелых за всю историю нашей цивилизации. Волею Небес на Земле стали массово воплощаться амазонки-воительницы – предвестники эпохи матриархата. Да, у них стерта память о своем прошлом, и они забыли, кем когда-то были. Но они те, кем были всегда. Мужественные и гордые воительницы, цивилизация несокрушимых Дев планеты Земля. И вновь спустя тысячелетия пришел их звездный час. Колесо Времени…

И через многие века наши славные потомки скажут, загадочно улыбаясь: «Эти милые девушки были слишком упрямы, чтобы так просто повиноваться. И потому они победили…»

ГЛАВА 1

Амазонки Атлантиды - i_001.jpg

Планета Земля времен пятой семитской субрасы Великой Атлантиды, около ста тысяч лет до Рождества Христова.

Время почти остановилось, и вся тяжесть Вселенной, казалось, сосредоточилась в одной-единственной точке. Полукилометровый космический корабль, словно всплывающий кит, вынырнул из межпространственного туннеля и мягко вошел в плотные слои атмосферы Земли, прочертив огненную золотистую трассу. В какой-то миг корабль неподвижно завис над островом Горгад, скрытый пушистыми облаками. Боги-создатели прибыли на место ожидания события…

Огромное куполообразное помещение корабля, его пол и колонны были выполнены из темно-красного мрамора и отдавали спокойствием и прохладой. Тишину нарушал только тихий гул и потрескивание работающих механизмов. По периметру зала, словно статуи, застыли у мониторов трехметровые рептилоиды. Одеты они были в серо-черные доспехи службы наблюдения и корректировки. Сейчас у них двигались только руки. Они ловко оперировали системами управления, встроенными в полированные панели из красного дерева. Это Садовники Земли – хроникеры и протоколисты земного человечества…

Посреди огромного зала, окруженного по периметру мерцающими мониторами, внезапно возник луч телепортации. Он быстро разгорелся, стал невыносимо ярким, а затем медленно угас, оставив после себя божество. Рептилоиды оторвались от своей миссионерской работы и устремили взгляды на возвышающегося перед ними Бога.

– Шаваоф…– прошелестело в воздухе.

Шаваоф был настоящим гигантом: он так же возвышался над присутствующими рептилоидами, как они сами возвышались над обычными людьми. Его доспехи сияли белым золотом; разнообразные символы и руны покрывали их поверхность. Но главным из них было изображение открытого глаза, расположенного в центре нагрудной пластины. За спиной величественной и всемогущей фигуры развевался белый плащ. Над доспехами покоилось ничем не защищенное лицо – лицо рептилоида с пронизывающими змеиными глазами. Прекрасное лицо. Невыносимо прекрасное…

Всего мгновение Шаваоф стоял неподвижно, окруженный сиянием своего могущества. Потом божество улыбнулось.

– Можно опустить формальности, – прошелестел Шаваоф. – Показывайте картинку.

Один из рептилоидов-наблюдателей жестом активировал проекторы, и в воздухе вспыхнули яркие голографические лучи. Проекция расположилась в пространстве таким образом, что ее можно было отчетливо видеть со всех сторон. Первое изображение показало весь остров Горгад, залитый графическими индикаторами.

Шаваоф мигнул и прищурился. Он пристально созерцал обширную панораму, записывая отдельные фрагменты происходящих событий в ячейки своей божественной памяти…

Остров Горгад – Империя амазонок-воительниц, горгулий атлантской коренной расы. Солнце очень большое и яркое, а солнечный свет здесь слишком красный и какой-то тягучий. Небо голубовато-зеленое, а воздух неестественно влажный и тяжелый. Величественные горы на востоке с белыми снеговыми шапками и склонами, поросшими лесом. На юге плоские плодородные равнины, населенные скотоводами и фермерами. Горный хребет на западе окутан голубой дымкой. Через весь остров протекает река, несущая свои искрящиеся воды через эту страну храбрости и красоты.

На севере острова на побережье океана стоит величественный город Бакстер – столица Империи амазонок. Его окружает мощная крепостная стена, которая способна выдержать любую осаду неприятеля, любое землетрясение, самый мощный катаклизм. Стены Бакстера были не только сложены из массивных гранитных блоков, но и надежно скреплены защитной магией. По их периметру разбросано с полсотни монолитных оборонительных крепостей сложной военной архитектуры: они, как одинокие горы, возвышаются над постройками города. С ними город напоминает самку какого-то громадного зверя, сжавшуюся в комок перед прыжком.

3
{"b":"567614","o":1}