ЛитМир - Электронная Библиотека

Бертрам Чандлер

Систершипы 1

Джон Граймс стоял на капитанском мостике. Его судно, грузовой кругосветный пароход «Соня Виннек», мягко скользило к причалу. Но, хотя тело капитана застыло, как статуя, его ум совершал работу, которая не прерывалась ни на секунду. Он оценивал скорость, расстояние и силу волны. Так, двигатели заглушены, но скорость, похоже, все еще слишком велика. «Соня Виннек» преодолела течение, но, если верить информации Управления Порта, здесь иногда возникают водовороты, которые образуют встречные потоки вдоль линии рейдовой стоянки. В любом случае, причалить будет непросто. Перед ними шел «Железный барон», одно из металлических торговых судов — огромных размеров и очень широкое. Его гигантские палубные краны могли бы, наверное, поднять само судно. На причале за кормой стоял «Орионик» компании «Лон Стар Лайн», еще более широкий, чем «Железный барон»

— Лево руля! — скомандовал Граймс. — Так держать!

— Есть так держать, сэр! — отозвался старшина-рулевой.

Угол, под которым «Соня Виннек» подходила к причалу, был почти идеальным. Ее траверз был нацелен на кнехт, чуть позади от кормы «Барона». Граймс поднес к губам свисток и коротко дунул. На полубаке раздалось дребезжание цепи — по правому борту опускался якорь.

Удар колокола оповестил о том, что первое звено уже в трубе.

Граймс посмотрел назад. Корма «Сони Виннек» находилась теперь в стороне от носовой части «Орионика»

— Среднее сечение. Малый назад.

Он услышал, как отозвались рулевой и третий помощник. Корабль чуть заметно задрожал, когда реверсный гребной винт врезался в воду. Но хватит ли малого назад? Граймс уже собирался скомандовать «средний назад», но понял, что нынешней скорости достаточно, если не много. Гребной винт поперечного привода вывел корму судна влево точно в тот момент, когда движение вперед прекратилось. Швартовочные концы уже были на берегу, транцевался первый из причальных тросов. На корме второй помощник готовился принять первый трос с берега.

— Стоп, — приказал Граймс. — Остальное сделает машина. Всем спасибо.

На полубаке и корме заскрипели автоматические лебедки. Взглянув с мостика на отметку на причале, Граймс убедился, что судно встало точно на место.

Он крестом поднял руки над головой — «швартоваться» — так, чтобы увидел первый помощник на юте и второй — на корме, потом не спеша прошел в машинное отделение. Третий помощник все еще стоял за пультом управления двигателями.

— Стоп машина, мистер Денхэм, — холодно произнес Граймс.

— Есть стоп машина, сэр.

Юноша опустил рычаг. Колокола звякнули и еще несколько раз качнулись из стороны в сторону.

— Мистер Денхэм…

— Сэ-эр? — голос помощника походил на невнятный писк. Он выглядел перепуганным — или действительно не на шутку испугался.

— Мистер Денхэм, мне известно Ваше мнение. Я — чужак, которому не следовало доверять командование этим судном. Вы считаете, что Ваши знания и опыт на порядок превышают мои. Даже если это так, я буду весьма Вам благодарен, если Вы станете выполнять мои приказы с точностью от и до. Я понимаю, что Ваши обязанности фактически состоят в том, чтобы ставить их под сомнение. Более того, у Вас есть полное право поступать подобным образом. Но только не в тот момент, когда я подвожу к причалу эту чертову посудину!

Граймс почувствовал, что понемногу остывает.

— К вашему сведению, мистер Денхэм, даже я понял, что малого назад будет недостаточно. И как раз собирался отдать приказ об увеличении скорости, когда заметил, что Вы уже взяли управление в свои, возможно умелые, но определенно некомпетентные руки.

— Но, сэр…

Оттопыренные уши Граймса побагровели.

— Никаких «но»!

— Но сэр, я пытался поставить «малый назад». Но рычаг сам вырвался у меня из рук и встал на «полный» …

Почему-то Граймс понял, что юноша не лжет.

— Благодарю вас, мистер Денхэм, — произнес, наконец, Граймс. — В таком случае обратитесь к инженеру или электрику. Пусть осмотрят осмотреть приборы управления. Сегодня все сложилось как нельзя лучше, но в следующий раз дело может окончится плохо.

Граймс прошел через навигаторскую и спустился в свои апартаменты. Там его ждала Соня, наблюдавшая за швартовкой с нижней палубы. Когда он вошел, она уже поднялась из кресла и стояла посреди каюты — высокая, тонкая, грациозная. Потом ее правая рука поднялась и поправила огненный локон, выпавший из строгой прически.

— Мои поздравления, капитан. Это было бесподобно.

— Гхм…— отозвался Граймс.

— Но Джон, все выглядело прямо как в твоих книгах, — она подошла к ящику в переборке. Среди книг, которые лежали там, были экземпляры, принадлежали лично кому-то из судовладельцев, а также издания, предоставленные компанией «Виннек Лайн», с которым был обязан ознакомится каждый следующий капитан. Среди последних был и «Межостровной паровой экспресс», автором которой был некий Джон Граймс.

«…Эти капитаны, ради соблюдения расписания вынужденные даже в самую плохую погоду подводить к причалу и уводить от него громоздкие пассажирские паромы, вне всякого сомнения, были одними из лучших мореходов мира…» — процитировала Соня, открыв соответствующую страничку.

— Сегодня утром погода не слишком скверная, — проворчал Граймс. — Кроме того, речь идет о Земле. А мы — на Аквариусе.

Аквариус — водный мир, как можно понять из его названия. Он находится на траектории от Центра к Мирам Приграничья, примерно в пятидесяти световых годах к востоку от Сектора Шекспира. Сила тяжести, атмосфера и климат планеты совпадают с земными, но географически Аквариус совершенно не похож на «родину человечества». Здесь нет континентов и материков. Вся его суша — это цепочки островов, больших и поменьше, а некоторые из них похожи на точки даже на крупномасштабной карте. В этом отношении Аквариус напоминает Мелисс, одну из планет Восточного круга. Но, в отличие от Мелисса, здесь нет разумной жизни — вернее не было до тех пор, пока люди не заселили эту планету во время Второй Волны Экспансии. Как это часто случалось в те времена, Аквариус был открыт и заселен скорее по воле случая, нежели согласно предварительному замыслу. Первопоселенцам повезло. В те времена подобные случаи гораздо чаще заканчивались трагически. «Гауссовы глушилки» — корабли на генераторах Эренхафта — часто попадали в магнитные бури и сбивались с курса. При этом реактор останавливался. И аварийные дизели, судорожно заглатывая последние капли драгоценных углеводов, подавали энергию к генераторам Эренхафта. Начинался долгий путь через Неизведанное — отчаянные поиски мира, любого мира, пригодного для жизни человека.

Наткнувшись на Аквариус, «Железный Вестник» совершил мягкую посадку неподалеку от Северного полюса. Как и другие корабли тех времен, он нес груз оплодотворенных яйцеклеток людей и животных, большое количество семян различных растений и огромную техническую библиотеку. В те времена «глушилки» уже начали совершать регулярные рейсы, но всегда сохранялась вероятность — слишком высокая — что корабль «заблудится», и его пассажирам и экипажу придется осваивать неизвестную планету. Когда знаменитый коммодор Шекспир, исследуя миры Приграничья, заново открыл эту планету, колония уже цвела пышным цветом. Во время Третьей Волны Экспансии колонисты согласилась принять определенное количество иммигрантов, но при условии, что все новоприбывшие отработают испытательный срок на торговых или рыболовных судах — и только после этого им разрешат работать на берегу — если они сами того захотят.

Кто—то однажды сказал, что для эмиграции на Аквариус нужен только «паспорт моряка». Конечно, это не совсем верно, но и не слишком далеко от истины. Истиной является другое утверждение: уроженцы Аквариуса испытывают врожденное отвращение к космическим кораблям, но зато питают весьма теплые чувства к кораблям, которые плавают по морю.

вернуться

1

Термин, применяемый для обозначения кораблей или судов одного типа, полностью идентичных по конструкции. (Прим. ред.)

1
{"b":"5681","o":1}