ЛитМир - Электронная Библиотека

— Потому что у нас нет особого выбора, верно?

Они вновь спустились в каюту, Соня сварила кофе. Поговорив некоторое время с женой, Граймс отправился досматривать прерванный сон.

На этот раз его разбудил истеричный трезвон телефонной связи с мостиком. Аппарат, как на грех, был установлен в спальне. Скатившись с кушетки, Граймс отдернул штору, которая занавешивала дверной проем, и вошел. Заспанная и, кажется немного раздраженная, Соня протянула мужу трубку.

— Капитан на связи, — Сказал Граймс.

— Это второй помощник, Сэр. Получен сигнал о помощи…

— Сейчас буду.

Второй помощник находился в рубке и отмечал позиции на карте. Когда Граймс вошел, он мгновенно выпрямился и повернулся к капитану.

— Это «Железный воин», сэр. Один из этих здоровенных сухогрузов. Получил пробоину, еле держится на плаву. Груз смыло. Обогащенная цинковая руда.

— Как все скверно… Где они?

Молодой человек шагнул в сторону, уступая Граймсу место у карты, и указал на карандашную точку, которая отмечала местоположение другого корабля.

— Здесь, сэр. Всего в двадцати милях от Нижних Гренадин. Они сообщают, что с юга идет шторм. Похоже, в него мы и угодили.

— Скверно, — повторил Граймс. — Совсем скверно. Судя по всему, их сносит в сторону…

Он склонился к компьютеру и быстро рассчитал расстояние между последним местоположением «Сони Виннек» и поврежденного корабля. Да, бывает, что и электроника пригождается! Сто пятьдесят морских миль.

Допустим, «Соня» повернет так, чтобы ветер дул прямо в корму. Учитывая особенности ее конструкции, это даст значительную прибавку в скорости… Возможно, она будет делать все двадцать узлов, а то и побольше… Сто пятьдесят делить на двадцать… Семь с половиной часов… Он взглянул на бортовые часы. Три тридцать…

— Поставьте кого-нибудь из ваших к штурвалу, мистер Андерсен, — приказал он. — Я разверну судно вручную.

Он отправился в рулевую рубку. Обе луны уже скрылись за горизонтом, но небо прояснилось. Над головой сияли яркие звезды. Но куда больше звезд было за бортом. Они двигались, вспыхивали и гасли, и каскадами обрушивались на палубу — сверкающие брызги на широких гребнях волн — каждый раз, когда нос корабля падал в беснующееся море. Граймс стоял и ждал, надеясь хотя бы на краткое затишье. Потом он быстро обернулся и увидел, что за штурвалом уже стоит рулевой, крепко и уверенно сжимая рукоятки, а рядом с ним — Андерсен.

Он снова посмотрел вперед. Похоже, килевая качка стала чуть послабее. Да и волнение немного уменьшилось.

— Лево руля, — скомандовал Граймс. — Мягче, мягче…

Нос судна начал заходить влево — и тут он услышал, как защелкал репитера гирокомпаса. Над правым бортом взметнулся могучий водяной горб, увенчанный шапкой белый пены.

— Лево руля! — закричал Граймс. — Полный вперед.

«Соня» повиновалась беспрекословно. Щелчки репитера стали чаще, пока не слились в непрерывный чуть вибрирующий звук. Да, «Соня» повиновалась беспрекословно — но все же реагировала недостаточно быстро. Колоссальная волна нависла над мостиком, потом качнулась и обвалилась. Корабль все еще поворачивал, его швырнуло влево, а Граймс, помощник и рулевой, сбив друг на друга с ног, отлетели через всю рубку к переборке. Судно снова содрогнулось, когда тонны воды в ярости обрушились на полуют, прокатились по палубе и даже мостику.

Слышался звон и хлопанье такелажа, снизу доносились крики и брань. Но каким-то чудом корабль выровнялся и ринулся вперед, почти не раскачиваясь.

Кое—как Граймс выбрался из-под свалившихся на него помощника и рулевого и встал на ноги. Стараясь не потерять равновесие, подошел к штурвалу и взялся за ручки. Затем взглянул на показания репитера. Уфф, три два… Он повернул руль направо, пока курсовая отметка не совпала с обозначенным на карте курсом — три три пять. Он заметил, что Андерсен и рулевой тоже поднялись и стоят в ожидании приказа.

— Установите автоматическое управление, — сказал коммодор. — Курс прежний.

Граймс оставался за штурвалом, пока все не было выполнено.

— Продолжайте наблюдение. Обойдите все помещения и сообщите мне, если кто-нибудь пострадал.

— Черт подери! — раздался у них за спиной гневный вопль — это был Вилкокс, старший помощник. — Какой идиот развернул эту гребаную посудину? — в этот момент он увидел стоящего у нактоуза Граймса. — Извините, сэр.

— Тревога, мистер Вилкокс. Сигнал бедствия. «Железный воин» потерпел крушение, и теперь его относит к Нижним Гренадины. Мы идем к нему на помощь.

— Как Вы считаете, капитан, во сколько мы подойдем к нему?

— Примерно в одиннадцать.

— Тогда я, пожалуй, начну готовиться, — отозвался помощник.

Граймс вернулся в штурманскую рубку и подошел к передатчику, который включился автоматически, одновременно с сиреной, при получении сигнала бедствия.

— «Соня Виннек» — Службе Океанского Контроля, зона пять, — передал он. — Как слышно? Прием.

— Служба Океанского Контроля — «Соне Виннек». Слышим вас хорошо. Передавайте.

— Получил сигнал бедствия от «Железного воина», иду на помощь. Предполагаемое время визуального контакта — десять часов тридцать минут, зона плюс семь.

— Благодарим вас, «Соня Виннек». «Плеяда» сможет подойти туда самое раннее в тринадцать часов. Пожалуйста, используйте канал шесть для связи с «Железным воином». Держите нас в курсе, наш канал шестнадцатый.

Граймс переключился на шестой канал.

— «Соня Виннек» — «Железному Воину»…

— «Железный воин» на связи, «Соня Виннек», — голос капитана казался чересчур спокойным.

— Как ваше состояние, «Железный воин»?

— Честно говоря, хуже не придумаешь. Крен в двадцать градусов, все шлюпки и плоты с подветренной стороны разбиты в щепки. Нас сносит со скоростью примерно в два узла.

— Я подойду к вам через семь часов, — сказал Граймс. — Постараюсь взять вас на буксир.

— Мы все подготовим, капитан.

— Отлично. Скоро увидимся. Одна нога здесь, другая там.

В рубку вошел Вилкокс.

— Экипаж проинформирован, сэр, — доложил он. — Механик сообщает, что сможет увеличить скорость еще на пол-узла.

— Кто-нибудь пострадал при развороте?

— Только небольшие царапины и ушибы, сэр.

— Вроде этого, — объявила Соня, входя в рубку. Одной рукой она не слишком старательно прикрывала начинающий заплывать глаз. — Правда, причина заслуживает уважения.

«Железный воин» действительно выглядел хуже не придумаешь.

Он покачивался среди белых гребешков, похожий на умирающее морское чудовище. Волны — пока безрезультатно — набрасывались на его покрытую ржавчиной броню, осыпая его хлопьями пены. Но если бы даже наступило затишье, страшные раны, полученные этим великаном, могли стать смертельными. Это был типичный сухогруз, со всей полагающейся оснасткой. Две мачты: одна, впереди — короткая, вторая, главная — повыше, вырастающая чуть не из дымовой трубы. Никаких устройств для погрузки и разгрузки, кроме одинокого крана для корабельных грузов и прочих мелочей. Разглядывая судно в бинокль, Граймс обнаружил, что кран поврежден. Теперь понятно, почему капитан не воспользовался для усмирения волн старым проверенным способом — разлив по поверхности нефть. Конечно, может быть, заблокирован вход в трюм. Нет, должна быть еще какая—то причина, по которой стало невозможно выкачать топливо. Конечно, нефть не столь эффективны, как растительное или животное масло, но это все же лучше, чем ничего. Часть мостика, судя по всему, тоже разрушена. Со шлюпочных балок свисали спутанные патлы стекловолокна. А менее чем в трех милях за кормой, с подветренной стороны, маячил черный иззубренный гребень рифа Девлина. Он тоже казался живым — он напоминал злобную морскую тварь, которая все ближе и ближе подбиралась сквозь бурлящие буруны к своей умирающей жертве.

В отличие от моряков «Воина», Граймс мог пустить в ход масло. Из штормовых портиков потекли тонкие струйки, и пленка понемногу растекалась по воде, в подветренную сторону. К счастью, масла на «Соне Виннек» было более, чем достаточно: рыбьего жира, предназначенного для пропитки тросов, и густого растительного масла для травления досок и полировки металлических деталей. Результат был великолепный. Теперь между кораблями протянулась широкая блестящая дорожка. Море в бессильной ярости билось под тонким покровом, безуспешно пытаясь прорвать его. Качка не прекратилась, но связанные волны больше не бились о борт.

7
{"b":"5681","o":1}