ЛитМир - Электронная Библиотека

— Главная мысль может выражаться вот в чем. Вся кухня организации предотвращения преступлений и их расследования слишком громоздка. Поэтому вся соль в том, что любой находчивый человек в одиночку может сделать больше, чем целый полицейский отряд, оснащенный по последнему слову науки и техники. И, с другой стороны, очень часто такой находчивый человек — или вовсе не находчивый — совершает ряд промахов и служит катализатором настоящей катастрофы, причем все невзгоды обрушиваются на него.

— Очень хорошо. Другими словами, частный детектив, не снабженный аппаратурой, зачастую добивается большего успеха, чем те, у кого есть все средства. А все эти истории написаны еще тогда, когда полиция не располагала такими средствами, как сейчас, до того, как они стали рабами электроники.

— Точно, как раз об этом они и написаны, Стив.

— Как ты успел заметить, у меня есть кое-какая аппаратура. Следящий луч, анализатор и так далее. Луч ты видел в работе. И понял, с чем он может сталкиваться.

— Да.

— Так вот, проблема в том, чтобы достать одного человека, использующего блокиратор.

— В офисе профсоюза портовых грузчиков?

— Нет. И не в квартире на верхнем этаже здания возле Грингейтс. — Он улыбнулся немного шальной улыбкой. — Ты помнишь, как я перевел луч на Луну?

— Да.

— А помнишь территорию Фергюса?

— Ну, конечно.

— Вот туда-то я и хочу тебя отправить, Джон.

— Почему меня?

— На Луне нет воздуха, — терпеливо начал он объяснение. — Никто из моих оперативников здесь, на Каринтии, не знаком с трудностями работы в скафандре. Я сам однажды надевал скафандр, будучи вынужден сделать это, и этот опыт едва не погубил меня. Психологическая несовместимость, что-то вроде того.

— Ты можешь нанять оперативников с Лунных колоний, — предложил я.

— Я и пытался. Но все сотрудники колоний слишком хорошо зарабатывают для того, чтобы совмещать свою работу с какой-то дополнительной.

— Ну, тогда кто-нибудь с Каринтии — туристы, те, кто посещал Луну по делам или для развлечения.

— Люди, покидавшие города с искусственным воздухом, всегда перемещались по поверхности Луны в герметичных кабинах пылеходов. Может статься, что ты не столкнешься ни с какими трудностями, а может быть, придется подолгу передвигаться пешком.

— И как мне попасть на территорию Фергюса?

— Это зависит от тебя.

— Незаконное вторжение?

— Частным сыщикам иногда приходится немного преступать закон, — сказал Стив.

— А сам Фергюс преступает закон?

— Ни о чем таком мне неизвестно.

— Тогда о чем вообще речь?

— Правительство интересуется Фергюсом, — сказал Стив. — Хочет удовлетворить свое любопытство. До него дошли слухи, будто он изобрел нечто, способное изменить весь ход истории.

— То же самое можно сказать о большинстве изобретений, — возразил я.

— Верно, — согласился он. — Это все так. Но они меняют ход истории после того, как были изобретены, а не до этого.

— Что ты имеешь в виду?

— То, что уже сказал. Посмотри на это вот с какой стороны. Представь, что тебе удалось вернуться в прошлое, вооружившись необходимыми знаниями, чтобы взять под контроль центр управления электростанции Шкоды за час до того, как там станет слишком жарко. Ты был бы в состоянии спасти тысячи жизней.

— Я видел этот взрыв, — сказал я. — С расстояния в миллион миль. Я был тогда четвертым помощником на старом «Тайпине». Мы как раз приближались, когда все это произошло.

— А если бы взрыв можно было предотвратить?..

— Нельзя было, Стив. Это означало бы путешествие во времени, а путешествие во времени — не более чем фантазия.

— Я тоже вначале так считал, — горько произнес Стив. — Но Центральное разведывательное управление убеждено, что этот мужик Фергюс что-то знает насчет путешествий во времени. ЦРУ подкинуло эту идею Президенту. А Президент, широко известный своими гуманистическими взглядами, считает, что путешествие во времени может помочь предотвратить катастрофы типа взрыва на Шкоде, стереть их следы на страницах истории.

— Но как они узнали? И что именно узнали?

— Не так уж много. Был один недовольный техник-лаборант, уволенный Фергюсом. — он волочился за его дочкой — и вот эта птичка запела. Конечно же, он стал петь при воздействии анализатора. Рассказал немного, но и этого оказалось достаточно, чтобы заинтересовать ЦРУ.

— А почему ЦРУ само не ведет расследование?

— Потому что они находятся в той же нише, что и полиция. Занимают целый небоскреб, начиненный аппаратурой из кошмарных снов любого ученого, но им нипочем не взломать ракушку реального сумасшедшего ученого, выстроившего вокруг себя стену секретности.

— Я отношусь к тебе с должным уважением, Стив, но скажи: почему они обратились к тебе, частному сыщику?

— Потому что, работая в органах, я не делал секрета из своих взглядов на супернаучные методы расследования. И я расследовал несколько случаев вообще без помощи электроники.

— Это в любом случае имеет смысл, — охотно согласился я.

— Имеет смысл, — повторил он. — Нет, Джон, теперь твоя очередь рассуждать. Посмотрим, будет ли это иметь смысл для тебя.

— О чем же мне говорить?

— Обо всем, что связано с путешествиями во времени.

— Хорошо, — я начал рассуждать. — Известно, что Фергюс был прежде главным инженером в «Трансгалактических клиперах». Это значит, что он прекрасно разбирается и в корабельных двигателях, и в оборудовании маяков Карлотти.

— Маяки Карлотти? Нечто, похожее на бутылки Клейна*2, опутанные лентой Мебиуса?

— Хорошее описание, не хуже, чем любое другое, — улыбнулся я. Итак, ты знаешь, что межгалактические путешествия и являются путешествиями во времени. Известно, что мы используем сверхсветовые двигатели, но это не совсем так. При достижении скорости света происходит качественный скачок, после чего пространственные координаты начинают вести себя как временные, а временные — как пространственные. Грубо говоря, корабль перемещается уже не в пространстве, а во времени.

— Тогда это и есть путешествие во времени.

— Нет. Существуют ограничения. Не будь их, мы бы могли мгновенно пересекать расстояния между звездами, и межгалактические полеты из мечты фантастов стали бы явью.

— Но маяки Карлотти… Насколько я понял, не существует временного промежутка между передачей и получением сигнала откуда бы то ни было в Галактике.

— Что вовсе не означает возможности мгновенного перемещения тел, обладающих массой покоя.

— О, да ты эксперт, — ухмыльнулся он. — А вот Фергюс — он точно эксперт.

— Давно известно, что люди, всю жизнь работающие с искривленным пространством-временем, немножко с приветом, — сказал я.

— И это возвращает нас к концепции о сумасшедшем ученом. Точно, Фергюс псих. А как объяснить те истории — о привидениях Приграничья и об исчезающих кораблях? Как насчет «Беты Ориона»? Ее пропажа так и не получила объяснения, ведь правда?

— Корабли всегда исчезают, — возразил я. — С начала времен: морские суда, подводные лодки, космические корабли.

— В случае с межзвездными кораблями, — настаивал он — любая ошибка с временной координатой может вызвать исчезновение судна.

Я засмеялся:

— Я уже начинаю верить, что ты сам увлечен этой безумной идеей с путешествиями во времени.

— А я действительно в это верю. Кроме того, парни из ЦРУ — вовсе не дураки. Они очень даже доверяют своим приборам, к тому же эти приборы — самые новые, а операторы — эксперты в своей области. Я сообщил тебе, что они пропустили его через анализатор, и анализатор показал, что он говорит правду. Подожди пару секунд, я достану запись, и ты ее услышишь.

Глава 9

Когда что-либо повторяется несколько раз — хочешь не хочешь, ты это запоминаешь. Я запомнил этот допрос слово в слово:

В. — Ваше имя Игорь Кравенко?

вернуться

2

Бутылка Клейна пример односторонней замкнутой ориентированной поверхности, возможной только в четырехмерном пространстве (Прим. ред. ).

10
{"b":"5684","o":1}