ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Спеціалисты объяснили мнѣ это", сказалъ Moккъ, "вотъ я и долженъ воздержаться. Къ слѣдующей веснѣ фундаментъ осядетъ на нѣсколько дюймовъ. А что тогда дѣлать со срубомъ, если поставить его теперь же?"

"Да, что дѣлать тогда со срубомъ?" повторилъ пасторъ.

Впрочемъ, Моккъ далеко не былъ въ подавленномъ настроеніи. Лѣтнее время проходило, рыбная ловля совершенно окончилась, и агенты только что увѣдомили его по телеграфу, что цѣны быстро подымаются. Моккъ не могъ утерпѣть, чтобы не разсказать этого пастору и его супругѣ. Зато пасторъ могъ въ свой очередь сообщить ему новость о томъ, гдѣ находится Роландсенъ: на островѣ, далеко на мирѣ, на западѣ, живетъ онъ, совершенно какъ дикій. Эту новость принесли пастору нѣкіе мужъ съ женой.

Моккъ немедленно послалъ лодку, чтобы привезли Роландсена.

Дѣло было въ томъ, что извѣстіе о приключеніи съ Енохомъ явилось для Роландсена неожиданностью: теперь онъ былъ свободенъ, но четырехсотъ талеровъ для Мокка у него не было. Тутъ онъ въ тишинѣ ночи взялъ лодку Борре съ сѣтями и со всѣми принадлежностями и уѣхалъ. Полторы мили плылъ онъ по открытому морю, гребъ всю ночь и утромъ пріискалъ себѣ уединенный островокъ, къ которому и причалилъ. Всевозможныя морскія птицы кружились надъ нимъ.

Роландсенъ былъ голоденъ; сначала онъ думалъ набрать себѣ чайковыхъ яицъ на завтракъ, но оказалось, что изъ яицъ уже вылупились птенчики. Тогда онъ выплылъ на рыбную ловлю, и это удалось ему лучше. И вотъ изо дня въ день сталъ онъ жить, питаясь рыбой, скучая и царствуя на островкѣ. На случай дождливой погоды онъ нашелъ пріютъ подъ выступомъ необычайно красивой скалы. Ночью онъ спалъ на зеленой лужайкѣ, и солнце никогда не заходило для него.

Прошли двѣ, три недѣли; онъ страшно исхудалъ, но взглядъ его становился все благороднѣе отъ развивавшейся въ немъ твердости духа, и онъ не намѣренъ былъ сдаваться. Онъ ничего не боялся, кромѣ того, что кто-нибудь явится и обезпокоитъ его. Ночи двѣ тому назадъ къ острову причалила лодка; на ней сидѣли мужчина и женщина, собиравшіе пухъ. Они хотѣли высадиться на островъ, но Роландсенъ ни за что не хотѣлъ допуститъ этого; онъ издали замѣтилъ ихъ, у него было время прійти въ неистовство, и, съ маленькимъ якоремъ въ рукахъ, онъ проявилъ такое искусство въ фехтованіи, что испуганная пара тотчасъ отъѣхала отъ островка. Тогда Роландсенъ захохоталъ и похожъ былъ въ это время на страшнаго дьявола со своимъ исхудалымъ лицомъ.

Однажды утромъ птицы зашумѣли сильнѣе обыкновеннаго и разбудили Роландсена, а было такъ рано, почти ночь. Онъ увидалъ лодку уже совсѣмъ близко. Роландсену было очень досадно, что онъ не замѣтилъ ее раньше. И явилась эта лодка совершенно не кстати для него; прежде, чѣмъ онъ окончательно приготовился прикинуться бѣсноватымъ, она уже причалила и ему нельзя уже было оттолкнуть ее и забросать людей каменьями.

Двое людей съ фабрики Мокка, отецъ и сынъ, сошли на берегъ, и старикъ поздоровался съ Роландсеномъ.

"Я совершенно не радъ тебѣ и что-нибудь съ тобой сдѣлаю", заявилъ Роландсенъ.

"А что же именно?" спросилъ старикъ и взглянулъ на сына съ нѣкоторымъ опасеніемъ.

"Само собой разумѣется, я тебя задушу. Что ты на этотъ счетъ думаешь?".

"А мы пріѣхали съ порученіями, которыя далъ намъ къ тебѣ самъ Моккъ".

"Ну, разумѣется, Моккъ самъ далъ вамъ порученіе. Я знаю, что ему надо".

Тогда молодой парень тоже вмѣшался въ разговоръ и заявилъ, что Борре требуетъ свою лодку и удочку.

Роландсенъ воскликнулъ съ горечью: "Вотъ какъ? Да что онъ, съ ума что ли сошелъ? А я то что же стану дѣлать? Я живу на пустомъ островѣ, мнѣ нужна же будетъ лодка, когда я рѣшусь вернуться къ людямъ, а удочкой я долженъ ловитъ рыбу, чтобы не умереть съ голоду. Передайте ему мой поклонъ".

"А кромѣ того новый телеграфистъ велѣлъ вамъ передать, что на ваше имя пришли и ждутъ важные телеграммы."

Роландсенъ такъ и подскочилъ. Какъ! Уже?! — Онъ сталъ разспрашивать обо всемъ, получилъ отвѣты и ужъ больше не отказывался ѣхать съ ними. Парень гребъ въ лодкѣ Борре, а Роландсенъ поѣхалъ со старикомъ.

На носу стояла корзина для провизіи; въ Роландсенѣ проснулась надежда, нѣтъ ли тамъ чего нибудь съѣстного. Онъ хотѣлъ спросить:- Есть у тебя ѣда съ собою? — Но изъ сильнаго самолюбія удержался и болтовней старался заглушить въ себѣ голодъ.

"Какъ Моккь узналъ, что я здѣсь?"

"Объ этомъ заговорили въ округѣ. Одинъ мужчина съ женой видѣли васъ здѣсь разъ ночью; вы ихъ страшно напугали".

"Да чего имъ было здѣсь нужно!.. Ты подумай: я нашелъ у острова новое мѣсто для рыбной ловли, и вотъ мнѣ приходится уѣзжать отсюда."

"А сколько же вы хотѣли прожить тамъ?".

"А что тебѣ?", возразилъ коротко Роландсенъ.

Его тянуло къ корзинѣ, онъ чуть не изнемогалъ изъ-за своей гордости; однако, онъ сказалъ: "Какая у тебя отвратительная корзина. Едва ли въ ней можно хранить что-нибудь нужное. Что въ ней такое?".

"Если бы у меня было столько мяса, и сала, и масла, и сыра, сколько перебывало въ этой корзинѣ, мнѣ бы хватило этого на многіе и многіе годы", отвѣчалъ старикь.

Роландсенъ харкнулъ и сплюнулъ въ море.

"Когда пришли телеграммы?", спросилъ онъ.

"Да ужъ давненько"

На полъ-дорогѣ лодки съѣхались: отецъ и сынъ хотѣли закусить изъ своей корзины. Роландсенъ озирался во всѣ стороны. Старикъ сказалъ:

"У насъ тутъ кое-какая ѣда, не хотите ли?" И онъ протянулъ корзину Роландсену.

Тотъ отстранилъ ее рукою и отвѣтилъ: "Я ѣлъ всего съ полчаса назадъ и притомъ поѣлъ всего, необходимаго для человѣка. Впрочемъ ты едва ли имѣешь хоть нѣкоторое понятіе, до чего аппетитный видъ имѣетъ эта поджаристая булочка. Нѣтъ, спасибо; я только посмотрю, только понюхаю!" И Роландсенъ продолжалъ болтать и посматривать на всѣ стороны: "Да, да, мы-таки въ довольствѣ живемъ тутъ на сѣверѣ. Я убѣжденъ, что у каждаго найдется мясной окорочекь въ запасѣ. Да и сальца вволю. Но въ этой жизни есть что-то животное!" Роландсенъ принялъ мрачный видъ и сказалъ: "Ты спросилъ, сколько я разсчитывалъ тамѣ остаться? Конечно, я остался бы тамъ до жатвы и посмотрѣлъ бы на паденіе звѣздъ. Я большой любитель явленій природы и мнѣ нравится, когда цѣлый міръ разбивается на кусочки."

"Да, это что-то такое, чего мнѣ не понялъ."

"Цѣлый міръ. Когда одна звѣзда вышибаетъ другую звѣзду съ ея пути и сбрасываетъ ее въ пространство." Они все еще продолжали свой завтракъ.

"Вы ѣдите совсѣмъ, какъ свиньи; право", сказалъ наконецъ, Роландсенъ, "и какъ это помѣщается въ вашихъ чревахъ вся эта пища!"

"Ну, вотъ мы и кончили!" сказалъ старикъ добродушно.

Лодки разъѣхались, и люди снова взялись за весла. Роландсенъ улегся на днѣ лодки, чтобы заснуть.

Они пріѣхали послѣ полудня, и Роландсенъ прямо отправился на станцію за телеграммами. Это были прекрасныя новости относительно его открытія. Новое предложеніе патента изъ Гамбурга и еще болѣе выгодное предложеніе изъ другого торговаго дома черезъ контору. Но Роландсенъ былъ такой странный чудакъ, что бѣжалъ въ лѣсъ и долго сидѣлъ тамъ одинъ прежде, чѣмъ добыть себѣ что-нибудь поѣсть. Восторгъ сдѣлалъ его мальчишкой, ребенкомъ съ безпомощными руками.

XIV

Онъ направился къ конторѣ Мокка и вошелъ туда съ видомъ человѣка, возстановившаго свое доброе имя, съ видомъ льва. Его видъ, навѣрно, теперь поразитъ семейство Моккъ въ самое сердце; Элиза поздравитъ его, можетъ быть, а чистосердечная дружба такъ нужна была ему теперь!

Онъ былъ разочарованъ. Онъ засталъ Элизу передъ фабрикой въ бесѣдѣ съ братомъ; она такъ мало обратила вниманія, что едва отвѣтила на его поклонъ. И оба продолжали свой разговоръ. Роландсенъ не остановился и ничего не спросилъ о старомъ Моккѣ, а прямо прошелъ наверхъ въ контору и получалъ въ дверь. Она была заперта. Онъ снова спустился внизъ и сказалъ: "Вашъ отецъ посылалъ за мной, гдѣ я могу его видѣть?"

17
{"b":"568447","o":1}