ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Понедельник начинается в субботу
Предвестник землетрясения
Драконье серебро
Зеркало твоей мечты
Сезон гроз
На волю, в пампасы!
Слово Ишты
Держи марку! Делай деньги! (сборник)
A
A

А в актовом зале лаборатории собрались уже все сотрудники. Профессор Меллинг суетился на трибуне вокруг странного вида аппарата.

Постепенно гул утих. Профессор Меллинг на родном английском представился и подробно описал свои исследования и цели, которых хочет достичь. Потом профессор Меллинг надел белый халат и приступил к опыту. Завороженные учёные с восторгом наблюдали за тем, что показывал профессор.

«Вот это да», – подумала Аня, неотрывно наблюдая за действиями профессора. – «И почему никто из нас об этом не догадался? Мы бы давно сделали такой шаг вперёд! Ведь способность получить это вещество означает огромнейшие возможности в науке». И в голове Ани замелькали картинки будущего одна с другой.

После эксперимента профессора окружили и задавали множество вопросов. Но разговаривать было не очень легко. Ведь профессор говорил на английском языке, а местные светила и начинающие учёные не совсем в совершенстве владели этим языком. Профессор надолго не задержался и уехал.

Аня сидела на своём рабочем месте, прокручивая в голове эксперимент профессора, и всё не могла понять, как же у него это получилось.

– Вася, вот как ты думаешь, почему, имея возможность получить соответствующее вещество, профессор Меллинг не двинулся дальше? – обратилась Аня к своему коллеге.

– Может его целью было достичь именно этой стадии, а дальше ему неинтересно двигаться? – предположил Василий.

– А почему он давал такую лекцию в нашей лаборатории? Мы же не очень известны.

– Может и не очень известны, но по части открытий мы впереди многих других институтов. Более того, как я слышал, Меллинг может станет у нас работать профессором.

– Правда? – ещё больше оживилась Аня и размечталась. – Вот это будет прорыв!

– Подожди. Он слишком большую зарплату хочет и предлагает «драконовские» условия договора, по которому мы не сможем его уволить ни по каким основаниям в течение пяти лет. Поэтому пока наша администрация и профессор не договорились.

– Да за такой ум любой зарплаты не жалко, – возмутилась Аня. – А условия в пять лет – это же нам выгодно, чтобы не потерять такое светило. Надо подписать договор вообще пожизненно, чтобы этот профессор работал только у нас.

Василий только пожал плечами.

– Мне пора, Анют до завтра.

– Пока, пока.

Аня опять задумалась: «И как всё ловко получилось у этого профессора». По затихшим вечерним коридорам она отправилась в зал. Сейчас там было пусто. Аня немного постояла у возвышения, вспоминая сегодняшний день. Перевела глаза на пол и внезапно увидела капсулу, оставленную профессором Меллингом.

От такой удачи у Ани аж глаза загорелись от восторга. «А ведь я сама могу поставить такой эксперимент», – внезапно подумала она. Её что-то смущало и немного возмущало, что до некоторых вещей, которые теперь казались такими простыми, она не додумалась сама.

Она решительно взяла капсулу и направилась на своё рабочее место. Через двадцать минут всё было готово к опыту. Аня достала свободную колбу, перелила в неё содержимое капсулы, и начала добавлять иные необходимые растворы и ингредиенты.

Аня с удивлением заметила, что все химические процессы пошли не так, как сегодня у профессора Меллинга. Реакция от смешения растворов была совсем иная. Цвет внезапно поменялся с зелёного на красный. Аня широко раскрыла глаза, и тут до неё дошло, что профессор то был обманщиком прямо как шарлатан из девятнадцатого века, про который Аня недавно читала. В голове быстро мелькнула мысль, что надо спасаться из этой комнаты, так как раствор выкинул столб ядовитого газа, но эта мысль быстро погасла, и Аня без чувств упала на пол.

Глава 2. Знакомство с братом

Ане было плохо. Не просто плохо, а очень плохо. Мысли метались, не останавливаясь ни на чём определённом. Попытка повернуть голову закончилась сильнейшей болью.

Аня не двигалась. Постепенно сознание прояснилось. Ужасно болела голова и подташнивало. Аня с трудом немного приоткрыла глаза. Она лежала на какой-то кровати. Глаза закрылись сами собой.

– Врача, – попыталась позвать она, с удивлением отмечая, что слабый голос всё же исторгся из её горла.

– Врач уже был, милая, – услышала Аня чей-то успокаивающий мягкий голос. Поискала в воспоминаниях и не нашла никого, с кем бы ассоциировался этот голос. Пришлось опять заставлять себя открывать глаза.

Рядом сидела женщина лет сорока с добрыми глазами и внимательно с заботой наблюдала за ней.

– Где я? – с трудом произнесла Аня.

– В поместье Дэнверов.

– Кто это такие? – не поняла Аня, сквозь полусомкнутые веки продолжая рассматривать женщину.

– Это ваша семья леди.

Аня закрыла глаза опять. «Хорошенькие шутки у этих медицинских работников пошли», – подумала Аня. «Здесь еле дышишь, а они думают, что ты поймёшь их чувство юмора».

– Это городская больница? – попыталась Аня спросить вопрос прямо.

– Это дом вашего брата, – так же спокойно прозвучал голос женщины.

«Ну вот начались галлюцинации», – продолжала размышлять Аня. – Наверное, это фантазия, порождённая ядовитым газом и прочитанными романами про Англию».

– Как вас зовут? – спросила она следующий вопрос.

– Я экономка в доме вашего брата. Он попросил меня позвать его, как только вы очнётесь.

Аня слегка кивнула головой. Больно. «Видно всё-таки хорошо я надышалась этим газом», – подумала про себя девушка. – «Уже какие-то фантазии начинаются. Вот только выздоровею, найду этого профессора и разоблачу его, чтобы он не мог больше причинять вреда другим людям, тем, кто верит ему. Не зря руководство нашей лаборатории не хотело подписывать договор с ним».

Вслух она произнесла:

– Не надо никакого брата. Я хочу просто полежать, – и она закрыла глаза, тут же провалившись в сон.

Когда она открыла глаза в следующий раз, рядом на стуле с её кроватью сидел взъерошенный молодой человек.

Увидев, что её ресницы дрогнули, он схватил её руку и поднёс к губам для поцелуя.

– Сестрёнка, ты как?

Аня смотрела на него, молча. «Похоже, мои фантазии продолжается. Вон какой оборот приняли».

Молодой человек ещё больше занервничал:

– Ты помнишь меня? Я твой брат – Энтони.

Аня продолжала молчать. «Интересно, если я скажу ему что-нибудь, он исчезнет?»

Молодой человек в это время отчаянно сжал её руку:

– Не волнуйся, я с тобой. Мне доктор сказал, что ты ударилась головой, поэтому возможна потеря памяти. Но будь уверена, я больше не отдам тебя ему.

Странно, но это пожатие руки было как настоящее, как в реальной жизни.

Аня с трудом рассматривала молодого человека, ей всё ещё было очень нехорошо.

«Кто он?» – думала она. – «Если я ударилась головой, то понятно, что я ничего этого не помню. А я и не могу помнить», – тут же мысленно подправила она себя. – «Это же галлюцинации, вызванные ядовитым газом. Странно, что только в этих галлюцинациях присутствует не Максим и даже никто другой, кого она знала, а совершенно незнакомый человек. Помнится, что они проходили по психологии, что в снах и галлюцинациях отражается то, что мы уже видели. Это так мозг обрабатывает события. И там не может быть что-то из того, что мы не видели». Но Аня была уверена, что этого человека она видит первый раз.

Молодой человек ещё долго сокрушался возле её постели. Он что-то говорил, периодически брал её за руку, вглядываясь в её лицо.

«Где же Максим?» – продолжала думать Аня. Потом она не выдержала, пускай видение или отвечает, или исчезает:

– Где Максим? – спросила она молодого человека.

Молодой человек тут же пришёл в себя, голос его стал как сталь:

– Ты имеешь в виду Макса? Не волнуйся, ты его не скоро увидишь, если вообще увидишь. Он отправился воевать с Наполеоном.

Наполеона Аня знала. Ну кто же не знает такого французского императора, который хотел захватить Европу и Россию. «Это хорошо», – с некоторым оптимизмом отметила Аня про себя. «Память начинает постепенно возвращаться».

2
{"b":"568796","o":1}