ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Всякое бывает. В нашей службе форма одежды, звания и должности значения не имеют. Лишь осознание долга и необходимость должны подсказывать способ действий. — И тут же поставил толком ничего не понявшему Бодрову новую задачу. Из нее следовало, что после доукомплектования третьим отделением взводу надлежало вести разведывательно-поисковые действия по очистке армейского тыла от враждебного и преступного элемента в лесных массивах восточнее Окороков. Все организационные вопросы надлежало согласовать с начальником пограничного отряда в этом населенном пункте. Не сказав больше ни слова, представитель штаба взглянул на старшину, развел руками и удалился.

Сегодня Сергей впервые принял участие в совещании командиров подразделений, входивших в состав войск НКВД по охране тыла. К этому времени в полосе армии задачи выполняли пограничники, личный состав оперативных и других войск, оказавшихся здесь в ходе ведения боевых действий. Десятка полтора командиров разместились под поваленным деревом, прислонившись к нему спинами. Совещание проводил заместитель начальника штаба войск НКВД по охране тыла армии майор Кравцов. После ранения в грудь он часто покашливал и каждый раз при этом извинялся.

Майор сообщил, что к началу войны войска НКВД не имели ни теоретических, ни практических наработок по охране тыла действующей армии. Необходимые наставления по организации службы вырабатываются только теперь с использованием накопленного опыта. Определяется при этом, что целью службы является контроль в прифронтовой полосе законности нахождения и передвижения как в тыл, так и в сторону фронта всех без исключения лиц, независимо от званий и должностей, а также ее очистка от шпионов, диверсантов, десантов противника, дезертиров, другого преступного элемента. Задачи выполняются контрольно-пропускными и контрольно-проверочными пунктами, постами охраны на важных армейских коммуникациях, мостах, у входов в населенные пункты, а также проверкой хуторов, деревень, участков местности пешими и конными дозорами.

Кравцов замолчал, грудь его учащенно вздымалась. После минутной передышки он продолжил:

— В нашем «Положении», так его назовем, не все предусматривается, но мы временно выполняем такие задачи, как поддержание порядка и безопасности на фронтовых коммуникациях, охрана от налетов бандгрупп идущих по дорогам потоков эвакуированных граждан и народнохозяйственных грузов, войсковых колонн. Занимаемся мы также вопросами организации прикрытия переправ через реки и регулированием их работы, осуществляем контроль за светомаскировкой на дорогах и в населенных пунктах, соблюдением особых правил передвижения транспортных средств, установленных военным командованием для данной местности. Непосредственно участвуем в мероприятиях по обеспечению сохранности в тайне районов сосредоточения войск, созданных ими баз и складов снабжения.

Как видите, задач хватает с избытком, — откашлявшись и смущенно улыбаясь, сказал выступающий, — но в настоящее время перед нами поставлена еще одна: очистить тылы армии от враждебного и преступного элемента. Для этой цели формируются десять разведывательно-поисковых групп из пограничников и подразделений оперативных войск, каждая в составе взвода. Руководителем группировки со штабом в Окороках назначен начальник пограничного отряда.

Отдышавшись, Кравцов сообщил, что пограничные отряды в ближайшие дни будут переформированы в полки, армейские управления войск по охране тыла ликвидируются, а все подразделения и части передаются в непосредственное подчинение начальнику войск НКВД по охране тыла фронта.

Майор подробно остановился еще на одной задаче для командного состава войск НКВД по охране тыла — работе фильтрационных пунктов. Он отметил, что эти учреждения создаются с первых дней войны в ротах, батальонах, пограничных заставах и отрядах. Их задача — выявление личности граждан и военнослужащих, задержанных на КПП и заставах, а также производство дознания о преступлениях арестованных лиц. Здесь начинается процесс разоблачения вражеских агентов, диверсантов, дезертиров, мародеров, других преступников. В условиях отсутствия достаточного опыта на фильтрационных пунктах рассматриваются и оформляются в отдельные дни до сотни дел на граждан и военнослужащих. Стремясь разгрузить себя, многие командиры подразделений без достаточных на то оснований направляют задержанных под видом необходимости более глубокой фильтрации в штабы частей, прокуратуру армии, контрразведку. Но опыт работы понемногу накапливается, в последнее время меньше поступает претензий со стороны армейских и фронтовых прокуратур.

Взвод Бодрова уже на следующий день получил на комплектование третье отделение в составе десяти человек. Бойцы и командир подразделения младший сержант Моргунов прибыли из запаса. Никто ранее в войсках НКВД не служил, о их специфике — ни малейшего представления. Моргунов был членом ВКП(б), единственным во взводе, сразу же стал признанным внештатным политруком. У него казачий чуб, постоянно торчащий из-под пилотки, усы. Младший сержант — коренастый, подвижный, все усваивающий с полуслова и с доброй улыбкой человек.

Моргунов почти в два раза старше командира взвода, но с первых минут знакомства дал понять: данный факт отношения к службе не имеет.

Назначен был и заместитель командира взвода сержант Бредихин, из запаса.

— Служил в милиции, — солидным басом представился он командиру. Считал сержант себя знатоком в деле борьбы с бандитами. Смотрел на подчиненных нарочито сурово, с недовольным видом. Высокий, стройный, в ладно сидящей на нем форменной одежде, он, тем не менее, не снискал к себе уважения бойцов, держался особняком.

На подготовку к выполнению новой задачи взводу было отведено три дня. Сергей с утра и до позднего вечера тренировал третье отделение и своего заместителя, обучал тактике действий при блокировании, окружении, поиске, сближении с противником, его преследовании, точному выполнению команд и приемов.

— Знает командир дело, — говорил Моргунов своим подчиненным на перекурах, — надо постараться усвоить азы специальной тактики. В войсках НКВД знаний, оказывается, требуется больше, чем в пехоте. Здесь от этого жизнь зависит.

Бредихин чаще отмалчивался, когда необходимо было принять решение на действия взвода в конкретной обстановке. Делал вид, что вопросы для него уж больно несущественные. По каждому поводу скажет: «А вот у нас…» Говорил часто невпопад и откровенную ерунду. Командир взвода поправлял своего заместителя, но все повторялось вновь.

«Ни рыба ни мясо», — сделал неутешительный вывод Бодров.

Накануне выполнения задачи Сергей получил новенькую топографическую карту района действий. До глубокой ночи вместе с командирами отделений изучали ее. Уяснили, где лес, не представляло труда определить реки, ручьи и дороги. Но дальше дело не шло. Много сплошных и прерывистых коричневых линий, еще больше всевозможных цифр, условных знаков. Пугала всех надпись «Секретно» в правом верхнем углу. «Если карту потерять, это похуже, чем неожиданно встретить бандитов в лесу», — рассуждал Сергей.

Утром взвод подняли по тревоге. Скрытно по оврагу он выдвинулся в Окороки. Однако вместо прямых служебных обязанностей подразделение получило совершенно иную задачу. Обстановка опять резко обострилась. Небольшая передышка на фронте неожиданно закончилась. На стыке с соседом на широком фронте противник в очередной раз прорвал оборону, армия вынуждена была отходить на новые рубежи. Задачу поставил по карте степенный, с уставшим лицом и красными от недосыпания глазами начальник пограничного отряда. Она заключалась в следующем. В районе лесного массива Дьяков Бор высажен десант противника численностью до взвода. Между населенными пунктами Марцевичи и Ургеево лес примыкает к шоссе на протяжении около километра. На поиск десанта и его ликвидацию сил и времени нет. Но допустить перехват противником шоссе и потерять для армии важнейшую магистраль хотя бы на короткое время мы не можем. По шоссе отходят войска, идут потоки грузов, с воздуха оно прикрывается авиацией. Взвод должен организовать службу сторожевой заставы и любой ценой пресечь попытки десанта перехватить шоссе.

21
{"b":"568799","o":1}