ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На всякий случай приказал командирам взводов: не высовываться из лесной полосы, организовать оборону и быть в готовности к наступлению.

С правого фланга роты поступило сообщение: вдоль опушки лесопосадки, с противоположной от немцев стороны, движется группа бойцов до тридцати человек. Оказалось — пограничная застава от войск НКВД по охране тыла, выполнявшая задачу войскового заграждения на тылах 9-й армии.

— Лейтенант Шторм, — приятным басом представился подошедший командир, серый от пыли с ног до головы.

Из его рассказа следовало, что после мощного артиллерийского и бомбового ударов немцы прорвали оборону войск 9-й армии южнее Барвенково и устремились на север, закрепляясь на достигнутых рубежах. Приказа нашим войскам на отступление нет. Немцы прошли через его рубеж заграждения по линии железнодорожного полотна Славянск — Барвенково, теперь он отходит параллельно движению противника, чтобы обозначить для своих войск границу и не допустить расширения коридора прорыва.

— Скоро наши начнут отходить, — высказал предположение Шторм.

— Как старший по должности на этом участке, — сказал Сергей, заканчивая разговор, — советую, Шторм, перейти в мое подчинение в качестве командира четвертого взвода и занять оборону на правом фланге. Будем помогать прорываться нашим войскам на восток.

Вскоре группа Бодрова получила новое подкрепление. Нежданно-негаданно с тыла к ним подошли две автомашины. В одной было восемнадцать автоматчиков во главе с давно не бритым, нездорового вида младшим лейтенантом, в другой — всякое штабное имущество. К радости командиров, среди бумаг имелись различных масштабов топографические карты. Оказалось в кузове также одно противотанковое ружье и четыре ящика зажигательных бутылок.

До полудня солнце светило со стороны лесополосы, и немцы укрывшихся бойцов не замечали, но когда оно зависло у них перед глазами и стало припекать, их взоры все чаще и чаще обращались к недалекой зеленой полоске деревьев за спиной. К радости бойцов, повышенное внимание немцев к месту их нахождения этим и ограничилось.

Ближе к вечеру Бодров вызвал к себе командиров взводов и отделений. Он довел до их сведения решение о том, что ночью, видимо, войска будут отходить, неминуемо наткнутся на оборону немцев, поэтому нам придется с тыла атаковать противника и помочь нашим бойцам вырваться из окружения.

— До сего времени, — продолжал командир группы, — мы имели дело с бандитами, диверсантами, вооруженными дезертирами. Это тоже враг, противник подлый и жестокий, но трусливый. Его тактика — внезапное нападение из-за угла, с опушки темного леса. Но при появлении армейского подразделения это «войско» разбегается, боя, как правило, не принимает. Немцы — враг другого уровня: открытый, обученный, дисциплинированный, хорошо вооружен, сам ищет встречи, сопротивляется до последнего патрона. Наш успех — в продуманной тактике действий, стремительной атаке, умелом отходе, способности ввести противника в заблуждение о наших возможностях. На сегодня и впредь: беречь людей, патроны, зажигательные бутылки. Пополнение не предвидится. Стрелять только на поражение и с коротких дистанций.

Командир потрепанного в предыдущих боях батальона гауптман Вайслейн был доволен полученной задачей, выбранным для обороны районом. Здесь он на русских отыграется за понесенные потери зимой. Позиция второй роты перекрывала развилку дорог с Изюма на Барвенково и Лозовую, местность впереди просматривалась хорошо. Откуда бы русские ни появились с намерением прорваться, они окажутся перед фронтом на открытом пространстве, вот тут-то он и покажет себя. Правда, все три роты вытянуты в одну линию, но по высотам, хотя и небольшим. Назавтра обещают усилить батальон еще одной ротой, но с отступающими русскими он и без нее может справиться.

Когда солнце склонилось к горизонту и стало слепить глаза, появились первые отступающие. Они шли широким фронтом без строя, небольшими группами. Вайслейн дал команду «Огонь!» одной роте, не особо утруждая себя результатами, — они были известны. Однако подходившие группы красноармейцев быстро перестроились в цепь и короткими перебежками стали приближаться к переднему краю немцев. Не ожидая такого поворота событий, гауптман приказал открыть огонь всем ротам. Наступающие остановились. В грохоте боя командир немецкого батальона не заметил быстрого приближения с тыла группы Бодрова. Двигаясь в цепи, она без единого выстрела подошла метров на пятьдесят-шестьдесят и открыла огонь по обороняющимся. Грянуло «ура» с тыла, его подхватили с фронта, и немецкий батальон в считанные минуты перестал существовать. Тут же на позициях противника произошла встреча отступающего передового батальона Красной Армии и пограничников.

Гауптман лежал, проколотый насквозь штыком русской трехлинейки, крайнее удивление застыло в его широко раскрытых глазах. Такая же участь постигла многих его солдат.

Большие потери понес и наступающий с фронта батальон; группа Бодрова, напротив, обошлась малой кровью: два бойца погибли, четверо получили легкие ранения.

Командир батальона с крайне уставшим, отрешенным видом коротко изложил ситуацию. Он сидел на земле, положив планшет на колени, часто вздыхал. Из его слов выходило, что немцы прорвались не только в направлении Барвенково, Петровское, но и со стороны Славянска на Петровское.

— Если им удастся завершить эту операцию, — говорил он, — войска 9-й и 57-й армий окажутся в полном окружении.

Попасть в окружение — самая страшная весть на фронте. Ее-то и услышали сейчас бойцы и командиры группы Бодрова.

— То, что мы с вами только что сделали, — с долей горечи отметил командир батальона, — облегчит лишь на малое время участь идущих за нами отдельных частей к Северскому Донцу, а там им предстоит вновь прорваться через боевые порядки противника. Немцы скоро подтянут сюда силы и закроют пробитую брешь. Нам необходимо продержаться здесь как можно дольше. От этого зависит численность войск, успевших проскочить через нее.

Группа Бодрова стала готовить оборону на рубеже от только что захваченной высоты до покинутой лесной полосы фронтом в южном направлении, а поредевший батальон — в километре правее, с разворотом на север. Для отступающих войск в обороне противника был, таким образом, образован неширокий коридор.

Вскоре большими партиями по дороге на восток пошли стрелковые подразделения, потянулась артиллерия, проследовало несколько танков.

Наблюдая за отходящими войсками, Сергей отметил: если в дневное время чувствовалась маршевая дисциплина в колоннах, то с наступлением сумерек картина резко изменилась.

— Народ повалил валом, — сообщил Шведов. Он с отделением автоматчиков пытался как-то упорядочить движение по дороге. — Нас там чуть не перестреляли.

В «коридоре» никто никому не хотел уступать дорогу. Обгоняя друг друга, на выбоинах зло рычали автомашины, скакали по обочинам всадники, бегом преодолевали отвоеванный участок земли бойцы группами и целыми подразделениями. Слева от дороги по трупам немецких солдат прошли три танка Т-34 и два БТ, по их колее двинулись легковые и грузовые автомашины, пароконные и одноконные повозки. Все это в темноте, в нескончаемом реве моторов, грохоте железа, гомоне и ругани людей, храпе лошадей, скрипе колес, лязге гусениц.

«Похоже на панику, — думалось Сергею. — Сколько еще времени отпустят нам немцы на беспрепятственное отступление?»

А времени этого уже не оставалось. Вдалеке с южной стороны показались прыгающие лучи света мотоциклетных фар. В их еще слабом мерцании стало видно, как начала распадаться масса движущихся войск: одна ее часть ускорила движение техники, другая бросилась в противоположную от приближающегося противника сторону. Длинные очереди пулеметного отделения группы Бодрова мгновенно погасили фары, остановили немцев. На несколько минут возобновилось более или менее упорядоченное движение отступающих по дороге войск. Но вскоре остановившиеся мотоциклисты начали освещать местность ракетами и вести огонь из пулеметов. Потом к ним присоединились сначала два, а затем еще восемь танков, открывших огонь из орудий. Отступающие колонны, уходя от огня противника, все более стали отклоняться влево от маршрута. Командир батальона на северной стороне коридора пытался удержать движение в нужном направлении, но безуспешно. Уходя от огня, отступающие в конце концов стали флангами передвигаться вдоль линии обороны противника.

53
{"b":"568799","o":1}