ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Условия нестабильного фронта, продолжающийся выход из окружения малочисленных групп военнослужащих внесли существенные изменения в организацию службы войскового заграждения. Уже первые часы работы первичного пункта проверки, функции которого не предусматривались инструкциями и приказами, подтверждали необходимость его создания. Возле командира роты за несколько часов набралась большая группа красноармейцев, младших командиров с документами и при оружии.

— Ума не приложу, что с ними делать, — говорил Бодров своему заместителю. — Граждан без документов направим на фильтрационный пункт под конвоем. А из бойцов давай формируй взвод, назначь командирами сержантов из числа задержанных. По окончании формирования прикажи командиру взвода следовать в распоряжение военного коменданта в Боровой. Дело не терпит отлагательств. По мере накопления здесь людей немцы обязательно пришлют самолет, а этого только нам и не хватает.

— Как вы здесь оказались в одиночестве? — обратился Сергей к очередному задержанному красноармейцу.

— Из окружения вырвался.

— А где остальные бойцы вашего подразделения?

— Остались лежать за Северским Донцом.

— Куда теперь идете?

— Ищу какую-нибудь воинскую часть, к ней примкну. Может быть, возьмете к себе? — с надеждой в голосе попросил боец.

— Мы — войска НКВД, вам же надо в Красную Армию.

Перед обедом в расположение роты прибыл капитан из управления войск НКВД по охране тыла. Он поздравил командира роты с досрочным присвоением звания «старший лейтенант» за умелые действия подразделения при выходе из окружения. Расторопный старшина Волынов тут же достал из вещевого мешка два кубаря и привинтил их к петлицам Сергея.

Результатами организации службы заграждения капитан остался доволен, действия по формированию подразделений из задержанных военнослужащих одобрил. Уезжая, представитель управления пообещал ходатайствовать о представлении старшего лейтенанта Бодрова к правительственной награде.

Ранним утром следующего дня на временный пункт проверки задержанных прибыл майор с предписанием сформировать отдельный стрелковый батальон из бойцов и командиров, вышедших из окружения с документами и оружием, а также подготовить оборону по линии железной дороги.

Через два дня на рубеже войскового заграждения был создан батальонный район обороны из вновь сформированных подразделений. В этой связи посты роты Бодрова оттягивались в тыл, а затем последовал приказ на организацию линии войскового заграждения вдоль железнодорожного полотна от станции Сватово до Купянска.

XXIV

В Батурино никогда еще не размещалась и даже не останавливалась никакая воинская часть. Военные наведывались лишь в качестве отпускников. Это всегда было событием не только для семьи служивого, но и для соседей, да и для всего хутора Черкасского. Военные пользовались непререкаемым авторитетом, звания не имели значения, военные — и все.

В июне 1942 года в Батурино прибыл стрелковый полк на переформирование. Военные были теперь повсюду. Только на территории МТС разместился батальон. Бойцы и командиры в новом обмундировании, лишь винтовки у них старые, с потертыми деревянными частями. Штаб батальона разместился у соседей Бодровых. Там жил бухгалтер МТС. Помещение имело три жилые комнаты с двумя отдельными входами и коридорами.

Теперь Лида могла целыми днями смотреть в окно или с крыльца и наблюдать, что делают военные. Ей нравилось-то занятие. Все было ново, интересно: как бойцы и командиры входили в штаб, выходили из него, отдавали честь друг другу, говорили о чем-то важном. При построении батальона утром и вечером чуть ли не весь эмтээсовский люд выходил из своих домов посмотреть на военных. Четко и красиво роты шли строем. Вечером перед отбоем проводится вечерняя прогулка, подразделения поют песни в строю, да так, что слезы у женщин на глазах появляются.

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой…

Военных было много, держались они особняком, с гражданскими общались мало. Весь день шла у них боевая подготовка: стрельбище организовали в балке у Казенного пруда, отрабатывали атаку и оборону в открытом поле, а окопы и блиндажи на западной окраине Батурино готовили настоящие. Война приближалась. Вскоре и жители стали подтягиваться в распорядок дня военных. Бойцы и командиры жили в палатках. Чтобы не булгачить военных, как говорили женщины, надо всем ложиться спать, как только у них прозвучит сигнал «отбой», и вставать не ранее шести утра, пока не будет «подъема».

Жизнь шла своим чередом. Вскоре появились и знакомые среди командиров. К Ане по вечерам стал приходить «дядя Вася, капитан», как окрестила его Лида. Это был русоволосый, среднего роста стройный крепыш, с приветливой улыбкой на молодом лице. С Аней они подолгу сидели на ступеньках крыльца и часто негромко пели. Капитан аккомпанировал на гитаре.

В кармане маленьком моем
Есть карточка твоя.
Так значит, мы всегда вдвоем,
Моя любимая.
Бьется в тесной печурке огонь.
На поленьях смола, как слеза.
Синенький скромный платочек
Падал с опущенных плеч.

Лида садилась обычно в коридоре на маленький стульчик, слушала, как слаженно поют Аня с дядей Васей. Иногда к ней подсаживалась мать, устало прислонившись спиной к стене. Вместе молча слушали новые задушевные слова и мелодии.

Капитан знал множество забавных историй, умел их рассказывать, то и дело вызывая у женщин неудержимый смех до слез. Приходила в гости Юля, просто так, поболтать, послушать. Подсаживалась к Лиде, и они, прижавшись друг к другу, подпевали молодым людям. Девочки первыми начинали громко смеяться, если дядя Вася рассказывал что-либо интересное из своей жизни, выдумывая при этом всякие небылицы.

Вчера вечером всей компанией ходили в клуб, смотрели фильм «Чапаев». Военных в зале полным-полно, их большинство. «Взрослые люди, а радуются и печалятся по ходу сюжета, словно дети», — подумала Лида. Мальчишки, те реагируют еще эмоциональнее. «Бей гадов!» — кричат из первых рядов, традиционного места скопления батуринских пацанов.

Юля сообщила Лиде на ухо, что получила письмо от Вадима.

— У него все в порядке. Из Камышина его направляют в Сталинград.

— Это хорошо, тыл глубокий. А нам что-то не пишет.

— Просит передать привет, сообщит о себе, когда прибудет на новое место службы.

— От Сережи нет долго писем, — удрученно сказала девочка.

— По радио сообщают, будто немцы опять начали наступление. Вновь скоро пойдут похоронки.

Дядя Вася проводил Аню с Лидой до крыльца.

Матери удалось накосить сена в дальней балке Казенного пруда. Она подрядилась с соседкой клубные наружные стены обмазать и побелить. Надо накопать и принести глины, набрать соломы, коровьего жидкого помета. На все требуется время, поэтому Анна Михайловна попросила съездить за сеном Аню с Лидой. Быков и арбу дали в колхозе как семье фронтовиков. На поездку напросился и дядя Вася. Ехали молча. Разговор что-то у молодых людей не ладился, а Лиде хватало забот с цветами. Она то вставала из-за грядушек арбы, чтобы сорвать понравившееся чудо природы, то вновь садилась и продолжала формировать красивый букет. Когда приехали к собранным накануне копнам сена, капитан предложил Лиде поучиться стрелять из пистолета ТТ. Она с интересом взяла оружие в руку, покрутила его так и эдак, сама взвела курок и нажала на спусковой крючок. Потом нашли небольшую жестянку, установили на земле, метрах в двадцати от себя. Капитан дважды выстрелил и оба раза попал в цель. Лида со страхом взяла пистолет, одно дело — просто подержать, другое — когда надо стрелять. Капитан, сзади придерживая ее руки, дослал патрон в патронник.

55
{"b":"568799","o":1}