ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никто не возражал, дело житейское.

Горбоносый подошел к заскулившему псу, присел возле него, погладил по спине и вдруг одним прыжком скрылся за дверью сарая.

Когда оторопевшие бойцы сорвали дверь и осторожно вошли, внутри никого не оказалось. Обнаружили в дальнем углу небольшой лаз с выходом в густые заросли репейника и чертополоха, протоптанную тропинку в глубокую промоину и дальше в лес. Сколько потом оперативники ни бегали вокруг сарая и по тропинке, следов беглеца не обнаружили.

— Упустили почем зря, — сокрушался старший наряда, оправдываясь перед командиром роты, — таким покладистым прикинулся, проклятый.

К утру следующего дня все части и подразделения Красной Армии на острове поменяли места дислокации.

XXXIII

Под ударами танковых соединений противника ослабленные части 37-й армии откатывались на юго-восток. По приказу штаба войск НКВД по охране тыла роте Шведова предстояло по кратчайшему пути выйти на рубеж железнодорожного полотна Г еоргиевск, Минеральные Воды и организовать службу войскового заграждения раньше, чем там окажутся потоки отступающих войск и гражданского населения. Но подразделение получило задачу, когда после непродолжительного затишья неконтролируемое движение в прифронтовой полосе стало вновь набирать силу. Бойцы шли в окружении озлобленных, голодных, оборванных, заросших щетиной неприветливых и нередко вооруженных людей в военной и гражданской одежде. Организовать проверку документов в такой ситуации было делом безнадежным. Одно радовало: путь лежал по пологому спуску к реке Куме.

Рота шла четырьмя параллельными взводными колоннами с интервалами до двухсот метров. Встречающиеся в полосе движения одиночки и мелкие группы военнослужащих после проверки документов пристраивались к подразделениям. Во второй половине дня возле командира роты скопилось до сотни задержанных бойцов различных родов войск и ни единого сержанта или представителя среднего командного состава. Шведов поставил своих командиров отделений во главе взводов, а более подготовленные рядовые возглавили отделения. Долго размышляли с политруком, кого назначить командиром роты. Подходящей кандидатуры, кроме Лаховского, не оказалось. Так появилось подразделение из бойцов Красной Армии с командирами от войск НКВД. Оставалось вооружить его, чтобы сделать еще и боеспособным.

Неожиданно от правофлангового взвода прибежал посыльный с сообщением, что в овраге по ходу движения обнаружено скопление большой группы возбужденных людей, в основном гражданских, но есть среди них и военные. Командир роты приказал двум взводам окружить овраг и без проверки документов и выяснения причин сбора толпы никого не отпускать. Сразу же возле командиров взводов стали накапливаться задержанные граждане с запасами консервов, сухарей, сахара в рюкзаках и сумках.

Появление на краю оврага вооруженных бойцов не снизило активности грабежа войскового склада с продовольствием. Его начальник, младший лейтенант, лежал убитый, а пятеро разоруженных бойцов охраны сидели рядом в ожидании, чем все это кончится. Охрана пыталась воспрепятствовать разгрому дивизионного склада, но силы оказались неравными.

— Стой! — крикнул командир роты. Но в общем гомоне возбужденной толпы его голос мало кто услышал. Он трижды выстрелил из пистолета в воздух — опять никакой реакции. Лишь один активист погрома с черной до глаз бородой, в брюках и сапогах военного образца, расстегнутой до пояса гимнастерке, поверх которой был надет гражданский пиджак, стоял на сложенных штабелями ящиках, медленно повернул голову.

— Какого х… расстрелялся? — не повышая голоса, раздраженно прохрипел он. — А то стрельну, своих не соберешь.

Вокруг загоготали.

— Прекратить грабеж немедленно, или будет применено оружие на поражение. Военнослужащим подойти ко мне! — приказал Анатолий.

— Иди, откуда пришел. Немцы вот-вот появятся, а он «прекратить». Навались! — зычно крикнул «активист».

Среди ящиков вновь засуетились люди. Слова Шведова были явно проигнорированы.

— К бою! — подал команду Анатолий окружавшим его бойцам.

Клацнули затворы. Но и в толпе на складе стали хвататься за винтовки, в руках «активиста» появился парабеллум.

Шведов дважды выстрелил в него, тот наклонился вперед и головой вниз рухнул со своего пьедестала. Несколько выстрелов пришлись по тем, кто успел взять в руки оружие. Толпа замерла на мгновенье, и тут же прозвучал одиночный выстрел из-за ящиков. Острая боль резанула левое плечо Анатолия, вскрикнул стоящий позади боец-пулеметчик. Другой пулеметчик стеганул короткой очередью туда, откуда только что велась стрельба.

— Всем лечь на землю! — превозмогая боль, крикнул командир роты, обращаясь к оробевшей толпе.

Задержанных набралось тридцать девять человек. Пока Анатолия и бойца перевязывали, командир второго взвода разделил толпу.

— Кто из беженцев, — выкрикнул он, — отойти влево!

Отделилась от ящиков основная масса погромщиков.

— Военнослужащим было сказано подойти сюда, в чем дело? — повысил голос взводный.

Приблизились два красноармейца.

Возле ящиков продолжала стоять небольшая группа похожих друг на друга людей: все одного роста, широкие в плечах; давно не бритые лица, смешанная полувоенная одежда. При содействии беженцев среди них были выявлены пятеро участников расстрела младшего лейтенанта и угрюмого вида мужчина, стрелявший в командира роты. Никто из этих людей не имел документов, во взглядах только страх и злоба. За ящиками обнаружили еще одного человека в такой же одежде и без документов. Он не пожелал примкнуть ни к одной группе. Активных действий в грабеже не принимал, сидел в сторонке, покуривал. Но именно его агитация среди беженцев спровоцировала нападение на воинский склад.

Всю семерку командир роты приказал расстрелять. Их отвели к стенке оврага, и пулеметчики длинными очередями поставили точку в деятельности еще одной преступной группы.

Два красноармейца, как выяснилось, покинули свой полк, сдерживающий наступление противника на данном направлений. Они в грабеже не участвовали, оказались в толпе из-за любопытства. Беженцы поддались на провокацию в надежде на легкую наживу, теперь надо отвечать по законам военного времени. А они уже потеряли четверых земляков в результате провокационного выстрела из-за их спин. Шли из Ворошиловградской области, все было нормально, а тут влипли по самые уши.

Случаются на фронте и радостные минуты. Подошел старшина.

— Начальник склада арттехвооружения, — представился он командиру роты. — Пока шел грабеж продсклада, — рассказал старшина, — мы с бойцами охраны перепрятали ящики с готовыми к бою автоматами ППШ, а их там двести штук, да два десятка ящиков с патронами к ним. Возьмите под расписку, а то могут попасть к немцам.

Подарок так подарок! В течение часа подразделение Шведова превратилось в роту автоматчиков, только снайперы не расстались со своими винтовками. Вооружились автоматами два взвода роты Лаховского, два других получили освободившиеся трехлинейки. Оба подразделения взяли по паре ручных пулеметов, пополнили свои запасы продовольствием и боеприпасами. Слышался недалекий бой. Шведов послал роту Лаховского на помощь сражавшемуся полку, нагрузив бойцов ящиками с патронами, гранатами, консервами, другими продуктами питания, передал в их распоряжение задержанных беглецов. Бойцов охраны обоих складов, задержанных горе-грабителей и своих автоматчиков Анатолий навьючил боеприпасами, продовольствием, и колонна пошла по намеченному маршруту.

Рота Лаховского часа через полтора вышла к переднему краю обороны полка. Такой неподдельно радостной встречи политрук не мог ожидать. Командир обороняющегося полка расцеловал Лаховского, обнимал бойцов. Надо же, в такое критическое для всей обороны время прибыла полнокровная, хорошо вооруженная рота, да еще с запасами продовольствия и боепитания! Ослабленные людскими потерями подразделения полка вторые сутки без тылового снабжения с трудом сдерживали натиск противника.

82
{"b":"568799","o":1}