ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она что, рехнулась? — с наигранным неудовольствием брюзжал он, услышав сообщение о повышении цены на тушенку.

— У меня же нет счета в Госбанке.

Внимательно выслушал Егор информацию о появлении у Ганки нового вздыхателя, скептически улыбнулся.

— А чего тут особенного, — заметил Иван, наблюдая за гримасой собеседника, — женщина она еще не старая, мужики сейчас в дефиците, и вдруг — молодой, здоровый. Далеко не каждая устоит от соблазна помиловаться. Уж не ревнуете ли вы?

— Нет, что ты. Ганка всегда была вертихвосткой. Как магнит всякие железки притягивает, так и она любовников своей белозубой улыбкой. Но такие нужны ненадолго, в лучшем случае на один день, потому всю жизнь одна, без мужа.

Желтозубый надолго задумался, не обращая внимания на непорядок в своем туалете. Настало время решиться на очень важное и ответственное дело, а его «остолопы», как он величал своих помощников, не годились для этого: все как один — лихие исполнители, а думать не способны. Им бы взрывать, убивать, поджигать, а как только появляется нужда что-то сообразить — стена непроницаемая, глушь. Самому приходится думать за всех. А нужен человек энергичный, способный самостоятельно анализировать оперативную информацию и принимать соответствующие решения.

Егор посмотрел на Ивана. «Нет. Этот подойдет для связи с Ганкой. Если она сможет втянуть в свои амурные сети нового знакомого, его можно использовать для укрепления севской группы. Там тоже нужен новый человек».

— Ты не знаешь того крепкого парня, который увивается за симпатичной девушкой розового возраста? — обратился он неожиданно к Ивану.

Тот с изумлением поднял брови:

— О ком речь?

Не обращая внимания на удивление собеседника, Егор продолжил мысль:

— Тебе надо с ним познакомиться, а потом меня представишь. Полсотни рублей получишь за труды. Язык у тебя подвешен на веселой нитке, чешет помелом, работа не обременит.

— За пятьдесят познакомлюсь, если покажешь, с кем. А на симпатичных я не заглядываюсь, робость берет.

Иван с трудом удержался, чтобы не выразить изумления, когда Желтозубый указал в толпе на Сергея с Галиной.

— Зачем тебе эта красивая пара? Уж не собираешься ли отбить красотульку? Ты смотри, парень он здоровый, с ним вряд ли сцравишься.

— Требуется перевозчик, а возможно, и продавец сахара. Дело прибыльное, можно хорошо подзаработать.

— А если он не пожелает знакомиться? Сейчас на такое люди идут неохотно, опасаются.

— Захочет! Иначе мы его симпатичную умыкнем.

— «Мы» — это кто?

— Не задавай глупых вопросов, когда речь заходит о деньгах, особенно больших.

Поразмыслив минуту-другую, Егор заявил, что впредь они будут говорить о делах коммерческих через его помощника.

— Ты помнишь того парня, — сказал он, — с которым ездил в Севск за консервами?

— Шофером, что ли?

— Нет, другого. Который туда и обратно трясся в кузове и с тех пор насморк не может вылечить.

— Не смотрел на него. Надобности не было. А зачем он туда ездил, если не секрет?

— Подружись. У него денег — куры не клюют, — не отвечая на вопрос, посоветовал Егор.

— Мне без разницы, кто будет платить.

— Это хорошо! Он тебе обязательно понравится.

Желтозубый приподнял руку над головой, и к нему тут же подошел человек, с которым Иван имел «удовольствие» ехать под брезентом в кузове автомашины.

— Зитцер, — прогундосил подошедший.

Невысокого роста, широкоплечий, голова на короткой шее, отчего верхняя часть туловища смотрелась обрубком. Глаза чурбана открыто неприязненно смотрели на Ивана. Во встречном взгляде оперативника, напротив, светилась искренняя радость встречи.

— Завтра в это же самое время доложишь через помощника, как идут дела со знакомством с той парой, — с жесткими нотками в голосе сказал Егор.

— Я уже должен докладывать?

— Если старший оговорился, ему не обязательно об этом напоминать. И вообще, советую не придираться к словам. В русском лексиконе около двадцати пяти тысяч слов, не сразу подберешь подходящее в данный момент, — ответил Желтозубый, высокомерно подняв голову.

— Завтра же здесь, — прогундосил его помощник и тоже растворился в людской массе.

Условия конспирации не предусматривают необходимости открытой встречи оперативников в толпе. Исключениями могли стать лишь чрезвычайные обстоятельства, крайне, не терпящие отлагательств случаи.

Сергей в последнее время общался с Иваном через Романа. Видел его издали пару раз после «прописки» на жительство у Жени. Назрела необходимость встретиться, поговорить. Но даже свидание в ведомстве Кирпича по соображениям конфиденциальности было нежелательными. Не без основания полагалось, Иван находится под наблюдением, рисковать выявлением его связей было нельзя.

Командир оперативной группы медленно шел вдоль торгового ряда, где продавались различных сортов одежда и обувь, домашние поделки. Рассматривая товар, разложенный на земле, повешенный на руках, шее, плечах, он внимательно вглядывался в ассортимент торговой продукции, самих продавцов.

Несколько дней назад задержана группа расхитителей военного имущества по наводке Романа и его общественного помощника Тимофея. Задержанные оказались частью банды Свирепого, промышлявшей в округе. Преступная группа состояла из местных женщин и пришлых мужчин-дезертиров. По оперативным данным органов милиции, бандиты занимались грабежом военного транспорта на дорогах, при этом убивали всех свидетелей. Они поименно знали сотрудников местной милиции и органов НКВД. Поэтому, стоило тем покинуть свое заведение и направиться на рынок, об этом уже знали. Стражи порядка видели за прилавками лишь добропорядочных торговцев. По их сведениям, награбленного имущества в Белых Журавлях не продавали, а несколько бандитов, которых задержали на рынке с таким товаром, объявились случайно, военные их сразу и обнаружили.

Однако реальная обстановка была иной.

— Я видел того парня с сапогами, — сказал Тимофей Роману на последней встрече, — который смог уйти от патруля на прошлой неделе. Опять торгует. Появились и другие лица.

— А я тут при чем?

— Если хорошенько смотреть по сторонам, а на тебя не обращают внимания, можно увидеть многое, — продолжил прерванную мысль собеседник, будто пропустив мимо ушей вопрос Романа. — Некоторые появляются накоротке и опять исчезают на несколько дней.

— Сергей заметил Ивана издали, хотел обойти товарища стороной, но тот настойчиво двигался навстречу, несмотря на предостерегающие жесты командира оперативной группы.

— Желтозубый намерен познакомиться с вами, — без обиняков торопливо заговорил Иван. — Хочет за деньги дать какое-то важное поручение. Если оно не будет выполнено, угрожает захватить Галечку. Давайте походим, побеседуем — я вроде бы вас агитирую на знакомство. Возможно, за нами наблюдают.

— При первой возможности передай через Кирпича, пусть Вихров скрыто обеспечит охрану Г але, усилит наблюдение вокруг рынка, а Роману необходимо присмотреться к знакомым Тимофея. Мне на встречу с ними идти уже нельзя. Надо, похоже, подыскивать себе квартиру. Наша обитель для меня закрыта.

Утро следующего дня выдалось пасмурным. Порывы ветра секли по лицам прохожих изморосью. Рынок наполовину опустел, поредевшая масса людей получила возможность ускорить движение. Прикрывая лица, люди наскакивали друг на друга, незлобиво ругаясь. «Столкнулись» внезапно и Сергей с Иваном.

— Привет, знакомый, — нарочито громко воскликнул порученец Егора. — Куда мчимся?

— От дождя хочу укрыться. Не похоже, чтобы он скоро закончился, а плащ не взял.

— И мы с другом, — Иван кивнул головой в сторону Зитцера, — тоже ищем сухого места. Идем с нами за компанию.

Под навесом к ним присоединился Желтозубый. После взаимных приветствий и представлений Зитцер засуетился, извинился:

— Нам с Иваном нужно немедля переговорить наедине. Возникло срочное дело.

Они тут же отошли на десяток метров в сторону.

32
{"b":"568802","o":1}