ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страна сказок. Путеводитель для настоящего книгообнимателя
Ведунья против князя
Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей
Таро. Полное руководство по чтению карт и предсказательной практике
Славно, славно мы резвились
Триггер
Под покровом светлых чувств
Люблю, люблю одну!
Русская литература: страсть и власть
A
A

Когда Сергей привел в дом избитого парня, Галя охотно принялась за ним ухаживать. Как заправская медицинская сестра, делала перевязки, смазывала подсолнечным маслом подсыхающие царапины и ссадины, поила чаем, поправляла подушку, одеяло. Поглядывая из-под бинтов лишь одним глазом, уже к вечеру он назвался Юрием. Всколыхнулось девичье сердце воспоминаниями, вернулись полузабытые чувства к тому Юрию с выпускного вечера. Она села рядом на табуретку, не в силах справиться с нахлынувшими волнениями в груди.

Юрий смотрел на красивый профиль девушки, ее нежное лицо, яркие блестевшие глаза, и ему чудилась фея, сошедшая с небес. Веселые искорки его единственного открытого ока лучились навстречу прелестному созданию.

Дела на поправку шли быстро. Молодое натренированное тело Юрия легко справлялось с последствиями нетяжелых поверхностных травм. Не последнюю роль в этом играла Галя, ее мягкие чудотворные руки и постоянная искренняя забота о нем.

Говорят знающие люди, весной раны заживают и болезни отступают быстрее, — обновленная природа помогает справиться с недугом. В это время даже на войне потерь бывает меньше, но обостряются душевные муки. Они тем острее, чем ярче и богаче жизнь вокруг.

Битый, как назвал его Сатана, через десяток дней полностью оправился от телесных повреждений, психологическое состояние тоже оказалось на высоте. Теперь он взирал на белый свет уже двумя глазами, а огромный кровоподтек под одним из них заметно поубавился, от царапин и ссадин остались лишь едва заметные следы.

Когда Галя сняла с лица квартиранта последний бинт, перед нею предстало лицо старшеклассника с последнего предвоенного выпускного вечера.

Девушке показалось, будто сердце ее вот-вот оторвется, так бешено оно заколотилось. Галя прижала руку к груди, стараясь унять, как ей показалось, оглушительные звуки.

— Вы меня узнаете? — с трепетом в голосе спросила девушка, не спуская с лица парня восторженного взгляда.

— Помню, как вы ухаживали за мною последние дни. Этого я не забуду. Раньше, к сожалению, не видел, — сказал он, внимательно вглядываясь в ее глаза.

— Выпускной вечер в 41-м году. Танец с девочкой. Свет погас…

— То был не я, — улыбнулся Юрий. — Жаль, не мне довелось побывать на том выпускном вечере. Непременно протанцевал бы с той девочкой весь вечер, а затем проводил бы до дома.

Сергей до поры до времени не брал с собою Юрия в качестве охранника. С первых дней знакомства эту задачу тот выполнял дома, оберегая жизнь Гали, хотя никакой угрозы для нее уже не существовало. Отдаваясь целиком заботам о Юрии, она перестала посещать рынок, занималась домашним хозяйством. Нину Дмитриевну Сергей пристроил помощницей Елизаветы, и она с раннего утра по позднего вечера была на работе, а признанной всеми хозяйкой стала Галина. Она определяла, кому и что сделать по дому, и квартиранты с удовольствием выполняли ее распоряжения, Юрий охотно помогал по хозяйству. Отремонтировал все двери в доме и во дворе, выправил ограду, вместе с молодой хозяйкой ходил в лесную полосу собирать сухой хворост и сучья, рубил топором бурьян для топки и таскал его вязанками домой, топил печку, носил воду из колодца, ходил в погреб.

Г аля была шокирована тем, что Юрий не хотел быть прежним Юрием, мысли о котором так долго лелеяла. Она знала и чувствовала, ошибки не могло произойти, сердце не обманешь. Загадочные улыбки парня терзали душу.

После памятного разговора, когда она признала Юрия, парень вроде бы изменил поведение: не проявлял инициативы в общении, не шел на доверительные разговоры, не вспоминал прошлого. Но девушка замечала, как он ласково смотрит в глаза и не сходит с лица улыбка при встречах. Девичья интуиция подсказывала: он неравнодушен к ней. Оттого непонятная видимость отчуждения Юрия больно терзала душу. Хотелось теплых слов, совместных приятных воспоминаний, а вместо этого лишь добрые взгляды, готовность помочь в любом деле.

«А вдруг он шпион, — кольнула внезапная мысль, — если не признается, кем на самом деле является! Значит, нам всем грозит опасность?»

У Гали даже лоб покрылся испариной. Сердце начало учащенно биться. В сознании возникали картинки одна другой мрачнее. Она представила, как к ним придут ненавистные немцы, арестуют всех, повезут в далекую Германию, заставят работать в болотах по пояс в воде. Хотелось плакать, а Юрий будто не замечал ее настроения, улыбался подзажившими губами. Девушку одолевали сомнения, а думать плохое о хорошем парне не хотелось.

Сергей заметил изменившееся к нему отношение Г али, хотя на первый взгляд все осталось по-прежнему. Так же с грустью провожала и радостно встречала. Но…

«Судя по всему, — рассуждал он, — у ребят возникли взаимные нежные чувства».

Сергей искренне радовался, что так складываются обстоятельства, мысленно поздравлял молодых людей и себя, хотя понимал, они немедленно скажутся на собственном душевном состоянии. Ему было знакомо чувство ревности, которое мало-помалу выветрилось. В теперешней ситуации отношения с Галей строились на эмоциях, не затрагивая душевных струн. Но, когда от тебя уходит подруга, настроение не улучшится.

«Ревность, — рассуждал он, — наверняка, как и любовь, — чувство душевное. Они вместе таятся скрытой сердечной болью, однажды возникнув, не исчезают. Другое дело, если ревность густо замешана на эмоциях, когда на первый план выступает инстинкт самца, у которого уводят самку. Но эмоции быстро рассеиваются. Пришли и ушли».

Уже стемнело, когда Сергей подошел к дому. Прозрачный и теплый воздух, умеренно влажная земля, глубокое бездонное небо создавали особый колорит весеннему вечеру. Вокруг тишина, ни единого огонька, хотелось душевного покоя, думы о взаимоотношениях с молоденькой подружкой незаметно сами собою пропали. Появились другие.

За воротами Сергея поджидала Галя. Ее встревоженный вид насторожил командира оперативного группы.

— Что-нибудь с Юрием?

Она потянулась к нему, обвила шею руками, поцеловала в щеку и зашептала на ухо:

— Юрий — шпион.

— С чего ты взяла? — сразу успокоился Сергей. «Какая-то блажь взбрела в голову девке».

— Я знаю его ещё с довоенного времени, а он не признается, что является тем самым Юрием. Я боюсь, нас за это всех арестуют, и, кто знает, чем всё это кончится.

— Милый Гальчик! Мне не известно, кто был тот, а этот Юрий — парень хороший, — улыбнулся Сергей, — никто нас не арестует, выбрось плохие мысли из головы. О своих подозрениях никому ни слова, засмеют. Не всё, что кажется, есть на самом деле. А если так, не обязательно об этом говорить вслух, — сказал он, наблюдая за глазами девушки, которые убедительно свидетельствовали: лучшего ответа она не могла ожидать.

— Я так и сделаю, — заметно успокоившись, ответила она.

— Не хочешь ли ты, чтобы Юрий жил в другом месте? Где-нибудь по соседству, например.

— Нет, нет! Как ты мог подумать? — торопливо сказала Галя повеселевшим голосом. — По-моему, ему хорошо у нас, а у чужих людей — кто знает, как там будет.

— Вот видишь, все недоразумения разрешились быстро. Их попросту не было.

— С тобою, Сережа, надежно.

— За комплимент спасибо.

Думы же у Ланцова были невеселые. Боевик № 2 оказался не таким тупым, как его охарактеризовал Сатана. Из первой поездки в Севск он привез сведения, которые были переданы непосредственно Зитцеру. Оперативная информация с тылов 57-й армии, таким образом, оказалась у противника, минуя контроль разведывательного отдела войск НКВД по охране тыла и органов СМЕРШ. Надо было предпринимать меры, исключающие впредь подобные промахи. И хотя об этом ему начальство ничего не сказало, можно полагать, напомнит при случае.

Сатана нервно ходил взад-вперед по Лизкиной квартире. Последнее время она у него превратилась в подобие штаба. Сюда вызывались подчиненные, здесь отдавались приказы. После подключения к работе «Г идры» новых людей он редко выходил из дома. Дела шли неплохо и без него, можно отдохнуть. Мария, наблюдавшая за перемещениями Егора, сообщала, что объект покидает Лизку не каждую ночь. Уходит под утро без сопровождения в свою новую квартиру, о которой его подчиненные не знают. Там у него радиостанция. Иногда посещает квартиру вечером, но в этом случае обязательно возвращается к Елизавете на ночь.

67
{"b":"568802","o":1}