ЛитМир - Электронная Библиотека

Так что с криком:"Кия-а-а-а!" Давид накинулся на ошалевшего Голиафа и прикончил бедолагу прямо на глазах свидетелей

А уж после такой славной победы, и ревнивая жена не посмела даже вякнуть, когда царь Саул объявил какого-то проходимца своим наследником.

Конец.

Юдифь и Олоферн.

Высоко в горах в славном городе Ветилуя жила вдова по имени Юдифь. Ничего так, симпатичная, молодая и бездетная, а потому многие на неё засматривались, но свататься не спешили. Причин тут было несколько, но о них чуть позже. Муж у этой славной женщины скончался, упав с высокой лестницы (совершенно случайно, вы же понимаете!), Юдифь его быстро похоронила по всем полагающимся обрядам... (я не говорила, что вбила осиновый кол, вы сами об этом подумали!) и занялась благоустройством полученного в наследство дома. Родственники покойного на него не претендовали, увидев, как ловко управляется новоиспеченная вдова огромным тесаком. Вот у курицы, намеченной для поминальной тризны, шансов не оказалось: Юдифь стремительным броском поймала птицу и ловко её обезглавила. Служанка у вдовы была под стать своей госпоже: хмурая девица с угрюмым взглядом и накаченными мускулами.

Почтенная вдова, помянув мужа, собралась жить в своё удовольствие, но тут случилось непредвиденное: к стенам Ветилуи пошло войско царя Навуходоносора. Командовал сим скоплением идиотов, мародёров и насильников, ой, простите, конечно же доблестных солдат выдающийся полководец Олоферн. Уж не знаю, в каких местах он был выдающимся, но командиром, по итогам всех событий, сей почтенный товарищ оказался никаким. Хреновым, если совсем грубо сказать, командиром.

Правда, отцы славного города Ветилуи не отставали от него в тупости. Нет, вы подумайте только, по стране уже не первый день шарится пришлый сброд, то есть вражеская армия, конечно, а эти... как бы помягче сказать... нехорошие люди даже воды не запасли, не говоря уже о продовольствии. Короче говоря, при приближении чужаков к стенам, горожан охватила такая паника, что едва успели ворота запереть. Народ бегал по улицам, обменивался мнениями, но обороняться не спешил. Все решали, как бы половчее объегорить осаждающих, сколько им заплатить, чтобы убрались, и какое количество девственниц для них можно пожертвовать.

Отцы города решали те же вопросы, но в цивилизованной обстановке, за трапезой. Вино лилось рекой, мясо подавалось огромными кусками (а говорили, что жрать нечего! Врали всё), и в конце концов, было решено город сдать. И тут явилась Юдифь. Она пропустила приближение врагов, панику на улицах и застала только окончание большой пьянки отцов города. Причина этого была самая банальная: накануне дама закончила ремонт и отсыпалась после трудов праведных. Услышав о грядущей сдаче Ветилуи, Юдифь возмутилась: как это так? И начала задавать вопросы. Отцы города вяло отругивались, тыкали пальцем в последнюю перепись населения, показывали количество недосожранных припасов и список достойных к выдаче девственниц. В списке Юдифи не оказалось, что вызвало новый приступ злости.

- Так, - заявила дама, - я, значит, уже недостойна?

- Так ты и не девственница, - резонно возразили ей.

- И что? Кому это мешало? Этот недостаток вообще исправляется мгновенно.

- И вдова...

Юдифь осмотрела вякнувшего отца города и скривилась: мужичонка был плюгавеньким и сопливым, даже хуже её почившего мужа. Остальные были ненамного лучше, разговаривать с ними было бесполезно, и дама вылетела из зала, наплевав на все приличия. Во дворе деловито собирались на заклание девственницы, время от времени дежурно подвывая, тут же топтался чей-то осёл, с интересом посматривающий на кобылу Юдифи (а почему у неё не должно быть лошади? Пусть будет!) и кучковались горожане в сборных доспехах с вилами и копьями.

- Ур-р-р-оды! - рычала Юдифь. - Я только-только закончила евроремонт, а эти уроды собираются сдать город! Всё пойдёт ослу под хвост! А сколько я ландшафтному дизайнеру отвалила, страшно подумать! И туда впустить этот сброд? Прямо к моей новенькой альпийской горке? Ну, уж нет!

Почтенная вдова влетела в свой, только вчера очищенный от строительного мусора двор, и хлопнула калиткой так, что на грохот выглянула служанка.

- Прикинь! Эти уроды собираются сдать город! - заорала в бешенстве Юдифь.

- Печально, - закивала головой служанка. - Что будем делать?

А надобно сказать, что сделать эти две почтенные дамы могли многое, ибо папа Юдифи был отставным солдатом войск специального назначения, а такие, как вы знаете, на покой никогда не уходят. Вот и этот доблестный ветеран многих тайных операций, состарившись, поселился в славном городе Ветилуе, женился, получил потомство и начал активно его обучать. Судя по всему, мать против не была, по причине принадлежности к тем же отрядам шпионского назначения, и тоже принялась учить дочь, но уже не способам убийства, а женским хитростям: как подобраться к врагу так, чтобы тот до последней минуты тебя не заподозрил. А чтобы дочке было не скучно, вместе с ней стали обучать служанку. Этот союз двух ветеранов умудрился вырастить достойную во всех отношениях дочь, и потому Юдифи ничего не стоило перейти из разряда "мужняя жена" в разряд "почтенная вдова", когда супруг начал качать права и требовать от неё исполнения супружеского долга. Юдифь не стала ждать, пока на него набегут проценты, и уронила мужа с лестницы. И ещё раз. И ещё, для верности.

Получила после мужа наследство, подсчитала, порадовалась и начала новую жизнь свободной обеспеченной женщины в собственном доме. И вот всего этого её собираются лишить по глупости? Ни-ког-да!

И в ночь, на улицы Ветилуи выскользнули две закутанные в чёрное фигуры. Народ к этому времени уже успел отпраздновать предстоящую сдачу города, а потому спал, где пришлось, и женщин никто не задержал. На стенах города тоже было тихо, стражи не отставали от горожан, и лишь у ворот печально сидели два омерзительно трезвых солдата. Юдифь поняла, что это единственные в городе честные люди и что калиточку они ей не откроют. Ну, и ладно. Не больно-то и хотелось, решила она и направилась к стене. Спуститься вниз, имея под рукой горное снаряжение, было для тренированных женщин, как нефиг делать.

Во вражеском лагере тоже было весело: вино лилось рекой, бывшие девственницы из других городов, уже освоившиеся за путь от города до города, пили, пели и валялись с солдатами на телегах, за телегами и под ними, сержанты даже не пытались остановить развлекуху, а офицеры вообще разбрелись по своим шатрам, где предавались самому разнузданному разврату. Потому ещё двух женщин никто не заметил. Только один из владельцев неплохого шатра, выползший по неотложным делам и узрев парочку дам, решил пригласить их к себе в гости для высокоинтеллектуальной беседы.

Юдифь похлопала глазками и согласилась. Шатёр оказался очень даже неплохим, а офицер путался под ногами недолго, упокоившись с одного удара. Его тушку сложили буквой зю и затолкали под наваленные в углу ковры и шкуры. Потом завоняет, конечно, но до этого времени Юдифь закончит своё дело и уберётся из лагеря, а пока и так сойдёт. Благо трупы пить-есть не просят и вообще никаких требований не предъявляют.

Отоспавшись, дамы наутро осмотрели лагерь и наметили план действий. Первым делом решено было слегка (или не слегка) проредить количество командного состава войска. А потом уже подобраться к самому Олоферну, это было нетрудно, особенно если заметить, что тот нагло пользовался своим служебным положением и злоупотреблял крепкими алкогольными напитками прямо на рабочем месте.

2
{"b":"568805","o":1}