ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Задача: уничтожить противника, высадившегося на восточный берег реки, и быть в готовности оказать содействие приданной роте на случай движения противника из леса «западный» в западном направлении. Приданной роте не допустить прорыва немцев через железнодорожное полотно Змеиный — Харьков.

Рубежи для несения службы заслонами резерву занять сегодня ночью до рассвета — это начало выполнения задачи.

Руководитель операции — командир мобильного отрада.

Определить вопросы взаимодействия между командиром мобильного отряда и оперативным отделением, командирами третьей и приданной, первой и второй ротами, резервом и заслоном, прикрывающим Змеиный; составить таблицу радиосигналов на операцию.

Есть вопросы? Иду согласовывать решение с начальником штаба. Вячеслав Александрович, готовьте проект приказа, Басанову — наладить радиосвязь с подразделениями, Шведову приступить к подготовке операции, Мухову проконтролировать ее ход. Львову продолжать сбор информации о районе операции, о всех изменениях в обстановке докладывать немедленно. В двадцать три ноль-ноль сегодня время готовности номер один к выдвижению в исходный район.

В кабинете начальника штаба Бодров застал незнакомого старшего лейтенанта и полковника, начальника политотдела войск НКВД. После знакомства с решением на операцию Николай Михайлович остался довольным проделанной работой.

— Похвально, похвально! С задачей начальник оперативного отдела справился неплохо, — сказал он, обращаясь к политотдельцу.

— Партийно-политическую работу организуем в подразделениях, — сказал полковник. — А старший лейтенант, — кивнул он головой в сторону офицера, — заместитель командира мобильного отряда по политической части.

— Макаров Иван Петрович, — представился старший лейтенант, исправив оплошность начальника.

— Со специальной тактикой знакомы? — не вовремя обратился Бодров к молодому офицеру.

— Он хороший политработник, — не давая возможности ответить подчиненному, — сказал начальник политотдела. — А это очень много значит, — нравоучительно поднял он указательный палец.

— Я думал…

Но мысль начальника оперативного отдела прервал Николай Михайлович:

— Сейчас давай о другом. Как, по-вашему, какова вероятность успеха операции.?

— Я уйду, — обратился полковник к начальнику штаба. — Вы уж тут без меня, — неодобрительно покосился он на Бодрова, — коли вопросы касаются специфической тематики.

— Если замысел и решение верны, то и операция пройдет успешно.

— Решение окажется верным, если будет успех, а не наоборот. Заранее, как известно, можно говорить лишь о его обоснованности. А это значит, пятьдесят процентов вероятности — пойдут ли немцы по намеченному нами пути, столько же на то, что дело обойдется без потерь. Вероятность положительного результата, таким образом, всего двадцать пять процентов. В основе гарантий успеха лежит эффективная разведка действий и намерений противника. В нашем случае проверенной информации о немцах нет. Еще неизвестно, кто с ними и сколько их. С добыванием нужных для операции сведений у вас не густо, Львову следует шевелиться.

— Надо продумать, как это сделать, — ответил Сергей.

— Старший лейтенант, — обратился Николай Михайлович к офицеру, — вы подождите майора в коридоре.

Когда тот вышел, полковник повернул голову к Сергею, сказал:

— В присутствии старших не возникай. Жди, когда спросят. В штабах этого не любят.

— Учту!

Зазвонил телефон. Полковник слушал молча, сосредоточенно.

— Львов сообщает, что заслоном от пограничников задержана местная жительница. Она долго не могла толком объяснить, зачем у нее оказалась заряженная ракетница. Но потом созналась, что немцы послали ее в разведку лесов вокруг Змеиного. Обойдя населенный пункт, женщина должна была сообщить об этом ракетой. Какое мнение?

— Как только заслоны приступят к несению службы, мы эту ракету выстрелим за Змеиным и тем самым просигналим немцам о возможности безопасного движения по лесу «восточный».

— Решено!

Майор германского вермахта Дузель, плотный телом, с брюшком, сидел на перевернутом ведре возле палатки молча, тщательно всматривался в разложенную на коленях топографическую карту. Рядом на земле, поджав ноги к подбородку, лежал на боку, прикрыв глаза, представитель разведывательного центра немецкой группы армии «Юг» капитан Фессель.

Между офицерами только что возникла незлобивая перепалка. Капитан обвинил майора в непростительном затягивании времени с отходом батальона, когда началось наступление советских войск.

— Теперь сидим в этом проклятом лесу, как мыши, которым пискнуть нельзя, — кот рядом. Чего ждали, неизвестно.

— Приказа, — хмуро ответил майор, растирая ладонями дряблые щеки.

— Драпать приказы не отдаются. Надо носом чувствовать момент. Если русские узнают о том, что в переводе фамилия командира означает «сонливость», они поручат ликвидацию остатков вашего «геройского» батальона взводу. Его вы тоже проспите.

— Заткнись для пользы дела. Твоя фамилия в переводе на русский ничуть не лучше: «путы», «кандалы» получается. Путаешься под ногами. Если бы не ты, мы давно вышли бы к своим. Кто уверял, что наступления русских не будет? А они как снег на голову в хорошую погоду. Разведка называется!

— Не плюй в колодец, как говорят русские, попить еще придется.

— За что вас в привилегированных держат? На фронте людей не хватает, а разведка играми в шпионов занимается. Вы соображаете, что советуете сделать? Идти из леса на запад по открытой местности. Безумие! — горячился майор.

— Русские тоже так думают, поэтому направление прикрывать не станут, во всяком случае основным его считать не будут.

— Вам людей не жаль. Идти впереди не пожелаете.

— Вы уж проспали два дня, — съязвил капитан.

— От ваших кандалов только звон в ушах, — ответил в том же духе Дузель. — Расскажите все-таки о своем задании. Не исключено, что в одной могиле вскоре окажемся, а я не знаю о вас ничего.

— Тайна это не моя, а государственная. Вам лучше к ней не прикасаться, целее будете. Вам поставили задачу — переправить меня целым и невредимым через линию фронта хоть ценой гибели всех ваших солдат. Вы с заданием не справились. Прохлопали ушами подходящее для этого время. Если со мною что-то случится, могу рассказать, как с вами поступят. Поэтому вам следует беречь меня как зеницу ока. Это сейчас самое главное для «батальона».

— Мои подчиненные о ваших делах и задании ничего не знают, — поднял майор мутные глаза на разведчика. — Прикажу, расстреляют за милую душу. Вот и вся ваша безопасность. К русским тогда уж наверняка не попадете и государственную тайну сохраните. Могу сказать лишь одно, мною высланы два разведчика в обход Змеиного. Как только появится ракета из леса южнее населенного пункта, что значит «путь свободен», мы начнем переправу, потом лесами обойдем Змеиный и опять-таки по лесам ускоренным маршем двинемся на запад. Советую держаться ко мне поближе. На остальном пространстве за вас отвечают только русские. Наблюдатели докладывают, артиллерийские части русских из леса за рекой ушли, на освободившейся территории других войск нет. Мои подразделения, а это пять взводов, заняли исходное положение вдоль реки.

— А сброд, который с вами? — спросил капитан.

— О нем у меня голова не болит. Предатели и преступники, они везде предатели и преступники. Не русским, так нам придется судить их и перестрелять. Чем меньше прихлебателей останется, тем лучше для нас. Я не стал эту шайку предупреждать о своих намерениях.

— Что будете делать с танком и бэтээр?

— Они выведены из строя. Шуму от них больше чем пользы. Единственный мост через реку наверняка русские заминируют.

Как это часто бывает перед дождем, в лесу было душно. Ни ветерка, воздух неподвижен, листья на деревьях едва шевелились. Обливаясь потом, солдаты Дузеля и примкнувший к ним разномастный люд лежали пластом на земле. Не хотелось думать, не то что шевелиться. Неистовствовали комары. Липли к лицу, жужжали над ухом, чтобы раздеться, нечего было и думать. Но вот качнулись верхушки деревьев, потом, будто спохватившись, зашумела листва, очнулись от дремы, зачирикали, засвистели, защебетали птицы, перелетая с ветки на ветку. Ожила река: торопливо заквакали лягушки, пошла по зеркальной поверхности рябь, в зарослях чакана захлопал крыльями селезень, шлепнул хвостом окунь, выскочила из прозрачной глубины на свет божий небольшая рыбешка, зашевелились люди. Забился пульс жизни!

17
{"b":"568806","o":1}