ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мифы экономики. Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики
Чапаев и пустота
Гемини
Костяной дракон
Английский для дебилов
Писатель, моряк, солдат, шпион
Три девушки в ярости
Как избавиться от манипуляторов. Есть такая возможность
Мечты сбываются
A
A

— Продолжим беседу, друзья несдержанные?

— Я не знаю этого дурака, — сказал Кривой, немного успокоившись.

— Я те дам «не знаю», чмо одноглазое! — вновь ринулся Хорек в атаку. Но блюститель порядка ухватил его за шиворот и вновь усадил на прежнее место.

— Вот что, други мои ненаглядные, сейчас сюда приведут Неизвестного с известной вам подноготной. Обнюхайтесь, повспоминайте о делах минувших, да без кутерьмы всякой. Кацо может рассердиться.

Я помню лунную рапсодию И соловьиную мелодию, — напевал Каден, направляясь в кабинет начальника оперативного отделения.

— Наметился успех? — спросил Сергей, обратив внимание на лучезарное настроение земляка.

— Дают признательные показания.

— «Выбивательные»?

— Вспоминают Таллин, Львов, «лесных братьев», участие в борьбе против немцев в составе УПА, признались, что прибыли сюда для вербовки молодежи по заданию ОУН. Никакого криминала, кроме последних непродуманных шагов Хорька в Горобцах и Кривого в Горшовке. Оказывается, Никодим был там в отпуске с разрешения Хорька, но нарушил приказ вести себя тихо и мирно. О службе в рядах Украинской вспомогательной полиции даже слушать не желают. Нет, и все. Опять затор. Вспоминаю Юлькины слова, а как доказать, пока не знаю, что клички дружной тройки у нас и той, что значится в ответе Сталинградского УНКГБ, — не совпадение. О расстреле девочек пока речь не идет.

— Как ведет себя эта тройка?

— Хорек и Кривой нервничают. Неизвестный не признается, что знает своих друзей. Похоже, испытывает какие-то особые опасения по поводу будущего. Но внешним видом этого не показывает.

— Не понимает, что бесполезно?

— Все он понимает, но надеется на что-то.

Вошел Шалевич. Послушал информацию о задержании и признаниях Хорька, Кривого, отпирательстве Неизвестного.

— Сомнительно, чтобы признались, но если одеть ваших подопечных в немецкую форму с нашими поясными ремнями, сфотографировать их в том ракурсе, как на имеющемся фото, возможно, это даст что-то, — предложил он.

— Одна голова — хорошо, две еще лучше. Дело говорите.

Через пару дней улыбающийся Каден вновь был в кабинете Бодрова. Принес с собой несколько фотографий.

— Смотри, вот снимок немецкий, а это наш, одно и то же.

— А ведь похожи. Что говорят арестованные?

— Говорят, что им до этого дела нет.

— Как поступите в дальнейшем расследовании?

— Сделали несколько снимков всей тройки в фас и профиль в форме полицаев Украинской вспомогательной полиции, выслали фото в Сталинградское УНКГБ на опознание. Там с местными жителями проведут эту работу.

XXIV

Пришел Новый 1944 год. Еще накануне была оттепель. Деревья покрылись белоснежным инеем, все вокруг приобрело праздничный вид. В ночь пошел негустой снег, огромные снежинки на легком ветерке словно гонялись друг за другом, порхали, не желая опускаться на землю. Фронт в полсотне километров, «Роща» — глубокий тыл. Немецкая авиация не беспокоила, потому не придавали особого значения светомаскировке. Тут и там через окна и раскрытые двери свет вырывался наружу. Неважно, кто по какую сторону баррикад. Новый год для всех праздник!

В большой штабной землянке, освещенной по углам четырьмя электрическими лампочками, подключенными к автомобильным аккумуляторам, собрались подчиненные Николая Михайловича. Столы поставили буквой «Ш». Во главе застолья — начальник штаба, вновь назначенный его заместитель, начальники отделов и отделений. Стараниями Боткина на столе красовались бутылки шампанского, французского коньяка, настоящей водки «Русская горькая». На закуску — аппетитная жареная картошка, консервы, помидоры зеленые, капуста соленая, компот. Долго не садились, не вышло время. Толпились возле входа. Сергей рассказывал Кавригину, как Фессель помог справиться с задачей по захвату последнего опорного пункта и помогает в расследовании расстрела двух девочек.

— Мне кажется, — говорил он, — капитан в большей мере принесет пользу у нас, в оперативном отделении. Нового он вам ничего не скажет, у меня же работы по психологическому воздействию на противника — непочатый край. Переводчик мне нужен толковый.

— Не торопи события. Будет приказ на сформирование полка, станешь командиром, способным издавать собственные приказы, тогда и заберешь. Сейчас у тебя должности для него нет, а ходатайствовать перед начальником войск — дело многотрудное. Засветишься с ним, политотдел может вмешаться, вмиг отправят на сборный пункт военнопленных. А у тех сейчас безработица, примут с радостью, но не отдадут потом ни за какие шиши.

— Чем сейчас занимается «Гидра»? Мои им поздравления.

— Встречает Новый год.

Боткин позвал к столу. Долго и шумно рассаживались. Наконец голоса стихли. Сергея пригласил сесть рядом с собою Николай Михайлович. По другую сторону оказался новый заместитель майор Картавцев. Бодров хотел поменяться местами, так сказать, по чину, но полковник придержал его: сидите. Налил каждый себе по желанию. Боткин поставил перед Сергеем бутылку коньяка, сам налил ему бокал. Начальник штаба постучал вилкой по фужеру:

— Прошу тишины!

Он говорил о том, что уходящий год ознаменовался великими победами, и предложил первый тост выпить за то, чтобы в следующем году этот день встречать дома.

Известно, наиболее точное время — на часах начальника. Николай Михайлович смотрел, как секундная стрелка заканчивает последний круг в минувшем году. Когда она достигла верхней точки, произнес:

— С Новым годом! С новыми успехами!

Сергей выпил вместе со всеми. Коньяк подействовал быстро. Решил больше не пить, но начальник штаба вновь поднялся.

Несколько раз призывал к тишине с помощью вилки и фужера. Он вышел из-за стола, медленно покачиваясь на ногах, громко сказал:

— Давайте, друзья-товарищи, поздравим Сергея Николаевича. Вчерашним приказом начальника Главного управления войск НКВД по охране тыла создается отдельный мотострелковый полк оперативного назначения во главе с майором Бодровым! От души поздравляю!

Громкое «ура» было ответом. Сергей тоже вышел из-за стола, присутствующие сочли нужным подойти и лично поздравить со знаменательным событием.

Еще не все. Я поздравляю майора Шведова, назначенного заместителем командира полка, и майора Мухова, он начальник штаба.

Подошли Анатолий с Наташей. Она поочередно обняла Сергея, Анатолия.

— Прости, что не могу отстать, — сказал Шведов. — Опять вместе! Надоел, наверное.

— Если бы мне дали другого заместителя, не согласился бы на должность. Один не справлюсь.

— Я тоже рад, что не придется разлучаться.

— Толя! Завтра же составь представление на присвоение офицерского звания Наталье. У нее работы прибавится. Надо будет разворачивать полковой медицинский пункт. Начальник штаба сказал, что организация полка новая, потому немедленно надо дать предложения по его структуре. К сожалению, меня не освобождают от должности начальника оперативного отделения. Тебе придется тянуть лямку в качестве коренного.

Шведова отозвали в сторонку очередные поздравители. Наташа взяла за руки Сергея, заглянула в глаза.

— Сережа, мне жаль Зину, а равно и тебя. Скажи откровенно, уходит она из твоего сердца?

— Она живет не в сердце, а в душе моей. Если уйдет, образуется вакуум, который начнет втягивать в себя все, что попадется на пути. Без хвастовства, не могу и не хочу этого.

— Когда ты напишешь письмо в Михайловку?

— Не знаю.

— О чем мне написать туда?

— Что и как тебе видится. Зине, безусловно, будет приятно читать о нашем житье-бытье.

В этот момент вздрогнул всеми своими бревнами блиндаж, на головы присутствующих густо посыпалась земля. Через мгновенье из серого пыльного полусвета собравшиеся на новогоднюю встречу сослуживцы ринулись на свежий воздух. Вокруг вспугнутая тишина, слышен лишь затихающий звук летящего самолета. Без верхней одежды, разморенные теплом, отряхиваясь, отплевываясь и чертыхаясь, люди сгрудились у входа, оглядываясь на воронку в паре десятков метров от них. Усилившийся ветер теребил волосы на непокрытых головах, мороз начинал пощипывать за уши. Один за одним сослуживцы возвратились в теплую землянку. На столах и на закуске слой пыли, резкий ее запах чувствовался в воздухе.

72
{"b":"568806","o":1}