ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никто из повстанцев Бунчужного в число задержанных не попал, за что Геннадий с Евдокией получили благодарность от Остапа.

XXVI

30 января 1944 года войска 3-го и 4-го Украинских фронтов начали крупную наступательную операцию по разгрому никопольско-криворожской группировки противника и освобождению городов Никополя и Кривого Рога. Уже за первую неделю боев передовые части и соединения продвинулись до 60 километров, овладели железнодорожным узлом Апостолово, продолжили успешно продвигаться к Никополю. Враг потерпел крупное поражение.

Наступление фронта — это почти одновременное перемещение боевых порядков войск НКВД, первый рубеж войскового заграждения которых должен проходить в восьми — двенадцати километрах от переднего края. Определить его, когда линия фронта имеет сложную конфигурацию, противник контратакует и еще ни в чем нельзя быть уверенным, чрезвычайно трудно. Никакая топографическая карта не способна ответить на многие вопросы. Требовалась рекогносцировка, прежде чем линейным полкам по охране тыла можно ставить реальные задачи.

Оперативное отделение в составе Бодрова и Шикерина с охраной на штабном автобусе колесило по разбитым дорогам, уточняло показания своих и немецких топографических карт. Покрытая снегом, изрытая черными воронками от бомб и снарядов земля, нагромождения битой военной техники, сгоревшие хутора и селения изменили ландшафт до неузнаваемости. Но офицерам удалось выявить четко обозначенные маршруты передвижения значительного количества граждан, мелких групп и одиночеквоеннослужащих, случаи захвата неизвестными лицами немецких автомашин, в огромном числе оставленных противником на этих территориях.

Сергей тут же передал по радио распоряжение Захаричеву, чтобы он со всеми шоферами прибыл на окраину поселка Каменка, где имелось наибольшее скопление трофейной техники. Через пару часов два «студебекера» во главе со старшим механиком появились в намеченном пункте. Накануне немецкий самолет обстрелял «Рощу» из пулемета, четыре человека были убиты, около десятка ранены, в том числе Захаричев. Фельдшер не разрешила ему покидать медпункт.

Николай Дмитриевич хотел доложить сыну о прибытии по форме. Сергей сидел один в автобусе.

— Па, ты чего?

— Командир же!

— Когда мы вдвоем, я не командир тебе. Тут мы меняемся ролями.

— Сереж, какое богатство, а? Сколько добра на полях?!

— Па, я вызвал сюда шоферов, пусть каждый подберет годную автомашину, приспосабливайте буксиры, берите запасные части. К вечеру чтобы вашего духу тут не было. Завтра эта техника будет принадлежать другим ведомствам. Непорядок?

— Форменное безобразие.

Так ведомство Захаричева пополнилось двадцатью двумя трофейными автомашинами с большим количеством запасных частей к ним. Во всех подразделениях полка выявлялись красноармейцы, знакомые с автомобилем или хотя бы с трактором. Николай Дмитриевич превратился в главного экзаменатора по допуску практикантов к вождению. Он же производил закрепление автомашин за подготовленными водителями.

Начальник оперативного отделения прибыл в штаб с исправленными и переделанными рабочими картами, окончательным вариантом замысла на организацию службы войскового заграждения, о чем доложил начальнику штаба.

— Введи в курс, — попросил Николай Михайлович, — у меня в глазах рябит от бумаг, идущих через мой стол едва ли не круглые сутки.

— Разграничительные линии между полками — реки Каменка, Бузулук, Соленая, Днепр. Первый рубеж в восьми — десяти километрах от переднего края привязан к хорошо обозначенным ориентирам, второй — это нынешний первый, а третий тот, который является сейчас вторым. Причем наряды теперешних первого и второго рубежей остаются на прежних местах, а третий из-за Днепра перемещается на первый.

— Командиры полков могут завозражать.

— С чего бы?

— Подразделения третьего рубежа — их резерв и охрана. Там уже налажены контакты.

— На мой взгляд, — Сергей посмотрел на карту, — командирам частей следует находиться между первым и вторым рубежами. Тут основная работа по охране тыла.

— Если поставить вопрос на голосование, не пройдет.

— Значит, ставить не следует.

— Подготовьте приказ, в соответствии с которым начальник войск будет определять место нахождения полковых командных пунктов.

— Будучи командиром взвода, в Белоруссии я исполнял обязанности начальника контрольно-пропускного пункта в период массового отступления наших войск. Трудно, опасно, но самое главное, что плохо, нет поблизости командира, к которому можно обратиться. Знаете зачем? — спросил Бодров.

— Интересно!

— За приказом, который бы определил задачу на данный момент. А так, в неразберихе, под бомбежками, в отсутствие оперативной информации приходилось самому принимать решения. Причем рядом находились задержанные, которых надо куда-то направить, перепуганные беженцы. Поблизости должен находиться начальник, а если он где-то далеко, в нем нет необходимости. На передней линии службы должна чувствоваться твердая командирская рука!

Как полагал полковник Волынов, командиры частей остались недовольными приказом начальника войск о приближении их командных пунктов к первому рубежу войскового заграждения. Свою точку зрения отстаивал начальник оперативного отделения. Когда на очередном совещании возник вопрос о месте командира полка в боевом порядке, начальник штаба спросил, кто из присутствующих выполнял в какой-либо роли задачи на первом рубеже службы. Таковых не оказалось.

— Возражения, таким образом, — подвел итог генерал, — отпадают сами собой. Впредь штаб определяет ваше место между первым и вторым рубежами.

Однако любое правило, каким бы оно хорошим ни было, не способно регулировать порядок вещей на все случаи жизни.

В соответствии с приказом перестроение в боевом порядке частей по охране тыла было произведено. Но вскоре отдельные его положения пришлось пересмотреть.

В ходе Никопольско-Криворожской наступательной операции линия фронта восточнее Апостолово уходила, круто изгибаясь, на запад, положение переднего края восточнее Кривого Рога оставалось неизменным. Соответственно линия КПП первого рубежа повторяла эту конфигурацию. Из фактического полуокружения противник предпринял контрнаступление на узком участке, намереваясь по кратчайшему, в три десятка километров, расстоянию соединиться со своими войсками.

До полка мотопехоты при поддержке танков прорвалось через боевые порядки оборонявшихся войск и двинулось по лесу в сторону Кривого Рога. Между деревьями глубокий снег, танки на буксире волокут автомашины, белое покрывало надвигается на капот, кабину, снег набивается в кузов. Впопыхах танковый трос зацепили за один крюк, снег развернул машину и перевернул вместе с солдатами.

Первое подразделение немцев вышло из леса, когда впереди у развилки дорог уже находился взводный КПП.

Бойцы заняли отрытые в снегу окопы, поспешно открыли огонь из винтовок и двух ручных пулеметов, сбили немцев с автомашин. Начальник наряда немедленно сообщил о происшествии командиру полка, командный пункт которого был в двух-трех километрах на окраине села. Тот по тревоге поднял резервную роту автоматчиков и направил на помощь взводу. Пограничники с ходу заняли неподготовленную оборону по обе стороны КПП. Командир полка со штабом и тыловыми службами тоже начал готовиться к отражению нападения.

Не дожидаясь подхода основных сил, командир немецкой роты вновь предпринял атаку в пешем порядке, построив редкую цепь. К этому времени оборонявшиеся уже были готовы встретить противника. Автоматчики дали возможность немцам подойти на сотню метров, затем открыли массированный огонь. Потеряв свыше двух десятков убитыми, наступающие уползли к опушке леса.

Бодров уточнял положение полков по охране тыла в связи с застопорившимся продвижением фронта, когда раздался резкий звонок прямого телефона с начальником штаба.

— Объявите тревогу полку, — будничным голосом сказал Николай Михайлович, — и срочно ко мне.

79
{"b":"568806","o":1}