ЛитМир - Электронная Библиотека

Антонец Николай Анатольевич

Последний Дракон

Это было удушающе тяжёлое, мерзкое утро. Неотличимое от множества предыдущих, проведённых в тесной металлической кабине и переполненных тяжестью напряжённого ожидания. Скрываясь в пропахших гарью скорлупках из проржавевшего железа, мы каждую секунду готовились к новому удару. К очередной кровопролитной войне, единственная мысль о которой вызывала лишь предательскую дрожь... Но сенсорные сети молчали. Молчали слишком долго - и это могло говорить только о масштабах надвигающейся опасности. Никогда ещё те существа, что были названы Врагами Человечества, не позволяли себе столь долгого затишья: вот уже около полувека они беспрерывно давили на нас, выживших людей, и останавливали свой кошмарный марш от силы на неделю-другую. Теперь же прошло не меньше месяца с последнего нападения, а радары неизменно показывали одну только мутную пустоту.

Никто не знал, откуда и зачем появились эти твари, равно как и никто не имел представления о способах борьбы с ними. Я слышал, что пятьдесят лет назад, когда они вторглись впервые, у человечества было куда больше оружия, чем сейчас, но... Но что-то произошло... И вряд ли кто-либо из моих современников мог знать наверняка - что именно. Наше прошлое было подёрнуто странной дымкой, будто его скрывали от простых солдат вроде меня, а поиски по базам данных не давали результатов. Чужие просто "вторглись двадцатого мая две тысячи четыреста сорокового года и одним ударом оставили оборонительные отряды доблестных защитников Терры без возможности к продолжению битвы". Всё. Больше в исторических хрониках не было сказано ни слова...

Я брезгливо передёрнул плечами, размял правую ладонь и потянулся, насколько это позволяла одноместная кабина моей боевой машины. После чего пробежался быстрым взглядом по центральным мониторам, находящимся в полуметре от моего лица, и в который уже раз постучал пальцем по экрану радара. Навязчивая паранойя то и дело заставляла опасаться ошибок мудрёной системы, ведь с последней замены чувствительных деталей минули не просто годы - десятилетия...

- Ещё не спишь, Ник? - монитор связи по праву руку от меня ожил, исказился, заполняясь разноцветными пятнами, и только потом показал улыбчивое личико Майи, моей напарницы. Цвет её странных золотисто-жёлтых глаз всегда отображался бортовым компьютером неверно и подчас обретал совсем уж необычные оттенки - что, впрочем, было естественным делом при попытке сканирования сложных глазных имплантов.

- Уснёшь тут, - я невесело усмехнулся. - Эти... чёртовы твари ведь могут напасть в любой момент...

- Твари... - отстранённо повторила Майя, но, вдруг оживившись, послала мне короткую улыбку и прервала связь. Монитор снова почернел, а мне вдруг стало особенно одиноко здесь, в этой кабине, посреди странного малоприятного утра.

Я глухо выдохнул, пытаясь сосредоточиться на проблеме, но это не помогло. Казалось, что враг мог вот-вот появиться прямо из воздуха, в десятке метров перед моим носом. Появиться - и ударить...

Вообще, казалось довольно странным то, что мы, люди, смогли продержаться целых пятьдесят лет. Пусть отдавая свою исконную землю, пусть отступая шаг за шагом невесть куда, в самые непролазные дебри изрытой войнами планеты - но мы смогли защититься от истребления. И пусть, выживание потребовало огромных ресурсов - в особенности человеческих. Пусть за безопасность теперь поручиться было просто нельзя. Пусть... Пусть... Пусть... Слишком много всего... Слишком много.

- Ник, - на этот раз Майя предпочла воспользоваться кодированным каналом, и на мониторе связи загорелась единственная скучная надпись: "Только Звук". - Мне кажется... Я... Чувствую что-то. Один... Один на подходе. В крайнем случае - два.

Всё было как обычно. Во-первых, моя напарница засекла врага раньше любых радарных систем. Она была медиумом, накачанной имплантами девой битв, способной заглядывать через ту грань, что для обычных людей казалась недосягаемой. И, во-вторых, чужаки упорно не желали появляться более чем в трёх экземплярах. То есть они приходили в основном парами, но иногда и в полном одиночестве - и всего только пять или шесть раз было зарегистрировано появление сразу трёх этих... существ. Шесть раз за пятьдесят лет... И то был ад для наших импровизированных поселений, больше похожих на разграбленные руины, нежели на последний оплот человеческой цивилизации...

- Нам нужно... - выругавшись, я переключил связь на кодированный канал и продолжил. - Нужно сообщить на базу. Второй уровень опасности, пусть эвакуируются!..

Мне больно было говорить такое - особенно в дни своего боевого дежурства, - но выбора никто не оставил. Нам не хватало сил для того, чтобы отразить очередное нападение, и со временем отступление превратилось из редкого исключения в раздражающее правило.

- Плохо... - Майя шептала хрипло, слишком взволнованно. - Ты раскрыл нашу позицию некодированным сообщением...

- Я не хотел...

- Нет времени! Нужно разделиться...

- Слишком опасно! - я быстро активировал все основные системы, немного убавил энергию с жизнеобеспечения и подал больше мощи на двигательные рессоры. - Их двое, а здесь слишком много разрушенных зданий... Наши "Валькирии" не смогут маневрировать!

Напарница ответила коротким смешком, нервным и почти боязливым. Я знал, что её не остановят мои предупреждения: безопасность общины эта девчонка ценила куда сильнее, чем даже собственную жизнь!

Послав проклятия всем возможным богам, я рывком отодвинул мониторный массив в сторону, влево от себя, и посмотрел наружу сквозь грязное прямоугольное стекло. Как я и подозревал, невооружённым глазом разглядеть врага было невозможно... Вплоть до тех пор, пока он сам не решал, что мы можем увидеть его во всём кошмарном великолепии. Это было похоже на игру, но за пятьдесят лет мы не смогли изучить этих чудовищ хотя бы так, чтоб научиться разгадывать секрет их незаметности.

Оскалившись, я вдел правую ладонь в тяжёлую чёрную перчатку, соединённую проводами с компьютерным массивом, затем - левую. Послал запрос на последнюю проверку и только после этого задействовал основные двигательные поршни своей машины.

И последнее... Наши враги, какими бы жестокими они ни были на поле боя и сколько смерти бы ни несли за собой - никогда не нападали на нас в те часы, когда мы не были бы подготовлены. Да, у меня рождались самые разные, противоречивые чувства по этому поводу... Но... Всё-таки, как стоило воспринимать подобную уступку - как подлую насмешку, или же благородное ожидание?..

Рядом, разогнав остатки тишины, заурчали мощные атомные генераторы. Тихое шипение оповестило меня о том, что Майя также привела в движение свою "Валькирию". Я даже представить себе не мог, как же сейчас должна была шуметь эта махина, чтобы её было слышно даже сквозь толстенный слой брони - и от всей души надеялся впредь переживать этот какофонический рокот только под защитой надёжного буфера!..

Утро было промозглым и пустым, каким-то жёлтым, но... Не радостным. Скорее именно болезненно-жёлтым... гнетущим. Развалины некогда величественного города дышали запустением и смертью, как бы банально это ни звучало. Голые остовы, выбитые окна, обрушенные перекрытия... Даже асфальт здесь казался каким-то ненастоящим, но в то же время и не иллюзорным, не обманчивым - просто другим... Быть может, страх во мне окончательно победил рассудок, но мне уже начинало мерещиться, будто б даже он тайно поддерживает нашего врага. Нет... Моего Врага...

Окружающая тишина, толстым одеялом навалившаяся после разогрева атомных движков, казалась недвижимой и нерушимой, однако это было не более чем наваждением. Две кошмарных твари рыскали где-то поблизости, и...

Неприятно запищал тепловой сканер; вернув на место мониторный массив, я вывел его показания на все основные экраны. Из множества обрывочных изображений сложилась одна крупная картина во весь гигантский экран - картина того, что было передо мной. И посреди неё, тёмно-синей, покрытой щербинами чёрного "снега", ярко выделялись бесформенные красно-жёлтые пятна.

1
{"b":"568807","o":1}