ЛитМир - Электронная Библиотека

— Саша. Просто Саша, — сказал я, подходя ближе к девушке. Пусть она была бледна и истощена до предела, в её глазах горели искорки жизни, что делали её прекрасной.

— Ты что-то хотел, Саша? — она взглянула на меня, а затем опустила взгляд к полу. — Ты хочешь знать, знать обо мне больше. О том, чего я хочу… Но это стоит дорого, ты знаешь. Я попрошу немалую цену.

— Я готов заплатить! Мне нужно знать, что случилось тогда, — кажется, я выдал все свои намерения и выложил все «козырные» карты на стол. Более не было пути назад, даже если я и желал бы его.

— Ты тоже, как они… Как те люди, что заперли меня здесь. Мне так плохо, так плохо… Я желаю свободы, где я смогу быть собой, а не играть роль несчастной девушки, — она говорила сама с собой, но в её словах ощущалась искренняя боль.

— Я не как они. Я не причиню тебе никакой боли, даже если ты откажешься говорить. Я хочу мира, а не войны. И не стану своими руками творить зло.

— Да, я чувствую… — внезапно сказала она, прервав мою речь. — Ты тоже отдал себя людям, хоть мог спасти свою душу… Ты хороший человек, — сказала она, улыбаясь из последних сил. Под словом «тоже», я думаю, она имела в виду Костю и его стремление помогать простым людям.

— Спасибо за такие слова… Но у меня совершенно нет времени, — сказал я, подходя к кровати, на которой сидела бедная девушка, для которой эти стены стали пожизненной темницей.

Воскресших никогда не возвращали назад. Им приходилось всю жизнь быть объектами исследований и терпеть муки одиночества, которое лишь иногда разбавляли посетители, что пришли не к ним, а к их соседям по комнате. Я знал о таких людях — мама часто говорила о них, наверное, она и сама встречалась с такими людьми. Я ненавидел тех, кто воскрешал людей во имя этого… Но сейчас я не мог решить, что может быть хуже — жить подобным образом, или же сразу умереть? Ответ был один. Жизнь. Никто не выберет смерть, пока его не загонять в угол.

— Да, я знаю, ты спешишь… У тебя есть люди, которых стоит защищать, — я так хотел спасти её, освободить из оков, вывести на улицу… Показать ей, как изменился мир. Но я не мог, ведь тогда обвинят не только меня. Все мои друзья окажутся под ударом, а я не смогу не вернуться, если они примутся шантажировать меня.

— Какова твоя цена? — спросил я, внимательно глядя на девушку. Мы знали, что ей нужно, но я не мог предложить, а она не смела просить.

— Моя цена… — девушка задумалась, но долго ждать мне не пришлось.

— Пожалуйста, позволь мне коснуться твоих волос. Они так прекрасны… Совсем не похожи на те, искусственные, что вырастили на моей голове. О, как я ненавидел этого некроманта. Он был новичком и даже не смог вернуть её тело полностью! А теперь невинная девушка всю оставшуюся жизнь будет страдать ещё и оттого, что волосы, растущие на её голове, не являются её собственными.

Я подошёл к её кровати и встал на колени перед девушкой, склонив голову к её ногам. Она наклонилась, совсем немного, и взяла прядь моих волос. Она действительно была счастлива видеть то, что чужой человек имеет по-настоящему хорошие волосы. «Боже мой… Какой же изверг убил такое нежное создание? Ведь когда она была младше, она была ещё более прекрасной…» И тут я услышал её тихий голос:

— Подними голову, прошу… Не будь рабом. Ты не мой раб. Я благодарна тебе, что ты подарил мне эти минуты счастья рядом с тобой, когда я всего лишь ничтожество, воскрешённое во имя справедливости…

— Ты не ничтожество, — я поднял голову и взглянул на неё. — Ты — человек. И я, пусть не сейчас, но обязательно освобожу тебя отсюда!

— Спасибо… — она взглянула на меня и печально улыбнулась. — Маргарита. Меня зовут Маргарита… Прошу, не забывай это имя.

— Не забуду во век, — сказал я, приготовившись слушать.

========== Глава 30 ==========

Маргарита улыбнулась.

— Казалось бы, не стоят гроша ломаного твои клятвы, но верю я тебе, Саша. И уж, будь добр, оправдай мои ожидания, если сможешь.

— Смогу. И не только это, я ещё и тебя отсюда вытащу, как только пройдет суд.

— Не загадывай наперёд. Это люди, они не позволят мне дожить. Они скажут, что Фантомы убили меня. И тогда весь мир поверит в их россказни, — девушка улыбнулась, с ногами забираясь на кровать. — Но ты знай, они так просто меня не отпустят, как бы я не изображала мёртвую. Всё равно же я нужна им для опытов.

— Понимаю, — я сел на кровать рядом с девушкой, думая о том, чем бы я мог помочь этой девушке.

— Не нагружай себя лишним. Если будет шанс, то спаси меня. А если не будет, то оставь всё как есть, я переживу.

— Ты уверена? — спросил я, взглянув на девушку. В её глазах определённо было желание жить, пусть эта жизнь едва тлела в её тщедушном теле. И отказывалась она от помощи не потому, что не желала жить, а лишь для того, чтобы опасности меня не подвергать.

— Уверена, — она кивнула, серьёзно глядя на меня.

— Хорошо, я запомню, — я улыбнулся ей. — А теперь, прошу, мне нужно знать о том, что именно произошло в тот день и что у них есть против Фантомов.

— А! Точно. Вспомнила, — девушка внимательно посмотрела на меня.

— Ты же из Фантомов, да? Всё вертелись у меня перед глазами твои волосы, что напоминают первый снег.

— Да, я Фантом. И я хочу разобраться, а не выиграть или проиграть.

— Я и не сомневалась в твоих намерениях, Саша. Твои глаза говорят за тебя и порой тебе не нужно даже вымолвить слово, чтобы тебя поняли. Ты понравился мне. Ты кажешься обычным, простым. Но твои глаза! Их глубина поражает. От матери, я думаю, — Маргарита внимательнее присмотрелась к моим глазам, а затем улыбнулась. — Да нет, и от отца точно есть что-то. Кажется, ты и вправду стал слиянием своих родителей, не потеряв ни единой черты.

— Ты так много обо мне узнала, — я по-настоящему удивился.

— Это всего лишь женская интуиция, не более. — Она коснулась моего лица и провела рукой по щеке. — Я бы изучала тебя вечно, но уже осталось не так уж и много времени. Жаль, что всё происходит так быстро. Мне осталось жить три дня, не больше.

— Это из-за суда? — я мало говорил, и когда девушка начинала вести свою речь, я лишь слушал. Она отвечала на все не заданные вопросы, просто анализируя моё поведение. Она в чём-то была похожа на Костю, ну, это не так уж и удивительно. Интересно, он знает о ней?

— Не только, — она печально улыбнулась, — эти люди хотят испытать на мне какой-то препарат прямо перед судом. И в моей памяти появятся воспоминания, что обрекут вас на смерть. Но и мне от этого не хорошо — лекарство экспериментальное и я могу умереть прямо в зале суда. Тогда уже выхода не будет даже у тебя.

— Прости, что спрашивал о таком, Маргарита. Я могу как-то остановить их?

— Нет, не выйдет. Даже если я составлю признание, то власти подкупят докторов, и они скажут, что я была невменяема. Ничего не получится.

— Я ещё обязательно подумаю об этом. Нет безвыходных ситуаций.

— Вся моя жизнь — нелепая безвыходная ситуация, — она снова улыбнулась. — Если сможешь, спаси хотя бы себя. Умереть всегда успеешь, Саша.

— Это я знаю, — печально усмехнулся я.

— Тогда у меня есть небольшая просьба к тебе, Саш.

— Что за просьба? Если смогу, то выполню, Маргарита.

— Если я умру раньше, то доживи те годы, что я должна была жить, — по её щекам стекали непрошеные слёзы. Я невольно взял её руку в свою и крепко сжал.

— Не смей умирать. Что бы ни произошло, не смей умирать, — шептал я, пока девушка беззвучно плакала. Бог мой, как я хотел помочь! Как я хотел разделить с ней хоть маленькую частицу той боли, что чувствовала Маргарита, едва вернувшись из мёртвых, и снова обречённая покинуть этот мир не по своей воле.

В этот момент я снова вспомнил о своей клятве этому миру. Я обязательно, клянусь, обязательно изменю его. Чтобы люди как Маргарита могли спокойно наслаждаться жизнью, а не быть подопытными животными в чьих-то руках. Чтобы каждый мог заниматься тем, чем он действительно желает заниматься и чтобы и человек, и даже маг, мог быть с тем, кого он действительно любит. Во имя этого я собираюсь сражаться с существующими порядками. Во имя этого я ищу ответы. И именно для этого я стал магом, путь и не желал этого.

25
{"b":"568809","o":1}