ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так же поступила и Татьяна, понимая, что материально не потянет обучение где-то ещё. И на турнир у неё были огромные планы. И они в одночасье рухнули, стоило ей проиграть, причём даже не в схватке между корпорациями, а в совершенно случайном бою, в который она пошла просто от скуки.

Со слов нашего хила, всё это было неспроста, и эта ситуация послужила лишь предлогом для санкций в адрес Клер. В принципе, я был склонен с ней согласиться, но по большому счёту мне было всё равно. Психанувшая девица проявила завидное упрямство, обвиняя меня во всех своих бедах, пусть с уверения Верки, скорее по инерции, просто будучи не в силах признать свою неправоту, а я не собирался ей что-то доказывать и оправдываться.

Тем более на следующий день, стоило войти в игру, как со мной связался искин-обсервер – надзирающий за соблюдением игроками правил. Он сообщил, что на меня поступила жалоба, но после всестороннего рассмотрения ситуации в моих действиях не выявлено нарушений. Убийство произведено игровыми средствами без использования системных дыр, уязвимостей использованного для сессии устройства или сторонних приложений.

Также с заявительницей была проведена беседа, направленная на погашение данного конфликта, но она оказалась не готова изменить свою точку зрения и продолжала настаивать на предложенной ею версии событий. Поэтому в целях деэскалации спорного инцидента мне был предложен список возможных действий, как то: не приближаться, не общаться через чат и вообще максимально ограничить контакты с данным игроком.

Меня это немного покоробило, виноватым себя я не чувствовал, но, по здравому размышлению, понял, чего хотел от меня искин. Его задачей было любой ценой избежать каких-либо судебных тяжб, могущих повредить репутации игры. И в этом случае он как-то не делил стороны на правых и виноватых. Что ж, мне было всё равно, общаться с психованной девицей я и сам не собирался.

К тому же хватало своих проблем. Я тоже не избежал ошибок в стремлении подобрать оптимальное для турнира снаряжение. Попытки составить нормальный билд инженера, который позволил бы не только сидеть в укрытии, но и атаковать раз за разом, терпели крах. Потеря сразу двух слотов серьёзно сказывалась на моих возможностях. Я уже попробовал всевозможные варианты развития на всех трёх скафандрах с разным соотношением физ- и инт-слотов, и всё больше склонялся к мысли совсем отказаться от УПИИ и стать обычным стрелком.

Просмотр огромного количества специализированных форумов лишь натолкнул меня на мысль, что всё индивидуально, и то, что хорошо для одного, для другого не подойдёт. Большинство знатоков советовали совмещать крафтера и псионика, с основной прокачкой второго. Дескать, именно тогда проявится ощутимая польза команде, да и кредиты на покупку схем тоже добыть будет не сложно. Но меня это полуколдунство совершенно не прельщало.

Я не понимал ни истоков, ни принципов действия псионики. Может быть поэтому, все попытки искина помочь в освоении её игрового аналога не увенчались успехом. Мысленное очерчивание зоны поражения и выбор уровня воздействия обращался для меня потугами, сравнимыми с, пардон, походом в туалет. И там и тут мне приходилось из себя что-то выдавливать.

Так что пару раз попробовав изобразить из себя эдакого «мага», пуляющегося огнём и льдом, я быстро бросил эту затею. Ну не моё это – не моё.

Мне бы штурмовой рельсотрон, с голосовым или мысленным выбором типа боеприпаса из нескольких присоединённых магазинов и системой прицеливания, а ещё лучше ментосканером. Или хотя бы старенький пороховой АК-301 со штурмовой рукоятью, ЛЦУ и коллиматором. И тогда я на поле боя в своей стихии.

Сирена, взревевшая бешеным сусликом, застала меня врасплох. Точнее, это так казалось, что она, словно иерихонские трубы, была слышна в любой точке карты. На самом деле это был эффект виртуального присутствия. Когда какие-то действия, транслируемые игрой, только для тебя ощущаются как глобальное воздействие.

В моём случае этот сигнал, который, впрочем, получили и остальные игроки, означал, что зарезервированное нами время заканчивается. И через пять минут мы снова окажемся в центре аренды тренировочных полигонов. Конечно, можно было продлить, но… завтра наступал первый учебный день, и как бы нам ни хотелось победить на турнире, это было гораздо важнее.

На улицу мы вывалились всей гурьбой. Настроение было паршивым, неделя неудач серьёзно придавила боевой дух команды и, как оказалось, не безрезультатно. Стоило лишь нам выйти из полигона на улицу Города, ко мне подошёл мнущийся Олег, заявивший, что, дескать, турнир – это хорошо, но учёба… ты же понимаешь… да и ловить с такой группой там нечего… поэтому ты извини, но я выхожу. И вышел, в смысле совсем, и из команды, и из игры.

Понятно, что мотивации его уход никому не добавил, но вот тему для размышления подкинул. Возможно, мы действительно ввязались не в своё дело. Сразу было ясно, что на турнире будут рулить корпорации, могущие обеспечить своему отряду, и скорее всего не одному, ведь лимита на их количество не было установлено, не только хороших тренеров, но и аналитиков, способных собрать оптимально сбалансированный состав группы и рассчитать наиболее подходящие билды для каждого её члена, исходя из характеристик и личностных предпочтений.

Да ещё этот самый пресловутый учёный, шестой игрок, введённый организаторами, наверняка будет отличным тактиком, способным мгновенно ориентироваться в изменяемой обстановке боя. Так что… пораженческие мысли были выбиты из моей головы приземлившимся на спину девичьим тельцем.

– О чём задумался, Медведище, – на Веркин оптимизм, казалось, не могло подействовать ничего на свете. – Если задумал всё бросить – я тебя ударю. Больно-больно. У нас ещё месяц есть. Я с Танькой поговорю, вправлю ей мозги. И всё будет нормально, мы обязательно победим.

– Ты ведь не отстанешь? – вывернув голову, я сумел увидеть расплывшуюся в улыбке мордашку, мотающуюся из стороны в сторону в отрицательном ответе. – Тогда слезай с меня. У нас завтра занятия начинаются, значит, надо ещё запрос подать на предоставление доступа в игру, благо Алина обещала помочь. Встречаемся в восемнадцать ноль-ноль, раз уж мы все теперь местные. И, Вер. Не надо говорить со своей подругой. Вот серьёзно. Даже если она согласится, мало ли что взбредёт ей в голову в следующий раз. И получим взыскание, а то и вообще дисквалифицируют всю команду из-за психов неуравновешенной бабы. Ай. Я хотел сказать – девушки, не дерись.

– Я тебя вообще прибью, будешь женщин оскорблять, – из-за своего роста и причёски сердящаяся Верулентность выглядела очень забавно, как эдакий пыхтящий хомячок. – А с Танькой всё равно поговорю. Она нормальная, просто период в жизни тяжёлый.

– Угу, понимаем. ПМС, все дела. Ай! Да прекрати уже! – Теперь от рук сестры пострадал Рива, решивший продемонстрировать своё знание женской психологии. – Вот я дома тебе устрою.

– А я тебя не боюсь, – мелкая восемнадцатилетняя засранка показала ему язык. – Вот только попробуй меня тронуть – мигом маме пожалуюсь.

– Младшие сёстры – посланники зла на этой земле, – судя по мрачному выражению лица Александра, угроза была существенной. – Везёт тебе, Данька, твои ещё совсем мелкие.

– Котам моим это расскажи, – буркнул я.

В чём-то я был с ним солидарен, но делить младших на хороших и плохих по возрастному цензу всё же бы не стал, зло оно в любом возрасте зло и есть. Серый, глядя на этот спектакль, тоже отвлёкся от мрачных мыслей и начал улыбаться. Короче, настроение, практически убитое напрочь уходом Олега, вернулось в норму. И покидали игру мы, уже строя планы на будущее, но вот идея Веры всё же привлечь подругу мне не нравилась.

Первая половина следующего дня выдалась суматошной. Вроде и подготовили мы всё с вечера, одежду погладили, сумки собрали, ну и так далее. И, тем не менее утро началось с суматохи.

Сначала оказались заняты ванна и душевая кабина приехавшими соседями, точнее соседками, которым срочно требовалось привести себя в порядок. То, что это же нужно сделать и всем остальным, в расчёт не принималось. Аргументация «Ну мы же девочки» просто убивала своей логичностью, глубиной и обоснованностью.

14
{"b":"568814","o":1}