ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И первый объект, который похож по ключевым признакам на внутренний образ мамы, и «становится мамой», неважно – живой он или не живой. Например, гусята могут считать теннисный шарик своей «мамой», потому что для них ключевой признак – движение. Нахождение такой «мамы» запускает далее другие инстинктивные программы выживания.

То есть у животных образ мамы заложен инстинктивно. Только в определенный момент после рождения мамой может стать любой объект, даже неживой, похожий на него по ключевым признакам, заданным врожденно.

У животных образ мамы заложен инстинктивно. Только в определенный момент после рождения мамой может стать любой объект, даже неживой, похожий на него по ключевым признакам, заданным врожденно.

То есть для выживания в определенный момент нужно найти «маму». И неважно – живая она или нет, но в ней должен быть ключевой признак, который распознается инстинктивно. Можно говорить о том, что «мама» – это кто-то или что-то, имеющее то, что нужно малышу, и способное включить в психике детеныша образ, заложенный инстинктивно. Мама помогает выживать ребенку в неизвестном мире, став «островком известного», подтверждая своим присутствием изначально заложенный в психике образ.

Мама помогает выживать ребенку в неизвестном мире, став «островком известного».

Достаточно хорошая «известная» мама рядом помогает включению здоровых инстинктов выживания у малыша. Например, в опыте с обезьянками малыш был способен нападать на страшный пугающий механизм, если рядом была его мягкая мама, похожая на него.

Инстинкт – это врожденное стремление к чему-то определенному, ожидание чего-то определенного. То есть в психике существует «как бы» в спящем виде образ чего-то ожидаемого. Инстинкт – это стремление найти то, что «подобно» ожидаемому.

Человек, несмотря на свой достаточно развитый интеллект, тоже во многом задан инстинктивно. То есть у младенца изначально, от природы, к «маме» тоже есть «условия» или «ожидания» того, какой «должна быть мама».

Изначально у ребенка есть ожидания, условия, какой «должна быть мама».

То есть существует изначально некий «известный» образ матери. Материнский образ – это первая врожденная модель, на основе которой создается образ себя как внутренний, так и внешний. Для младенца этот образ важен, чтобы ощутить себя человеком. Рядом нужен именно человек, чтобы младенец мог стать человеком. Именно существование такой связи и является основой для дальнейшего установления человеческой связи с миром.

В экспериментах Гарри Харлоу меховой или махровый манекен обладал ключевым признаком похожести – «шерстью» – признаком похожести на животных. Видимо, именно подобный образ чего-то мягкого – «шерстяного» существует изначально у обезьян как ключевой признак общности и принадлежности «роду обезьян».

Именно мягкая мама, похожая «мехом» на обезьянку, давала уверенность и спокойствие, так как инстинктивно воспринималась «мамой». Мягкий манекен ничего не делал, просто был рядом. Видимо, нахождение ключевого признака похожести – мягкости и «шерстности» – обезьянке было достаточно, чтобы включились другие инстинкты. Рядом с такой «известной» мамой малыш отправлялся исследовать мир и мог постоять за себя– включались базовые инстинкты выживания.

Металлическая кормящая мама, с которой не было «похожести», вызывала у малыша только страх и беспомощность, если не было рядом такой «известной», похожей, мамы.

Опыты Харлоу с обезьянами показывают, что очень важно, чтобы внешний образ материнского существа совпадал с ключевыми признаками вида. Действительно, из детей, выращенных с младенчества животными, не получается людей.

Таким образом, найденная в окружающем мире «мама», похожая по ключевым признакам на врожденный образ мамы, дает детенышу почувствовать принадлежность к своему виду. Тем самым автоматически включаются инстинкты выживания. Можно предположить, что именно чувство принадлежности своему виду дает ощущение безопасности, внутреннего спокойствия и уверенности.

Можно предположить, что именно чувство принадлежности своему виду дает ощущение безопасности, внутреннего спокойствия и уверенности.

Изменить эту фиксацию на первом «материнском» объекте у животных практически невозможно. У гусят заложен интенсивный поиск мамы в первые несколько часов, и первичный образ себя и мамы фиксируется в первые часы жизни. У других животных этот процесс длится дольше, до нескольких недель.

Человеческий детеныш совершенно беспомощен от рождения. Даже для того, чтобы чувствовать себя более самостоятельным «биологическим» существом, нужно минимум год-полтора, пока ребенок не начнет уверенно ходить.

Новорожденный охвачен намерением выжить, и он инстинктивно ищет в окружающем мире то, что созвучно, подобно врожденному образу матери. Самая первая связь-подобие, которую обнаружил малыш, закладывается в основу его представления о мире и о себе.

То есть новорожденный ищет в окружающем мире своеобразное зеркало, в котором фактически обнаруживает свое подобие. Таким образом, «отзеркаливая» врожденный образ себя как представителя вида в другом, человек создает основу реального образа самого себя. Основой нашего «Я» всегда остается первый материнский образ.

Самое первое «зеркало» – это мама. Самые первые отношения – отношения с мамой. Эта связь фиксируется в сознании как базовая модель для создания всех других моделей отношений. Первичная связь с мамой, созданная самим младенцем, становится моделью любых отношений и основой для понимания других людей.

Первичная связь с мамой, созданная самим младенцем, становится моделью любых отношений и основой для понимания других людей.

Родная мама является человеком, который по врожденным качествам наиболее близок, «известен» малышу. То есть у родной мамы как бы больше «ключиков» к душе малыша, так как они генетически ближе. Может быть, поэтому люди, никогда не знавшие своих мам, ищут их всю жизнь. Где-то глубоко в душе как будто есть неотраженные врожденные образы себя, которые отзеркалить могла бы только родная мама.

Для человека первый образ мамы дает первое реальное ощущение себя, первый внутренний образ самих себя. Эти два базовых впечатления – мамы и себя – оказываются связанными прочно и неразрывно друг с другом. Как будто для того, чтобы был «Я», должен изначально быть «другой», похожий на меня. Обычно это мама.

Самая первая связь-подобие – это телесная связь с мамой. Позже становится важной связь эмоциональная, которую тоже помогает почувствовать мама. С возрастом система связей с миром усложняется, но ее центральным ядром так и остается связь с мамой, созданная самим младенцем. Она и лежит в основе его понимания других людей и окружающего мира. Эта связь создает и ощущение принадлежности всему человеческому роду.

Ребенок тоже «создает» маму. Он «включает» в ней материнский инстинкт, который содержит врожденные программы-образы заботы о ребенке. Вспоминаю смешной эпизод из детства.

«Дети – зеркало родителей»

Я первоклассница, одна после школы дома. В доме всегда было включено радио. Больше всего мне нравилось почему-то слушать передачу «Взрослым – о детях». Однажды мне запомнилась фраза из передачи: «Дети – зеркало родителей». И вот однажды, когда мама стала меня за что-то ругать, я ей с важным видом произнесла эту фразу. Мама от удивления замолчала и ругать больше не стала.

10
{"b":"568827","o":1}