ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
После – долго и счастливо
Стингрей в Зазеркалье
Королева брильянтов
По ту сторону от тебя
Дни одиночества
Токсичная любовь
Кайноzой
Искренне ваш Шурик
Дом для жизни. Как в маленьком пространстве хранить максимум вещей

Неожиданно рядом возник Чан и спросил разрешения забрать себе передвижную установку производства паллет. Рядом болтался сын и оба племянника Чана, держа в реках ящики с инструментом. Михалыч разрешил, особо предупредив, что если они не успеют за час, то он их здесь оставит. Чан кивнул и без разговоров скорым шагом направился в открытые ворота цеха. Понять Чана было можно, установку все равно бы сломали, а ценное современное, оборудование всегда в цене.

Рядом находящийся барак рабов и цех по производству топливных гранул также были типовыми и судя по различимым в свете начавшейся зари рекламным надписям изготовлены на одном заводе. Теперь появилась возможность осмотреть поселок внимательнее.

Весь поселок представлял собой вытянутую вдоль воды линию типовых зданий. Такие домики Михалыч уже не раз видел и даже пару раз жил. Знакомая тема - из досок и брусков на заводе собирался такой вот дом размером десять на десять метров. Обшивался древесно-стружечными водостойкими плитами, закладывалась теплоизоляция от жары, заранее проводились простейшие коммуникации и собранный дом уже с унитазом, окнами и дверями при помощи крана ставился на баржу. Баржа подгонялась к месту и по сходням, из двух стальных двутавровых балок, домик волоком стягивался ручными лебедками на место установки. Изготовление домика на заводе с помощью станков, пневматических молотков и квалифицированных рабочих сильно ускоряло процесс и практически не давало отходов. Типовой домик строился восемь часов и кроме времени доставки устанавливался еще часа три. Поселки из подобных зданий росли как грибы по всему побережью. Единственное отличие пиратских домов от стандартных в том, что крыши их были покрыты не профилированным листом, а полиэтиленом, сверху накрытым сосновым лапником. Скорее всего, для защиты полиэтилена от града, солнца, ну и конечно маскировки от наблюдения с воздуха.

Вода подавалась с водонапорной башни, электричество от генераторной, из которой ребята, под руководством Кузмича, выкатывали передвижной газовый генератор и баллоны с газом. В помещении, используемом как казарма, не нашлось ничего кроме жестяной посуды и веревочных гамаков, все это подготовили к погрузке, разумно рассудив, что подобные вещи скрасят новоявленным пассажирам их каравана путь до порта.

В караулке нашлось кое что поинтереснее. Из оружия досталось только два карабина СКС и пистолет Макарова найденные у караульных. В самой караулке в сейфе хранилось пара цинков с патронами 76,2х39 и сигнальный пистолет с коробкой осветительных ракет.

Все говорило о том что караул был здесь только для поддержания внутреннего порядка и никакому внешнему нападению противостоять не мог. Рабы собирали сухие ветки и валили лес, перерабатывая его на паллеты, выращивали некоторое количество овощей и приглядывали на небольшим стадом овец. Большинство из них были бывшими жителями Америки и Канады эмигрировавшими на восток и попавшие в плен по дороге к Новой земле. Пираты наведывались сюда раз в месяц и останавливались примерно на неделю, временами уходя в рейды. Остальное время они кочевали между другими базами резонно опасаясь засад и налетов пограничников.

Подошедший Кузьмич протянул Старшому картонку с какой-то надписью и произнес искоса глядя на сидящего на песке Матвея:

- Михалыч, я вот тут послание преступничкам написал, может мы на труп этого субъекта повесим для острастки?

Матвей услышав разговор, тут же залепетал:

- Пожалуйста не надо, вы же не убийцы, вы хорошие люди, я жить хочу! Я вам схрон выдам!

Ну показывай, может и выторгуешь чего. - проявил небольшой интерес Михалыч.

К тому времени подошли катера чтобы забрать с пиратской базы оставшихся.

Быстро погрузившись Михалыч подозвал старшего разведгруппы и передав ему Матвея отправил осмотреть место схрона, особо предупредив на рожон не лезть, опасаться засады и возможных мин.

Пройдя по протоке следом за караваном, колонна разделилась. Большая часть пошла, догонять караван, а сталкеры отправились в указанное Матвеем место.

Пиратский бизнес (рассказ надин)

Серьезный караван или торговое судно мог отбиться пулеметным, а иногда и гранатометным огнем, от преследующего его пирата. И даже повреждение его двигательной установки и последующая осада не приносили эффекта. Суда были серьезно подготовлены к длительному плаванью и продолжали дрейфовать и экономно отстреливаться, сменяя вахты, пока не подходила помощь или пирату не надоедало и он отправлялся искать добычу полегче. Проблема возникала при идентификации "Свой-чужой", часто нападения проходили внезапно после просьбы о помощи или предложении торговли. Поэтому основной сложностью старшего каравана было правильно определить статус и возможные угрозы от встречи. Но основной тактикой являлось тихое, ночное проникновение на корабль и уничтожение вахты. После чего либо штурмовались трюмные помещения с запершимися там людьми, либо в вентиляцию закачивался газ. Чаще снотворный, но иногда и боевой, отравляющий. По причине соответствующей оплаты, среди огромной армии безработных, легко находились желающие помочь пиратам в штурме внутренних помещений корабля, оригинальными инженерными решениями.

Также часто практиковался наем на различные работы без документов, и последующая продажа доверчивых людей в рабство. За счет этого формировалась не только рабочая пиратская армия и бордели, но и пополнялись экипажи пиратских судов.

Женщина представившаяся как Надин Хофф и неплохо говорившая по русски рассказала вечером в кают-компании невеселую, но достаточно типичную в здешних водах историю:

-Мой муж Квентин в пиратском экипаже. Его и несколько других мужчин заставили пиратствовать, держа нас в заложниках.

Все началось, когда мы попали под программу расселения Северных штатов. По общему семейному решению мы решили ехать в Берлин где у мужа были дальние родственники. Мы сели на трансатлантический теплоход, билеты нам предоставили в кредит. Шесть дней мы ощущали себя пассажирами Титаника, теснясь в вонючих, грязных каютах и ожидая врезаться в айсберг. В иллюминатор, когда прекращалась вьюга, мы видели эти огромные, холодные, ледяные горы. Несколько раз корабль задевал что-то большое и тогда корпус судна вздрагивал и был слышен противный скрежет. Сразу после этого по кораблю проносился многоголосый стон и крики, все были напуганы и думали, что именно этот звук ознаменует собой зов труб Божьих, сопровождающий нас в темную пучину ада за наши многочисленные грехи. Я еще тогда подумала что раскаленный ад это даже неплохо. Ад свинцовой, ледяной глубины океана мне намного страшнее. Но корабль дошел до Дублина и мы сошла на берег. Я думала, никогда больше моя нога не коснется зыбкой палубы корабля. В Дублине мы неделю прошлялись в самом настоящем концентрационном лагере. Я раньше думала, что они только для плохих людей, забывших бога, но оказались и мы тоже можем быть там. К счастью Иисус хранил нас и мы не заболели ни одной из многочисленных болезней в нем, не потеряли друг друга и сохранили образ Иисуса в сердце. Прошлялись, потому, что места нам никто не выделил, просто завели за ворота и в грубой форме запретили приближаться к забору с колючей проволокой. Два раза в день раздавали какие то сухие пайки, судя по надписям - просроченная гуманитарная помощь в Африку. Все хорошие места в палатках были заняты и какие-то местные, похожие на афганцев люди ходили и требовали за пользованием места плату. Платили им продуктами, оставшимися ценностями и даже иногда собой. Я не могу их осуждать, бизнес есть бизнес, но они могли хотя бы делать скидку людям с детьми. К счастью через неделю пребывания там, когда мы до костей провоняли дерьмом и дымом костров, мой муж узнал возможность уехать в Европу. Мы уже представляли как сидим с его родственниками под теплым солнцем Германии и пьем молодое вино. Супруг будет по прежнему торговать автомобилями, а я открою магазинчик экологически чистых продуктов. Нас посадили на поезд и мы отправились в сначала в Францию, а оттуда в Германию. Реальность поразила нас до глубины души, оказывается в Европе так же холодно, как и у нас теперь. Солнца не видно по несколько недель и виноградники хорошо растут только где то на Altay. Родственников мужа мы нашли в каком то гетто, куда их переселили по программе этнической равномерности. Это значить что все нации должны жить равномерно на территории города или штата, чтобы не вызывать межнациональных напряжений, поэтому их новый дом был в глубине арабского квартала. Жить там было совершенно невозможно - это напоминало лагерь, но без забора, а так таже вонь теснота и мусор под ногами. Через неделю родственники мужа заявили что им самим места мало и выставили нас. И это после всего что Америка сделала для них. Я имею ввиду, что уничтожила Саддама, Каддаффи и Сталина. Мы отправились искать себе новое место в Амстердам и на месте выяснилось что работы нет никакой, жилье страшно дорого. Тогда мы решили взять кредит в банке. Оказалось что банки теперь дают кредиты только под залог внутренних органов, и если вовремя не отдать долг, то эти органы извлекались для перепродажи донорам. Положение казалось безвыходным, потому что даже в районе красных фонарей была страшная конкуренция и смехотворные цены. Но мы все таки американцы! Мы так просто не сдаемся. Тут нам улыбнулась удача один милый афроамериканец угостил нас ланчем и спросил почему мы так расстроены. Когда он узнал причины он воскликнул:

18
{"b":"568833","o":1}