ЛитМир - Электронная Библиотека

- … не могли… просила… - снова слабо прошептала девушка. Коул понимающе кивнул и протянул ей новый бокал с водой. Кейра с жадностью выпила, смочив пересохшие губы.

- Они могли. Этот пресловутый Хранитель мог. Даже если он не мог помешать твоей силе, он мог бы вылечить тебя. А он стоял и смотрел, ждал, пока ты умрешь, чтобы ты не навредила его дорогой семье.

Он замолчал, поняв, что сказал лишнего. Девушка тоже молчала, но её глаза выражали дикий ужас и неверие в такое подлое предательство. Внезапно все изменилось – из её глаз исчезли любые эмоции, и она понимающе кивнула.

- Вы правы. Подземный мир честнее. Я больше никогда не буду пользоваться своей силой.

- А вот это верная мысль, девочка. Она не принесла тебе ничего хорошего, так что лучшим выходом будет отказаться от всего этого и жить как обычный человек.

- Вот только обычный человек очень хочет вернуться домой, в будущее. Ваше время гораздо менее приятное, чем я ожидала. – Она снова скривилась от боли.

- Прости, не умею лечить, как Хранители, так что придется потерпеть – останется шрам, ведь в тебя попала твоя собственная молния. – Он бесстрастно кивнул на уродливую рану, ничем не прикрытую.

- Ничего, это будет мне напоминанием о моем бессилии и Его малодушии. – Её взгляд вперился в пустоту. Коул кивнул и растворился в воздухе.

========== Глава 10. Все дороги ведут… ==========

Рим, некоторое время спустя.

Когда Коул спросил, где она хотела бы начать новую жизнь, Кейра, не задумываясь, назвала Рим, хотя не знала итальянского и не представляла, что будет делать там, одна, посреди толпы людей, говорящих на другом языке. Но прежде, чем она успела передумать, Демон появился вновь и сказал, что все устроил.

И вот она в Вечном Городе. На Piazza Venezia, куда Коул поселил её сразу, как только она смогла самостоятельно передвигаться. На вопрос о том, как воспримут богатеи Рима мысль о том, что какая-то девчонка потеснит их в самом сердце города, Коул только иронично улыбнулся и сказал, что она вряд ли может называть себя «какой-то девчонкой».

Как Демон высшего уровня он имел множество возможностей и связей по всему миру, но Кейра даже не подозревала, насколько обширны эти связи. Он в считанные мгновения снял ей жилье в самом дорогом месте Рима и представил её персоналу как графиню Монтерро, свою дальнюю родственницу (оказывается, здесь Коул числился аристократом, коей стала теперь и Кейра). После чего исчез, дав ей время освоиться и подумать.

И она думала. Сотни разных мыслей мучили её днем и ночью. Самая настойчивая просила подумать над, чего ради какой-то Демон, абсолютно ей незнакомый, делает все это ради неё. Теперь она даже не была ценным кадром для Подземного мира, ибо мысль пережить подобный ужас снова не давала ей даже надежды вновь пользоваться своими способностями. Она стала инвалидом своей профессии, обычным человеком и длинный шрам на спине был мучительным напоминанием о том, как она им стала.

Девушка гуляла по Риму, наслаждаясь неожиданной свободой, учила итальянский и даже записалась на художественные курсы, чтобы скрасить времяпровождение. Кейра рисовала всю жизнь, сколько себя помнила – угловатые домики превращались в незамысловатых симпатичных кукол, а после все это стало абстрактной акварелью и методичной штриховкой. Девушке очень нравилось работать карандашом – выбирать нужную твердость и оживлять гипсовые маски. Ей казалось, что штриховка гораздо более полно может показать мир теней и оттенков, нежели это может сделать жирное масло или грязно-яркая гуашь. Только к прозрачной акварели Кейра питала такую же слабость, как и к карандашам. Поэтому, когда она впервые пришла на занятия, синьор Антонелли - надменный итальянишко с густыми черными волосами, убранными в замысловатую прическу, и яркими рубашками навыпуск – пришел в восторг, от свежего взгляда «юной синьорины». Только два занятия спустя, которые, надо сказать, были почти ежедневны, исключая пару выходных, художник узнал, что его «юная синьорина» на самом деле носит титул графини. После чего перестал с ней фамильярничать и вообще постарался её избегать.

Помимо прогулок, итальянского и курсов Кейра ничем не занималась и иногда ловила себя на мысли, что скучает по той неделе в доме Фиби, когда каждая минута была на счету и она каждый день узнавала что-то новое. И тут же одергивала себя: эти люди оказались предателями, они оставили её умирать на полу, раненую собственной молнией. Даже сейчас они не пытались найти её – Кейра не чувствовала заклятья поиска.

По ночам ей становилось все хуже, несмотря на то, что она уже некоторое время не пускала магию в свою жизнь. Во сне девушка была уязвима, и Прю – бывшая наставница – часто проникала в её сны, умоляя вернуться и попробовать снова.

- Ты свершаешь ошибку, Кейра! То, что не смогла справиться со своей силой, еще не говорит о том, что ты никогда не сможешь этого сделать! – тон Прю был умоляющим и в то же время требовательным.

- Ты даже представить себе не можешь, как это было больно – сила, её тяжесть давила на меня, а рана до сих пор причиняет боль… - жалостливо отвечала измученная Кейра.

В этот момент Прю тяжело вздыхала и говорила, что она понимает, но все равно нужно попытаться начать все заново.

«Как она может понимать?» - крутилась мысль в голове брюнетки. Как хоть кто-то может понять то, через что она прошла, если никогда даже отдаленно не владел подобной силой?

Сны повторялись каждую ночь: менялись лишь декорации и слова, но смысл оставался прежним. Кейра просыпалась усталой.

Она чувствовала, что ей становится хуже: энергия, сдерживаемая лишь силой воли, грозила прорваться в любой момент. Нет, боли не было, но сдерживать в себе три сущности хрупкому человеку было непросто.

Кейра перечитывала «Ворон» Уайльда на итальянском, понимая лишь половину, когда вошел Коул. Точнее, он просто появился за её спиной. Но Кейра почувствовала и обернулась.

- Ты неважно выглядишь! – рассеянно бросил Демон, оглядывая бледное лицо и синяки под глазами. – Я думал, Рим пойдет тебе на пользу.

- Он и пошел. – Она попыталась как можно жизнерадостнее улыбнуться, но саркастичная улыбка Коула подсказала ей, что попытка провалилась.

- Что с тобой? – он присел рядом и с удивлением посмотрел на обложку. – Уайльд? Ты понимаешь итальянский?

- В свое время я успела бросить Браун (одно из восьми старейших учебных заведений Америки, входящих в так называемую Лигу Плюща, чей престиж привлекает учеников со всего мира), где посещала курсы испанского и французского. Итальянский с испанским немного похожи, но язык все еще дается мне с трудом.

- У тебя богатые родителя. – Сделал вывод Коул.

- Да, папа очень амбициозен… - немного задумчиво произнесла Кейра.

- А твоя мать? – «И почему он интересуется этим?»

- Она умерла, когда мне было тринадцать. Авиакатастрофа. Зачем тебе все это? – вдруг резко спросила она и поморщилась, потому что голова гудела как паровой котел, наполнившись различными голосами.

- Что? – сделал вид, что не понял, Коул.

- Зачем тебе делать все это для меня? Квартира, имя. Ты помог мне начать эту жизнь, но что тебе за польза от этого? Ты едва увидел меня в доме Пайпер, после чего исчез, а теперь вдруг внезапно появляешься, как добрый волшебник, и совершаешь все эти… вещи. – Теперь он уже не сможет прикинуться дураком. Демон взъерошил черные волосы и уставился в пространство.

- Я уже сказал, мы не бросаем своих.

- Чушь! – вскрикнула Кейра. – Я такая же своя Демонам, как Пейдж – Лепреконам. К тому же я первый раз вижу заботящегося о ком-то Демона. Скажи честно, ты знаешь моих родителей, да? Иначе как объяснить все это. Кто из них Демон?

- Демоном был твой отец. – Сквозь сжатые зубы ответил Коул. – А мать была наполовину ведьмой и Хранителем.

- Они оба мертвы? – загрустив, спросила Кейра.

9
{"b":"568843","o":1}