ЛитМир - Электронная Библиотека

(возбуждающий)

В его голове что-то щелкнуло – как будто сложился паззл. Он знал, чем отомстит сучке за все её выходки, за то, что хочет занять его место. Он вы**бет этого гребаного робота, и тогда она уж точно не станет смотреть сквозь него.

Не думая, что делает, он кинулся к девчонке и стал стаскивать с неё одежду.

(и почему он так долго с этим медлил прости господи)

Однако Эрик допустил серьезный просчет: он был пьян, а девчонка до тошноты идеально относится к своим тренировкам. Не раскрывая рта, она дала ему под дых и, вывернув руку, уложила на пол.

Это его немного отрезвило. Ровно до такой степени, чтобы красная пелена безумства спала с глаз, но парень все еще был чертовски зол.

- Да не молчи ты, гребаная зазнайка! Открой уже свой чертов рот и скажи что-нибудь! Не делай вид, что я ниже тебя. – Закричал он в яростном бессилии.

***

То, что случилось вслед за этим, не поддается никаким измерениям по шкале стандартного эриковского удивления.

Зубрила опустилась рядом с ним на колени и аккуратно откинула светлую прядь его волос.

- В первый день нашего знакомства вы не велели мне говорить с вами прежде чем вы сами этого захотите. Я все ждала этого момента. – Её низкий голос проникал в сознание парня, обволакивая, успокаивая.

Смысл фразы дошел до него не сразу.

- Ты молчала потому что я тебе так приказал?! – Наконец закричал он, вскакивая и вновь начиная злиться. – Да ты… Ты…

- Я сделала что-то не так? – Казалось, она действительно была удивлена.

- Да ты меня, блять, всего извела, ты понимаешь, дура? Ты понимаешь, что я тебя считал… - Он не закончил, просто не смог.

Потому что она улыбнулась. Улыбнулась ему совершенно открыто и искренне, её глаза смотрели прямо на него и они были… живыми. Улыбалась ему.

- Вы ударились?

(о чем она вообще)

- Давайте я промою раны. У вас есть аптечка?

(какая еще аптечка)

- Хорошо, я найду сама, если вы не против. – С этими словами она направилась в ванную, оставив озлобленного и шокированного Эрика посреди собственной спальни. Вернулась девушка уже с мокрой тряпкой и белым ящичком аптечки.

- Садитесь на кровать, что же вы стоите? – Словно малого ребенка, она повела Эрика за руку и усадила на низкую кровать, застеленную красным жестким покрывалом.

Раны она промывала так же, как делала все остальное: сосредоточенно, профессионально. Как будто всю жизнь только этим и занимается. А парень тем временем искоса ее разглядывал. Девчонка молчала все время только из-за того, что восприняла его слова, сказанные в первый день, всерьез? Да, она просто… чертовски надежная. Почему именно слово «надежная» вертелось на языке у Эрика все это время. Он протянул уже обработанную руку к её подбородку и поднял к себе лицо Кэри.

- Ты ненормальная, зубрила. Ты просто идиотка.

(какие у неё глаза а грудь так вообще за**ись)

- Если вы закончили меня оскорблять, я продолжу. – Почти с сарказмом ответил ему низкий голос, а глаза недобро сверкнули. Так она и дерзить умеет! Вот это подарок!

- Нет, не закончил. – Он грубо дернул девушку на себя и впился в её губы.

Комментарий к Глава 7. Зубрила

Это просто

вау

вау, что я дописала

если кто заметит что-то кинговское, то я Кэрри только что прочла

а если опечатки или другую оплошность - то это скорее всего сессионное

недосып

и

ах да

за мат

прощения прошу у тех, кто в своей ханжеской манере забывает про настрой

это - важная часть его мыслей, его мира

я люблю своих читателей без “но”

те, кто не поймут, не читатели

========== Глава 8. Отзвуки бьющихся сердец ==========

Любовь не всегда слепа, и, может быть, нет ничего мучительнее, как всем сердцем любить человека, сознавая, что он недостоин любви.

Сомерсет Моэм

Её звали Регина. Точнее даже не так, её звали Регина Икария. Почему бы не убрать из своего имени ненужные буквы, сделав себя более… человечной что ли?

Регина так и сделала, и теперь от глупого помпезного имени оставалось всего лишь четыре буковки – непонятное ощущение освобождения, будто весь груз прошедшего вытекал из пораненных и отсеченных букв вязкими каплями крови, - это делало её новый мир более ярким.

Портил все только её новый инструктор. Невозможно грубый, доведенный до крайности собственными демонами, он и её не оставлял в покое. Кажется, что каждая её победа, каждая капля крови, появляющаяся на её огрубевших руках, делала Эрика еще более яростным её противником.

Регина всегда была умной девушкой. На самом деле она была не только умной, но и доброй, чувствительной к переживаниям живых существ рядом с ней. Эти два качества в симбиозе сделали бы из неё тонкого психолога, родись девчушка в более реальное время. А вот прямо сейчас она стоит на коленях перед ненавидящим её инструктором и бинтует израненные руки.

Нет, она вовсе не была сумасшедшей. И бесчувственной она не была.

Еще одной отличительной чертой девушки с нелепым именем была честность. И вот уже две недели прошло с тех пор, как стоя перед зеркалом в душевой, она честно призналась себе, что влюблена в этого грубого и неотесанного парня. Именно с этого самого момента его приказ о вечном молчании сделался для нее почти что пыткой – вероятно девятый круг Ада у Данте должен ощущаться также болезненно.

Впрочем, по этому кругу она ходит уже восьмую неделю, с тех пор как мать ядовито выплеснула ей в лицо слова о безнадежном предательстве.

Хотя, если уж быть честной,

(а она это умеет мы уже выяснили)

она попала в этот круг с самого рождения. Маленькая темноволосая девчушка с любопытными карими глазами стала не просто нежеланным подарком для лишенной всякой любви и сострадания матери, она стала её клеймом, тщательно скрываемым позором. Маленькая Регина уже в детстве выказывала признаки Дивергента – слишком добрая, слишком смелая, она была просто «слишком». Вероятно, в пятилетнем возрасте она уже понимала, за что мама хочет её «резать», а может просто многочисленные психотропные препараты, вводимые малышке как главному подопытному, напрочь лишили её воли.

Да, скорее всего дело в препаратах. Избавление от этой своеобразной пытки стоили Регине… А чего они ей собственно стоили? Смерти Линка? Ведь мать убила его безжалостно, когда поняла, что ассистент ослушался приказа и вот уже целый месяц подсовывает её дочери витаминизированные пилюли. Она застрелила светловолосого жизнерадостного Линка в упор, напоследок пригрозив самой девушке, чтобы там даже не думала кому-то об этом проболтаться.

(она жила в очень плохом мире)

Свою последнюю дозу медикаментов будущая Кэри получила в день инициации. Её мать была слишком умна, чтобы отравить сознание ребенка перед тестом на определение, но напоследок почти силой заставила девочку вызубрить последовательность действий, необходимую для того, чтобы тест показал Эрудицию.

Он показал Дружелюбие.

Она выбрала Бесстрашие.

***

День выбора до сих пор стоит у неё перед глазами, каждый раз обрастая новыми подробностями и яркими всполохами озарений. Сейчас она почти уверена, что её мать намеренно дала ей уменьшенную дозу медикаментов, чтобы воля Регины оставалась незакрепощенной. Все больше размышляя над мотивами её поступков, девушка приходила к выводу, что является главным её экспериментом. Мать хотела наблюдать, хотела стать главным зрителем потрясающей по накалу драмы под название «Жизнь Кэри». Вслед за этим появилось четкое понимание того, что рано или поздно её сдадут. Секрет изуродованной души Кэри скоро выдадут главному командованию Бесстрашных, и дни её безрадостной подопытной жизни будут сочтены.

Но вместе с ожиданием скорой казни в Кэри жила надежда. Это светлое питательное чувство теплой волной окутывало худые пальчики, согнутые в кулачок, которым она без устали колотила по груше. Она могла стать лучшей, могла опередить трагедию и стать у руля.

11
{"b":"568844","o":1}