ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дети мои
Теория большого сбоя
Мифы экономики. Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики
Минуты будничного счастья
Сталинский сокол. Маршал авиации
Сладкое зло
Выпечка в мультиварке. Пироги, пирожки, кексы
Жизнь по своим правилам
Порученец Жукова

========== Глава 9. Чужие океаны ==========

Тщательно выбирайте врагов. Но и друзей – тоже, потому что они станут врагами.

Анри де Монтерлан

На её свадьбе не было громких поздравлений и букетов роз.

Её свадьба – темное пространство бункера, освещенное лишь болезненными огоньками грязновато-желтых свеч.

Её свадьба – это «стайки» потрепанных, смертно-бледных обитателей бункера.

Её свадьба – это благословенная тишина.

Её свадьба – её самое дорогое воспоминание.

Всегда легче писать отрывками. Делать между важными составляющими мысли горизонтальную черту и оставлять читающему задачу восполнить пустоту. Пусть это будет просто глагол.

Трис всегда так думала. Точнее, она так думала с тех самых пор, как взялась за письмо. Угрожающе-угрюмая жизнь темного бункера была её собственным ночным кошмаром и только мимолетные, словно брызги соленого морского воздуха, вылазки на поверхность за крупицами её спасения – за тем, что поможет уничтожить Джанин, - спасали девушку.

Она – заложница собственного народа. Она – их горящий ярким пламенем символ в наступающей тьме. Ей стоит быть сильней.

И Трис пишет… Узкие тропы строчек – такие же неровные как ломаная линия бровей в отражении.

(ей никогда не нравились её брови)

***

Она писала о том, как губы Тобиаса мягко касаются её затылка, как родная рука обвивает её талию, защищая от гнетущей темноты. Она писала о ярких кристалликах звезд, что стали её самым лучшим подарком на день рождения. От него, разумеется.

***

Ах, о чем же еще могла писать эта сильная духом, совсем взрослая женщина, чья исковерканная в самом зародыше судьба теперь потихоньку начинала срастаться, как неизменно срастается сломанная кость неловкого мальчишки? О том, чего никогда еще с ней не случалось – об освещенной рассветным солнцем теплой квартире мужа – той самой, где она впервые узнала о его тату. Почему-то

(фор до сих пор задается вопросом)

ее влекло туда даже больше, чем его самого. Он не знает, но каждая девушка должна её понимать: она невыразимо скучала по призраку настоящего семейного счастья, с детьми, с безопасностью. Этот призрак воплотился в самой твердыне её несуществующей мечты – в тех железнокованных стенах его квартиры.

Глупо думать, что Трис несчастлива с мужем сейчас. Она – счастливейшая женщина на свете. Она каждый день, просыпаясь, видит тоненькие лучики-морщинки, разбегающиеся от его глаз. Он ей улыбается. Улыбается каждое утро. Она целует эти прекрасные, вызванные улыбкой и счастьем морщинки.

***

Девушка с диким криком проснулась.

Эта жизнь, ЕЁ жизнь так ярко ворвалась в то, что её окружает уже несколько недель! Она все еще видела тающее облако воспоминаний. На одну крохотную секунду она увидела за письменным столом гибкую уверенную фигуру и взлохмаченные темные волосы, цвета горького шоколада.

- Тобиас! – крикнула она в пустоту, но призрак исчез, таинственно улыбаясь.

Все еще дрожа от переполнявших её эмоций, Трис вскакивает с кровати и, продираясь сквозь ненавистные занавески, несется по известному пути к покоям Царицы. Она хочет сейчас же, немедленно отправляться домой, она достаточно здесь натерпелась. Она хочет в свой затхлый металлически неживой бункер к Тобиасу.

(а вдруг он)

Мысль засела тяжелым, остроугольным булыжником в ущелье её измученного мозга. Она почти слышала, как слова о смерти мужа царапают стенки черепа.

На полном ходу, скользя босыми ногами по мраморному бездушию полов, она почти влетает в распахнутые покои, освещенные солнечно-золотистыми звездочками свечек. Почти. Расслышала голоса, ласковые, приглушенные вездесущим шорохом занавесок, которыми ночью игрался ветер.

Царица была не одна, с ней в комнате сидел Марк. Его маленькие крепкие ручонки вцепились в испещеренную шрамами и черными отрывистыми линиям руку, мягко обнимающую ребенка.

- Ты рассказывала мне много сказок о своем родном городе, почему же не хочешь рассказывать сказку о Фульминате? Ведь это моя самая любимая героиня – она победила злого Эрика и сбежала от тех, кто на неё охотился! Мам, она же такая храбрая! Вот расскажешь мне, и я обязательно усну! – Голос был хитрым, просящим. Трис была почти уверена, что серые глаза лучатся лукавством.

- Ты – негодник, Марк, знаешь, как выпросить свою порцию сладостей! – Смеясь, пожурила его Царица. – На твое счастье, учитель сегодня ни разу на тебя не пожаловался, поэтому я не могу отказать.

Глубоко вздохнув, она принялась пересказывать очень знакомую Трис историю низким, проникновенным голосом:

- Как и всякий человек, Фульмината не обладала какими-то необычными дарами. Её вела лишь смелость и любовь к своим ближним. А еще её вела месть. Да, у этой девушки был очень серьезный повод, чтобы отомстить тем, кого она считала предателями. Днем и ночью, не смыкая глаз, она стояла на страже тех, кого считала своими друзьями… - Она задумчиво замолчала будто обдумывая следующую мысль. - Но это середина истории, а ты-то наверняка хочешь услышать всю?

Ребенок весело захлопал в ладоши. Трис почти услышала тихий смех девушки.

- Она родилась в Эрудиции. Ты ведь помнишь то, что я рассказывала тебе о фракциях?

- Да, мам. Не отвлекайся, я ужасно хочу послушать, как она всех победит. – Снова смех.

- Так вот, она была из Эрудиции. Маленькая девочка вроде тебя, с темными глазами и худыми плечами. Её все дразнили, а собственная мать не обращала на неё внимания.

(о нет она обращала)

Она росла очень одинокой и замкнутой, поэтому, когда ей исполнилось 16 лет, девочка сбежала из родной фракции во фракцию прекрасных смелых воинов. Она сбежала в Бесстрашие. – В этот момент, как по особенному заказу, небо прочертила яркая полоска молнии, следом послышался грохот. Мальчик ойкнул.

- Я бы тоже сбежал в Бесстрашие! Бесстрашные – самые лучшие! – Донесся до Трис восторженный крик.

- Если ты будешь таким громким, я не буду продолжать. – Строго предупредил его женский голос. Возня затихла.

- Ну, продолжим. Она тоже думала, вот прямо как ты сейчас, что Бесстрашие – самое лучшее место на земле. Они научат её быть храброй, научат быть сильной и никогда не сдаваться. И они научили… - Горечь в голосе женщины чем-то напомнила Трис её собственные чувства.

- Её инструктором был Эрик, самый сильный и…

(неправда тобиас самый сильный)

бесстрашный мужчина, которого она знала. Знаешь, малыш, он возненавидел нашу Фульминату с первого взгляда! Он язвил ей, делал гадости, ставил в пару к самым страшным соперникам. Но она проиграла только однажды, свою первую битву. Ей было так больно и так грустно, ей казалось, что совсем ничего не изменилось и она снова в ненавистной Эрудиции. Но девочка не была бы Фульминатой, если бы не решила, что изменит это во чтобы то ни стало!

- И изменила? – Вновь восторженный голос. Мальчик наверняка сотни раз слышал эту историю.

- Да, изменила. Она стала самой лучшей, самой смелой, заняла первое место…У неё было много друзей, но в сердце её жила печаль. Ей предстояло совершить худшую в её жизни ошибку. Сейчас она наверняка думает, что лучше бы сдалась и ушла к афракционерам,как только у неё появилась возможность. Но наша Фульмината влюбилась без памяти.

(о нет кажется я знаю)

Её инструктор, по началу такой грубый, стал самой большой любовью в жизни девушки, и он же - её самой большой болью. Он грубил ей, унижал её, но не смог не ответить взаимностью. Эрик раскаялся в своих поступках. Во всяком случае, Фульмината искренне в это верила. После того как девушка прошла финальный тест и подтвердила свою принадлежность фракции, они были неразлучны. Ни одно задание, ни единый час не могли разделить их…

- НООО. – Нетерпеливо перебил её Марк. Мальчикам никогда не нравилось слушать «сопли».

- Но Фульмината хранила страшный секрет. В том государстве, в котором они жили, была особая группа людей. Они были смелее и чище остальных, их нельзя было сломить и заставить. Таких как она называли Дивергентам.

13
{"b":"568844","o":1}