ЛитМир - Электронная Библиотека

Однажды, повинуясь сиюминутному желанию, навеянному тоской по дому, она действительно пошла к Ианнуарию и попросила рассказать о том, как Регина стала Царицей. Маленький напыщенный человечек долго удивленно хмурил брови, пока не понял, что она не шутит. Удивление Ианнуария объяснялось тем, что какая-то чужачка просит его, придворного историка, рассказать ей сказочку, которую и так знают все. Словом, свой рассказ Ианнуарий начал неохотно.

Около пяти лет назад римский патруль притащил к Царю странную пару. Парень и девушка, одинакового возраста, полностью облаченные в черное, были грязными и раненными с ног до головы, но брыкались так, что сбили троих стражников с ног. Девушка, впрочем, была очень красива, а старый правитель – падок до женской красоты. На причуды Царя в то время не обращали пристального внимания, поскольку знали, что тот скоро умрет, а наследника у него не осталось.

Никого не удивило, что на традиционный гладиаторский поединок отправили только юношу, девушку же, весьма недовольную готовили к участи наложницы Царя, старого извращенца.

- В тот день… - Вдохновенно распинался Ианнуарий, а Трис поймала себя на мысли, что ей становится все более интересна эта история. – Девушка сидела подле Царя, ведь тот специально повелел притащить извивающуюся пленницу на балкон, чтобы она увидела, как будут убивать ее «любовника». Как сейчас помню…

Регина, а это была именно она, пристально следила за всем, что происходило на арене. Вот со скрипом стала подниматься решетка слева, и из неё вышел огромный полураздетый римлянин, от которого за версту несло кровью и смертью. А вот скрипнула решетка напротив и из темноты проема показалась худая фигурка Габриэля. Римские гладиаторские доспехи смотрелись на нем потешно, но на лице молодого человека играла задорная улыбка. Он не боялся проиграть, он никогда этого не боялся. Габриэль – урожденный Искренний, занимал второе место в общем зачете. Он искренне верил, что нет человека, которого он не смог бы уложить на лопатки в этом странном городе. Потому что тот, кто смог бы это сделать, сейчас сидит на балконе.

Парень лихой поступью прошелся до середины арены, на ходу подыгрывая публике, и высоко поднимая меч. Там молодой человек остановился и во весь голос прокричал: «Ave Regina Fulminata Murituri Te Salutent!»

- Идущие на смерть приветствуют тебя, Регина Фульмината. – Перевела Трис, руководствуясь своими скудными знаниями латыни. Толстый человечек снисходительно кивнул, чувствуя свою значимость.

- Можно переводить и так, но существует полный перевод этой фразы. – Видя, что он сумел преподнести себя в лучшем свете, Ианнуарий поспешил закрепить успех: - Идущие на смерть приветствуют тебя, Молниеносная Королева.

Трис ахнула, представив себе, какую неслыханную дерзость совершил неугомонный Гейб, когда при всех поприветствовал Регину, проигнорировав самого Царя.

- Впрочем, старый пердун не обиделся. – Тем временем продолжал придворный историк.

Жены не задерживались у Царя слишком долго. Они умирали от тяжелой жизни с этим извращенным и глупым стариком. Слова молодого гладиатора вместо того, чтобы стать предсмертными, спасли ему жизнь. Габриэль выиграл бой слишком легко, ведь только Регина знала, что это не просто худой оптимистичный парнишка, он – Бесстрашный, один из самых ловких и сильных в своем окружении. Габриэль не был Дивергентом, он вполне мог спокойно жить во фракции, выполняя свой долг, оставаясь среди друзей и близких. Но он выбрал Регину, когда увидел раненую в живот, истекающую кровью девушку на пороге своей квартиры.

Так или иначе, Регина стала Царицей в тот же вечер, не успев даже побывать в наложницах. Никто не знает, что происходило за закрытыми дверьми царских покоев, но вскоре обнаружилось, что Царица беременна. Это стало новостью для всего римского общества, ведь народу было известно, что Царь так и не мог зачать наследника. Естественно, такому повроту были рады не все, в особенности возмущались те, кто претендовал на римский престол.

Марк Грей Августин родился через 7 месяцев после свадьбы, хотя ни у кого язык не поворачивался назвать пухлого веселого мальчонку недоношенным. Через два месяца на Царскую семью было совершено покушение, однако Габриэль – верный страж Царицы, сумел спасти мать и сына. Старый правитель скончался на руках у солдат, пришедших на помощь. Царица в его сторону даже не взглянула.

То, что произошло потом, можно смело назвать эпохой расцвета Нового Рима. При Регине законы неукоснительно соблюдались, а налоги и заработная плата рабочим исправно выплачивались. Искусство, медицина, военные науки – Регина словно была человеком из более развитого общества, она разбиралась во всем. За эти пять лет была проведена судебная реформа, экономическая и правительственная. Никто более не решался оспаривать у Царицы права на престол.

- Сам я склонен полагать, что Её Величество просто выследила и расправилась с врагами, чтобы её сыну ничего не угрожало в новом мире. – Закончил свой рассказ Ианнуарий, а Трис все сидела, как завороженная, вникая в рассказ историка.

- Вам пора, Трис Интерпида. – Раздраженным тоном, наконец, окликнул её старичок, видя, что девушка не собирается двигаться с места. Та очнулась и медленно прошла к арке.

- Последний вопрос, Ианнуарий. – Обернувшись, произнесла девушка, встав в проеме. – Что значит это слово, которое все прибавляют к моему имени? Это что-то почетное?

- А разве вы не знали? – Удивленно воскликнул историк. – Это значит «Бесстрашная».

========== Глава 7. Зубрила ==========

В жизни возможны только две трагедии: первая - не получить того, о чем мечтаешь, вторая - получить…

Оскар Уайльд

Девушка была слишком худа на его вкус. Худая, без четко очерченных форм и женственных изгибов. Угловатая, в строгой синей юбке и такой же блузе. Ему казалось, что одежда перетягивала её всю, искривляя и не давая возможности сделать нормальный шаг. Как она будет двигаться?

Вальяжной и исполненной сознания собственной значимости походкой молодой человек подошел к скрюченной девушке. Он решил, что сделает из неё козла отпущения, когда увидел, как она с криком приземляется на сетку. Неловко перебравшись через впивающиеся в кожу металлические прутья, она грузно спустилась на землю. Его святоша-напарник тут же бросился помогать девчонке, сам же он остался стоять на месте.

Подавая ей руку, Фор, по традиции, спросил имя и уже потянулся за ручкой когда девчонка открыла рот:

- Ре… Кэри, меня будут звать Кэри. – Немного хриплым от волнения голосом произнесла прыгунья.

О, Ангел, какой у этой девки голос! Низкий, гортанный, с хриптоцой – вся её неловкость отступала на второй план по сравнению с этим чарующим возбуждающим голосом!

Он не дал Фору ответить, просто грубо схватил её за локоть и оттащил в сторону, поставив рядом с собой. Напарник посмотрел на него вопросительно, не понимая подобной реакции, но он не дал себе труда взглянуть в сторону Фора.

Удивительно, что девчонка даже не запротестовала против его выходки, просто молча стояла рядом, не удосужившись взглянуть на него. «Королева» - пронеслось в его голове – «Уж я-то покажу тебе, что Бесстрашие делает с королевами». Но в глубине души ему очень хотелось услышать этот обволакивающий низкий голос еще раз, и он заговорил:

- Я – Эрик, твой…

- Мой будущий инструктор, да, я знаю. В прошлом я много читала об обычаях Бесстрашных, но нигде не говорилось, что грубость у вас в ходу. Наверное, я что-то упустила. – Очень уверенно, но как-то отстраненно произнесла Кэри. Эрик сразу же подумал, что нарвался на зубрилу. Он был чертовски разочарован, что обладательница такого голоса может быть зазнайкой. Естественно, свою злость он выместил на девчонке.

- Этого не пишут специально, чтобы не пугать таких угловатых ботанов, как ты! В следующий раз, прежде чем открыть рот, получи разрешение, уяснила? – Он резко отвернулся, обругав себя еще и за то, что какая-то страшила и заучка так его задела.

8
{"b":"568844","o":1}