ЛитМир - Электронная Библиотека

— Откуда это известно? — мягко спросила Лора.

— От прежней королевы — нашей матери, и от нынешней королевы — моей сестры Азафы.

— А кто, кроме королевы, присутствует на переговорах?

— Никто.

— Как, совсем никого? Не может же королева встречаться с послами враждебного королевства одна.

— Её охраняют стражи.

— А ещё — свита, советники? — продолжала допытываться Лора.

— Нет, только стражи. Но какое это имеет значение? Неужели королева может лгать? — усики принцессы взлетели вверх от возмущения.

— И никто, кроме королев и стражей, не встречается с послами, никто не говорит с ними — разве это не странно? Разве у вас всегда было так?

— Было по-другому, когда Жжуа была дружественной державой, а теперь… Да, это странно, — продолжила Ззия с внезапной горячностью, — я и сама знаю, что странно! Но королева Аззы не может лгать! Это невозможно!

— А если она считает это необходимым? Считает, что ради блага своих подданных или ради блага королевского дома она должна о чём-то умолчать, а что-то, может быть, преувеличить или преуменьшить? Если она полагает, что таким образом выполняет свой долг?

Ззия заколебалась, хотела возразить и снова остановилась. Разве она сейчас не совершает нечто подобное? Разве только что она не говорила, что её поступок вполне можно счесть изменой? Конечно, она не королева и вообще не образец для подражания, но ведь её толкает на это именно чувство долга, исполнить который она не видит способа, а у королевы чувство долга ещё сильнее, и так ли уж свободна она в своих решениях?

— Может быть… — вынуждена была согласиться Ззия.

— Что ещё тебе известно, принцесса?

— Только то, что поля наши всё больше истощаются. Первые годы после разрыва торговых связей с Жжуа всё было по-прежнему. Пищи стало даже больше, потому что её перестали экспортировать на острова. К счастью, в те времена были сделаны некоторые запасы, часть урожая консервировалась и отправлялась на длительное хранение.

Постепенно урожаи начали сокращаться, но пищи было достаточно, только запасы перестали пополняться. Не думайте, что королевы Аззы не смотрели в будущее и ничего не предпринимали.

Наши учёные разрабатывали удобрения, и это в какой-то мере помогало, но… ненадолго. Всё было не то. Ничто не могло по-настоящему заменить Дар Моря, который добывали для нас жители островов. Медленно, но неуклонно продолжалась деградация возделываемых нами культур.

— А вы не пробовали сами добывать необходимое удобрение?

— У нас ничего не вышло. Островитяне прошли долгий путь, прежде чем научились это делать. Необходимое оборудование, навыки, знания — у нас ничего этого нет, а кроме того… мы просто боимся моря.

Народ Жжуа очень давно живёт на островах. Бесчисленные поколения становились мореходами, прежде чем они научились погружаться в воду, исследовали дно рядом со своими островами и нашли способы собирать Дар Моря, не истощая его запасов.

Что мы могли поделать? То, что немногим добровольцам удалось собрать вдоль нашего побережья, можно сказать, никуда не годилось. Чтобы пройти этим путём, нам потребуются многие сотни лет, ведь мы всегда шли иной дорогой: мы выводили новые сорта, бесценные сорта, которые теперь вырождаются…

— Неужели королевство Жжуа не пострадало от прекращения торговли?

— Мы не знаем, что у них происходит. Могу лишь предположить, что им легче обойтись без нас, чем нам без них. Конечно, у них меньше свободной земли, но зато сколько угодно Дара Моря.

Иной раз они покупали у нас не только готовые продукты, но и семена — чудеса селекции. Хотя Азза брала за семена очень высокую цену, островитяне покупали их, проявляя дальновидность. Возможно, им удалось сохранить те сорта и, в этом случае, у них не должно быть особых проблем.

— Но война не может решить проблемы Аззы, — заметила Лора. — Если вы разобьёте островитян, они просто перестанут приближаться к вашим берегам, по крайней мере до тех пор, пока снова не соберутся с силами. Но удобрения-то вы всё равно не получите.

========== Глава 14. Сомнения ==========

— Жизнь пленников может стоить дорого, — нехотя вымолвила принцесса.

Было ясно, что ей подобные расчёты не по душе.

— Но королева Азафа уповает не на это. — Несколько секунд Ззия колебалась. — И не только грядущая война не даёт мне покоя, — продолжила она. — Наши учёные получили новый сорт. Королева уверена, что он решит все наши проблемы. Ему не нужен Дар Моря, а его урожайность выше, чем у какой-либо иной культуры в самых благоприятных условиях. — Ззия замолчала, её поникшие усики и тревожный взгляд совсем не соответствовали радужной картине.

— Так в чём же дело? — спросила Лора. — Что с этим сортом не так?

— Я не знаю. Наверное, это только моя мнительность…

— Ты никогда не была мнительной, принцесса, — неожиданно подал голос Зиф. — Королева Азафа слишком легковерна, потому что очень хочет верить обещаниям Главного Ботаника. Но он не заслуживает доверия. Нет, не заслуживает. Я знаю — среди его подчинённых нет единства, нет покоя. Одни встревожены, другие и вовсе — напуганы. Но чем? Почему первый помощник Главного Ботаника просил аудиенции у королевы? Почему Главный Ботаник страшно разозлился, когда узнал об этом, и отговорил королеву принимать его, а потом и вовсе услал неизвестно куда? Королева должна была проявить настойчивость и выслушать другую точку зрения, но она поддалась уговорам Азура, потому что ей страшно.

Ззия недовольно шевельнулась, усики её возмущённо трепетали.

— Прости, принцесса. Мои речи непочтительны, но если уж ты решила довериться этим существам, надо сказать им правду. Полуправды недостаточно, если мы на самом деле рассчитываем на их помощь. Ты знаешь, что я прав. Мы никогда не говорим об этом, не произносим вслух, но мы знаем, что королева Азафа растеряна и напугана. В этом нет её вины. В конце концов, и она только смертное существо, как и все её предки, от которых ей досталось тяжёлое наследство. Слишком тяжёлая ноша, чтобы нести её в одиночку.

Отношения с Жжуа испорчены давно, и сделала это не она, но именно теперь, в начале её правления, давние проблемы обострились до предела.

После переговоров с послами Жжуа королева по целым дням скрывается ото всех и видят её только стражи. Но и потом, когда она наконец-то выходит из своих покоев, только слепой может не заметить, как дорого стоят ей эти переговоры.

И ни с кем, ни с кем она не делится тем, что там происходит! Почему?! Так же вела себя и прежняя королева — ваша сиятельная мать. Она скончалась до срока, как и её мать. Что же сводит наших королев в могилы? Какой тяжкий груз несут они? Чего, в конце концов, требуют послы?!

Но теперь, когда на Аззу неумолимо надвигается голод, эта ноша стала тяжелее, чем когда-либо прежде, потому что больше невозможно просто тянуть и откладывать — год за годом, шестилетие за шестилетием, как раньше.

Так что королева Азафа готова ухватиться за любую возможность, за надежду… Поэтому она так верит Азуру. Главный Ботаник обещает ей решение, выход из тупика. Если его обещания — правда, то… Азза может изгнать посланцев Жжуа, объявив войну.

— Значит, от войны королеву удерживает только острая необходимость в Даре Моря? — напряжённо спросила живущая.

— Несомненно, это так. Конечно, никто не может знать мыслей королевы… И всё же я убеждён, что королева прикажет изгнать ненавистных послов в тот самый день, когда окончательно поверит, что Азза больше не нуждается в Даре Моря. И этот день — близок.

— И тогда королева бросит шемма в бой — на верную гибель, — сказала Лора не вопросительно, а утвердительно.

Оба жиззеа вздрогнули от неожиданности, их усики резко дёрнулись и замерли. Принцесса медленно опустила голову и снова подняла.

— Это так, — сказала она очень тихо. — Королева Аззы должна заботиться о своих подданных, и она делает это — как может…

— А шемма — они разве не являются её подданными?

— Это трудный вопрос. Шемма — не жиззеа. Народ шемма не клянётся в верности королеве Аззы и даже не приходит на праздник Наречения Тронного Имени.

16
{"b":"568845","o":1}