ЛитМир - Электронная Библиотека

— Однако это не мешает стражам охранять вас, и не мешает шемма погибнуть на ВАШЕЙ войне, не так ли?

Принцесса слегка раскрутила и снова свернула длинный хоботок в тугую спираль, выдавая охватившее её волнение, но ничего не сказала. Молчал и Зиф.

— Может быть, вы считаете, что они обязаны умереть ради вас? Что их жизни не имеют никакой ценности?

Чеу Лин беспокойно зашевелилась на своём месте. До сих пор она молча следила за происходящим — с радостью и восхищением. Конечно, то, что она узнала, внушало серьёзные опасения, но сама по себе откровенность принцессы была огромным достижением.

Лирианка не собиралась вмешиваться, но теперь она была крайне озабочена: конечно, у живущей есть её способности, но, по-видимому, нет опыта ведения переговоров. Не стоит так напирать на принцессу прямо сейчас.

Лин совсем уж было собралась вмешаться, но неожиданно Рэй, сидевший рядом с ней, схватил её за руку.

— Не мешайте ей, — прошептал он едва слышно, но весьма категорично. — Она знает, что делает.

— Может быть, если шемма умрут ради королевы, они заслужат право считаться её подданными? — безжалостно продолжала Лора.

Казалось, что от её вопросов Ззия корчится, как бабочка, пришпиленная булавкой.

— Хватит… — попросила она жалобно. — Я понимаю, понимаю… Мне и раньше было… не по себе при мысли о шемма, но я… старалась не думать об этом… в последнее время, — Ззия неожиданно выгнула усики вверх, то есть улыбнулась.

Чеу Лин была потрясена. Чего угодно ожидала она — от возмущения до ухода в себя, но только не этого.

Живущая ведь говорила не с ней, а с Ззией, и принцесса прекрасно поняла, что Лора не хотела ни причинить ненужную боль, ни оскорбить её; она лишь хотела быть честной, не скрывая, что её волнует судьба шемма не меньше, чем участь жиззеа. Она чувствовала, что может позволить себе честность и тем самым помочь Ззие посмотреть в глаза правде, которая уже родилась в её сердце.

— Когда я была девочкой, — медленно заговорила принцесса, — я часто думала о шемма. Я даже… — она смущённо сложила усики вместе, — пыталась разговаривать с ними.

Я, конечно, знала, что шемма — немые, с ними нельзя говорить, они лишь понимают простые приказы, но всё равно… Я всё пыталась представить: о чём они думают, когда часами стоят неподвижно, словно статуи, о чём говорят друг с другом? Ведь они должны как-то общаться; мы знаем, что они передают друг другу информацию.

Однажды я решилась спросить об этом у Азафы (тогда она ещё не была королевой). Изла услышала мой вопрос и подняла меня на смех. После этого она ещё долго дразнила меня и перестала только после того как Азафа была коронована и строго ей это запретила — властью королевы.

— А что сказала тебе Азафа? — спросила Лора заинтересованно.

— Она сказала, что они не говорят друг с другом и ни о чём не думают — они же шемма.

— Но как, в таком случае, они могут охранять вас?! Они же понимают ваши приказы?

— Да. Они всегда их выполняют, но если просто разговаривать с ними, спрашивать о чём-то — никак не реагируют, будто не слышат. Я тоже спросила об этом сестру…

— И что же она ответила на это?

— Что есть более важные вопросы, которые должны нас интересовать, что о шемма не стоит думать: они такие, какие есть, и хорошо, что они способны понимать простые приказы, но не следует ждать от них большего.

Однако… мне показалось, что Азафа тоже задумывалась об этом. Она тоже хотела бы знать ответы, во всяком случае — тогда, когда ещё не была королевой Аззы.

— Ты поможешь нам? — помедлив, спросила принцесса, обращаясь к Лоре.

— Я попробую, но больше ничего обещать не могу.

— О большем я не прошу, — с благодарностью ответила Ззия.

========== Глава 15. Тайный Союз ==========

Оставшаяся часть ночи была посвящена решению вопроса: каким образом компания из четырёх человек, трёх морских дев, двоих зуланзров и одного кифа (и ещё кенура в придачу) может попасть на Жиззеаужж.

И не просто попасть, а в качестве почётных гостей, которым будет предоставлена хотя бы относительная свобода действий.

Узнав, что Лора — не сотрудник Службы, а всего лишь певица, не имеющая официальных должностей и полномочий, принцесса не выразила ни удивления, ни разочарования.

Ей это было глубоко безразлично: она следовала своей интуиции, своему внутреннему голосу, который не обращает внимания на посты и прочую ерунду. Она знала, что сделала верный выбор, а поразмыслив немного, обрадовалась:

— У второй принцессы почти нет власти, но я, помимо прочего, распоряжаюсь устройством праздников. Я могу пригласить вас и думаю, что королева не будет против, — произнесла принцесса, мужественно улыбаясь Белтрану и Глаше при помощи изящно изогнутых усиков, в то время как Кенур, не испытывая никакого почтения к титулу и происхождению, оживлённо обнюхивал её.

Завершив процедуру знакомства, щенок обосновался у ног принцессы, к немалому облегчению Мррума, который уже почти смирился с тем, что эта “полосатая собака” от него не отходит.

Зифу пришлось призвать на помощь всё своё самообладание, чтобы вынести близость зубастой пасти Кенура к прозрачным серебристым крыльям принцессы. Ему почему-то казалось, что страшный зверь схватит зубами нежное крыло — прекрасное, хотя и бесполезное украшение, которым бесконечно дорожит каждая знатная дама-жиззеа.

Сама принцесса, кажется, ничуть не беспокоилась о своих крыльях. Она была так мила, так естественна; её истинно королевское достоинство не имело ничего общего с высокомерием, а дружелюбие и любознательность являлись неотъемлемыми качествами её натуры; так что принцесса очень быстро завоевала всеобщую симпатию, можно даже сказать — полюбилась всей разношёрстной компании. Даже Мррум взирал на неё благосклонно.

Когда бдительно следивший за Кенуром Зиф наконец успокоился, более или менее удостоверившись, что этот зверь не угрожает ни жизни, ни здоровью, ни красоте принцессы, он обратил внимание на предмет общего обсуждения.

Говорили о том, что, ввиду всех трудностей последнего времени, королева Азафа навряд ли обрадуется гостям, да к тому же — дорогим гостям — в буквальном смысле.

Если они — просто кочующие артисты, то нельзя же не запросить с неё платы. Подобное бескорыстие немедленно вызовет подозрения. Да и какие у артистов права и возможности? Выступил, получил гонорар и — скатертью тебе Млечный Путь… Затеряться среди аборигенов не удастся — об этом даже говорить смешно. Смешно и грустно…

Усики принцессы поникли. Будь она человеком, можно было бы сказать, что она готова заплакать, но жиззеа не плачут, хотя душа принцессы стонала и сетовала, не желая расставаться с проблеском надежды.

Зиф полагал, что надежда эта — безумна: чем им могут помочь чужаки, если бессильна сама принцесса… Но видеть любимую в таком состоянии было выше его сил. Его усы решительно взметнулись вверх и разошлись в стороны.

— Мне кажется, что выход есть, — произнёс он медленно, но твёрдо. — Королева отправила сюда, на Феату, обеих своих сестёр, потому что очень хотела вступить в Галактический Союз. Разумеется, её желание… невыполнимо. Принцесса Ззия хорошо понимает это.

Жиззеаужж весьма далёк от тех требований, которые предъявляются кандидатам. К сожалению, далёк… А впрочем, нам это и не нужно и вряд ли понадобится в обозримом будущем. Защита от внешних врагов, если они появятся, и невмешательство в наши внутренние дела — вот что обещал нам Союз. Кажется, большего и пожелать нельзя…

Но принцесса Изла придерживается иного мнения. Ваши переговорщики могли бы убедить королеву Азафу, если бы она просто оказалась здесь. Совершив путешествие через бездны космоса, она, вероятно, многое поняла бы и без объяснений.

Однако не такова наследная принцесса Изла. Ей ужасно не хочется возвращаться к королеве с пустыми руками. Конечно, артисты — это не то, что ей нужно, но на крайний случай сгодилось бы и это. Если же намекнуть ей, что вы не просто артисты…

17
{"b":"568845","o":1}