ЛитМир - Электронная Библиотека

Другая же явно была самой важной персоной в группе. Сложена она была особенно изящно и сразу производила впечатление нежной хрупкости. Как и у других, у неё была открыта грудь, покрытая густым коричневым мехом, таким мягким на вид, что к нему сразу же хотелось прикоснуться.

Этот бархатный “нагрудник” был украшен драгоценными камнями, вероятнее всего — бриллиантами, каким-то образом прикреплёнными к шерстинкам. Маленькие алмазные “росинки”, вспыхивавшие при каждом движении, образовывали какой-то рисунок, такой же нежный и изящный, как и та, чью грудь он украшал.

Её янтарные глаза были ещё больше, чем у сопровождающих её дам, и только раз случайно взглянув в них, Лора ощутила укол в сердце.

Знатная дама с неизвестной планеты была растеряна и расстроена. Она была просто в отчаянии.

========== Глава 5. Принцесса ==========

— Так вот кто не спал этой ночью… — пробормотала девушка.

Рэй нахмурился.

— О чём это ты?

— Сегодня ночью по меньшей мере двое постояльцев нашей гостиницы провели ночь без сна, — ответила Лора. — Один из двоих, конечно, Михал. Оно и понятно, ему было о чём подумать…

— От тебя ничего не скроешь, — усмехнулся Командир.

— Не скажи. От меня много чего можно скрыть. Я же не знаю, что именно ты думал. Мыслей я не читаю, как ты знаешь.

— Считай, что тебе повезло, — подмигнул Гэри Рэю.

— А мне, в отличие от тебя, скрывать нечего, — отозвался тот. — Так что там со вторым постояльцем? — снова обратился он к Лоре, с первых же произнесённых ею слов ощутив, что что-то назревает.

— Был ещё кто-то, взволнованный и расстроенный. Этот кто-то пытался разрешить какую-то важную проблему, но так ни на что и не решился, насколько я поняла. Я несколько раз просыпалась и каждый раз обнаруживала, что этот страдалец по-прежнему мучается.

— Значит, это она? — Рэй повёл бровью в сторону устроившейся за столиком дамы-пчелы с алмазной россыпью на коричневом бархате груди.

— Она, — уверенно ответила Лора и вздохнула. — К ней не подойти, а жаль…

— Лучше в это дело не соваться, — убеждённо заявил Командир. — Да и не подойти к ней — это точно, — заметил он с облегчением.

Важная пчеловидная особа была окружена охраной. Существа, из которых она состояла, были подобны тем, кого они охраняли, и в то же время довольно сильно отличались от них.

Они были крупнее, выше ростом, не уступая в этом отношении людям; их тела не имели полос и были равномерно окрашены в тускло-сероватый цвет; их тёмные, почти чёрные, глаза были меньше, а взгляд — цепкий, пронизывающий — постоянно обшаривал окружающее пространство в поисках возможной угрозы.

Каждое движение гибких тел было уверенным и точным, в них сквозила скрытая сила, и они, несомненно, отличались великолепной реакцией, а кроме того были прекрасно скоординированы. Ничто не укрывалось от тёмных непроницаемых глаз, а чёрные усики непрерывно шевелились: наверное, они постоянно обменивались сигналами.

— Хорошая охрана, — одобрил Командир. — Хотя от современного оружия она защитить не способна.

— Да, — лаконично согласился Рэй.

— Это вот эти-то раззявы — хорошая охрана? — удивился Гэри.

Неопытному взгляду охранники действительно могли показаться не более чем сборищем беззаботных ротозеев, увлечённо глазеющих по сторонам. Их внутренняя собранность, постоянное напряжение совершенно не бросались в глаза, но для бывших наёмников они были очевидны.

— Казаться раззявой — это искусство, — заметила Лора, глядя на него с улыбкой.

— Тебе ли этого не знать?

— У него это врождённое, — сообщил Рэй, — а этим усатым, наверное, пришлось долго учиться.

Между тем дама с изукрашенной бриллиантами грудью, кажется, лишь для виду несколько раз раскрутила длинный хоботок, прикоснувшись им к поданному угощению. Она не могла есть: беспокойство, владевшее ею, лишило несчастную аппетита.

Люди закончили завтрак, пора было уходить, но Лора медлила. Внезапно знатная дама поднялась из-за стола одним решительным упругим движением. Её окружение взволнованно задвигалось, охранники напряглись. Одна из спутниц попыталась удержать её, но властное движение руки пресекло эти попытки.

“Бриллиантовая пчела” направилась к галерее, запретив свите и охране следовать за ней.

Неужели они не понимают, что здесь ей нечего бояться, как, впрочем, и дома. Порядки королевского дома, к которому она принадлежала, становились всё более громоздкими и удушающими.

Дама вышла на галерею, спиной ощущая пристальное внимание охраны. Она слышала, что сюда часто прилетают птицы — почти совсем ручные, и ей страстно хотелось, чтобы прилетела хотя бы одна.

Принцесса Ззия не знала, что выбрала неудачное время для посещения, и то, что ни одна птица не показывалась поблизости от галереи, восприняла как ещё одно свидетельство своего поражения.

С тоской взглянув на наполненные зерном сосуды, из которых можно было брать угощение для пернатых посетителей, и на безоблачное небо, в котором так и не показалось ни одного крылатого силуэта, принцесса собиралась уже вернуться к своей взволнованной свите, но тут на галерею вышел кто-то ещё.

Слегка повернув голову, Ззия скользнула любопытным взглядом по девушке. Ах, как хотелось ей заговорить с незнакомкой! У неё даже был “переводчик” — миниатюрное устройство притаилось на плече, в складках ткани. Она прятала его, надеясь, что старшая сестра не заметит и не станет насмехаться над ней.

Зачем ей это устройство, если есть свита — это их забота, да и вообще — с кем и о чём здесь говорить?!

А Ззие так хотелось поговорить с кем-нибудь… с кем-нибудь из тех, кого сестра называла не иначе как уродами. Вот и сейчас она незаметно притронулась к устройству, включая его, — просто так… на всякий случай…

Кажется, только она одна такая, и никто не может понять её… Хотя нет — Зиф понимает её. Только он. Но вот, “переводчик” при ней, и что в нём толку? Издав едва заметный шорох, равносильный человеческому вздоху, она повернулась и…

— Подождите ещё минутку, — неожиданно обратилась к ней девушка. — Они сейчас прилетят.

Принцесса застыла на месте, не веря своим ушам.

— Откуда ты знаешь? — спросила она очень тихо, когда немного пришла в себя.

Переводчик послушно трансформировал жужжащие звуки её языка в слова на Общем языке.

Девушка приподняла и опустила плечи.

— Я так думаю. Они увидят нас и прилетят. У птиц очень острое зрение.

— Да, конечно, — согласилась Ззия и вновь оперлась о витую решётку, служившую ограждением.

Поворачиваясь, она пристально взглянула на незнакомку, так похожую на тех высоких, уверенных, доброжелательных существ, которые доставили их сюда, на Феату, с которыми встречалась её сестра.

Решение созрело мгновенно. Ошибается она или нет, но другого случая может не представиться.

Птицы действительно прилетели. Их было много — прекрасные разноцветные создания, хлопающие крыльями и доверчиво опускающиеся совсем рядом, вытягивающие шеи, чтобы склевать корм, и поглядывающие на принцессу то одним, то другим круглым и любопытным глазом. Прекрасные и свободные… не то что она.

На миг Ззие показалось, что между незнакомкой и птицами существует какая-то связь, что это она позвала их, чтобы утешить грустную принцессу… Но ей некогда было задумываться об этом.

Улучив момент, когда, как ей казалось, никто не сможет этого увидеть, Ззия одним движением извлекла маленький многократно сложенный кусочек бумаги из складок своего платья и всунула его в руку девушки, отчаянно надеясь, что та не выдаст её, не подаст виду.

Их глаза встретились: вопросительно-сочувственный взгляд Лоры, умоляюще-испуганный — Ззии. Кажется, поняла… Отвернулась и как ни в чём не бывало подсыпала корму птицам, а мягкая рука с крошечным бумажным квадратиком незаметно скользнула в карман и тут же снова вынырнула.

Ззия тоже отвернулась, стараясь успокоить неровное дыхание: трепетание алмазной росы на груди выдавало её с головой. Но её не напрасно долгие годы учили владеть собой — уже через несколько секунд непозволительная дрожь алмазных искр прекратилась и принцесса Ззия, подняв голову и держась с обычным спокойным достоинством, вернулась к свите.

7
{"b":"568845","o":1}