ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тут вот… под кроватью… лежит такое… Пайки не знает, что это… Пайки боится это трогать… Пайки давно сказала бы хозяйке, но для хозяйки оно не опасное, поэтому Пайки не сказала… Пайки плохая? — домовуха с тревожным ожиданием уставилась на меня.

— Пайки хорошая, — решительно заявила я. — Что там лежит под кроватью?

— Пайки не знает… Пайки страшно это брать… Если хозяйка приказывает, Пайки возьмёт… — теперь она смотрела на меня с испугом, впрочем, не очень сильным, однако мне совсем не хотелось заставлять Пайки что-то делать, если это её пугает, тем более, если можно обойтись и своими силами.

— Как выглядит то, что лежит под кроватью? — терпеливо спросил мистер Свифт.

— Круглое, блестящее… Блестит даже в темноте… Светится… То чёрное, то белое… Пайки боится брать…

Я встала и решительно подошла к кровати. Опускаясь на четвереньки, внезапно вспомнила о манерах, сказала “прошу прощения”, — обращаясь к несколько обалдевшему от моих действий мистеру Свифту, и решительно полезла под кровать.

— Темно тут, Пайки, посветить можешь?

Домовуха тут же оказалась где-то поблизости и рассеянный свет залил узкое подкроватное пространство. Действительно — там лежал какой-то шарик, вот только дотянуться до него мне никак не удавалось — надо было лечь и ползти к нему на пузе, а мне что-то не хотелось этого делать.

— Пайки, принеси кочергу или что-то в этом роде, — распорядилась я.

Пайки обернулась буквально за пару секунд. При помощи кочерги я живенько выкатила загадочный предмет. Мистер Свифт тут же оказался рядом.

— Поразительно. Просто поразительно, — бормотал он, рассматривая слегка блестящий шарик, который я держала на раскрытой ладони.

— Ну что? Это оно? — спросила я нетерпеливо.

Внутри полупрозрачной глубины шевельнулась темнота, казалось, что в шарике заключено светящееся молоко и чернила, они не смешиваются, а завихряются волнами, тёмное то уходит на глубину, то всплывает. Это было очень красиво, завораживающе красиво, но и пугающе…

— Несомненно, — ответил мистер Свифт.

Он достал волшебную палочку и с большой осторожностью проделал несколько движений, что-то бормоча под нос. Даже память Беллатрисы — одной из лучших выпускниц Хогвартса — оказалась бессильна. Я поняла только, что это своего рода “диагностические чары”.

— Мне кажется, вам удалось создать так называемый “Зеркальный камень”. Я читал о нём. По преданию, он может открывать двери в другие миры. Зеркальный камень может наделить владельца особыми дарами, но он коварен, если с ним не совладать, он может поглотить душу хозяина. Впрочем, не волнуйтесь. Я изучу вопрос подробнее, вполне возможно, что это преувеличение.

— Одно могу сказать совершенно точно: в истории магического мира ещё не бывало, чтобы Зеркальный камень был одновременно родовым камнем. Кто бы мог подумать, что меня на старости лет ждут такие удивительные открытия…

Если бы кто-нибудь сказал мне, что я стану свидетелем того, как юная основательница рода, явившаяся из иного мира, выкатывает зеркальный камень кочергой из-под кровати… — мистер Свифт улыбнулся, а я так просто расхохоталась.

— Надеюсь, гоблинам этого будет достаточно?

— Можете не сомневаться, гоблины у нас не отвертятся! — оптимистично заявил мистер Свифт.

========== Глава 10. Гринготтс ==========

На следующий день, перед тем как отправиться в Гринготтс, мистер Свифт вручил мне витую серебряную цепочку. На стороне, противоположной застёжке, у неё было что-то вроде птичьих лапок, и едва я поднесла к ним Зеркальный камень, как они плотно обхватили его.

— Надеюсь, что того, на что расщедрятся гоблины, мне хватит, чтобы оплатить эту прелесть, — сказала я после того, как поблагодарила мистера Свифта за заботу и предусмотрительность.

— Вам, дорогая моя, равно не стоит как рассчитывать на щедрость гоблинов, так и обижать меня, предлагая деньги за этот дар, сделанный от чистого сердца.

— Спасибо, дядя Гарольд, огромное вам спасибо. Просто мне неудобно… Она, должно быть, дорогая…

— Не столько дорогая, сколько редкая, — уклончиво ответил старичок и лишь много позже я догадалась, что она была настолько редкая, что не просто дорогая, а очень дорогая.

— Эту цепочку невозможно ни разорвать, ни снять против воли хозяина, также её нельзя потерять. Кроме того, если она получена в дар, её свойства усиливаются, а родовой камень увеличивает их ещё больше, так как он сам по себе является имуществом неотъемлемым ни при каких обстоятельствах. Только умирающий или очень ослабевший род может утратить родовой камень.

К назначенному ещё вчера времени я с помощью Пайки выбрала из вещей Беллатрисы самую скромную и неброскую мантию. Мистер Свифт преобразил мою внешность, а Пайки превратила заварной чайник в серую шляпку с лёгкой вуалью и по очереди перенесла нас почти к самому входу в банк. Сначала мистера Свифта, потом — меня.

Белая громада магического банка действовала на меня подавляюще. Память Беллатрисы была рядом, но стоило мне обратиться к ней, как хотелось гордо расправить плечи и смотреть на окружающих свысока. А мы с дядей Гарольдом решили, что мне нужно вести себя скромно и тихо. Так что я, потупившись, семенила следом за мистером Свифтом, едва решаясь взглянуть по сторонам.

Поймала своё отражение в одной из витрин — серая мышка натуральная, подвид — самая серая из всех серых мышек. В моей-то комнате нормального зеркала больше не было, как оказалось, именно из него я умудрилась “соорудить” зеркальный камень, прихватив попутно ещё какой-то материи, вестимо — прямо из воздуха!

Вот и огромная дверь. Народу в банке было совсем немного. Мистер Свифт специально выбрал самое спокойное время. После одиннадцати часов в будний день в Гринготтсе затишье. Но теперь меня и это не радовало, мне казалось, что в огромном помещении я — как букашка под увеличительным стеклом, бросаюсь в глаза, и все на меня смотрят, как будто им делать больше нечего…

Гоблины вроде бы продолжали заниматься своими делами, почти не обращая на нас внимания, но я ловила то тут, то там быстрый любопытный взгляд.

Мы подошли к стойке, и один из гоблинов тут же оказался рядом.

— Добрый день, мистер Свифт, леди, — быстро поклонился он. — Чем могу быть полезен?

— У нас весьма серьёзное дело, — важно начал мой спутник. — Нам необходимо поговорить с управляющим. Наедине, — закончил он весомо.

— Вот как? — любопытство вспыхнуло в серых глазах гоблина алчным огнём.

— Именно так, — твёрдо ответил мистер Свифт.

— Но что мне сказать управляющему, дорогой сэр? Я же должен…

— Скажите как есть, уважаемый Крюкохват, — с лёгкой понимающей улыбкой ответил мистер Свифт. — Я, конечно, не Бог весть какая важная птица, но управляющий меня знает и, надеюсь, знает как человека, который не стал бы никого беспокоить по пустякам.

— Это как-то связано с вашей спутницей, мистер Свифт? — сделал ещё один заход Крюкохват. — Не имею чести знать…

— Связано, разумеется, иначе моя спутница не находилась бы здесь, со мной. Дальнейшие переговоры только с управляющим, — отрезал мистер Свифт, давая понять, что Крюкохвату так и придётся обходится без “чести знать” кто же я такая.

Разочарованный гоблин ушёл, смерив нас не слишком ласковым взглядом. Вскоре он вернулся и приглашающим жестом предложил следовать за собой.

Под любопытными взглядами, которыми работающие кругом гоблины метали в нас, словно дротики, мы добрались до сравнительно скромной деревянной двери, Крюкохват распахнул её перед нами и медленно закрыл, когда мы вошли внутрь.

Нам навстречу из-за массивного стола поднялся гоблин.

— Захват к вашим услугам, сэр, леди, — он коротко поклонился и указал на жёсткие кресла, предназначенные для посетителей.

Следующие несколько минут мистер Свифт объяснял управляющему, чего мы, собственно, хотим, на что Захват реагировал, казалось, с искренним изумлением.

— Хотите сказать, что впервые слышите об уложении от 1675 года? — с улыбкой победителя спросил мистер Свифт. — Может быть, всё это время с магов взимались средства вовсе не на основание новых родов, а… для каких-то иных нужд? Может быть, для нужд самих гоблинов?

10
{"b":"568846","o":1}