ЛитМир - Электронная Библиотека

А Нарцисса? Она была ближе к Белле, глупо уповать на то, что она сумеет принять случившееся, принять меня — если не как сестру, то как подругу. Глупо. Но так хочется, чтобы сбылись мечты, а доводы разума оказались посрамлены.

Я представила маленькую Нарциссу — семилетнюю девочку, купившую кружевную салфетку, белую, воздушную, совсем не подходящую к строгому интерьеру их мрачного дома — чопорному, тяжеловесному. А ей хотелось чего-то светлого и лёгкого, праздничного, жизнерадостного, как любому ребёнку.

Наверняка мать посмотрела на её приобретение с презрением, сказала что-нибудь резкое, велела выбросить “эту плебейскую гадость” или что-то в этом роде. Беллатриса об этом ничего не помнила, восемь лет назад она уже поступила в Хогвартс, и ей было не до детских разочарований младшей сестры.

Да, Нарцисса усвоит этот урок — один из многих и многих — и тоже научится презирать других и гордиться своей безупречностью — безупречный вкус, манеры, стиль. А маленькая девочка внутри неё, которой хотелось света и радости, та, что, улыбаясь, выбирала недорогое украшение для своей комнаты, не думая ещё ни о стиле, ни о престиже, о том, что достойно или недостойно Блэков, — та маленькая девочка умрёт или уйдёт на такую глубину, где её и не отыскать.

В каждом человеке, сколько бы лет ему ни было, должен жить ребёнок, умеющий удивляться и радоваться самым простым вещам. Но как мало людей, сохранивших этого внутреннего ребёнка, сохранивших себя…

Вот мистеру Свифту это удалось в его далеко не юные годы. А Северус Снейп… жив ли ещё в нём ребёнок в его десять? Надеюсь, что да.

— Пайки, — продолжила я, вынырнув из круговорота мыслей, — ты сможешь перенести меня к дому мистера Принца? Или даже… прямо внутрь дома… А то вдруг он не пожелает впустить меня.

Пайки подсеменила к столу, покрутила в лапках пергамент со сведениями о роде Принц, зачем-то понюхала его, так что я засомневалась в её грамотности. И напрасно. Видно, читать она умела лучше многих, если за несколько секунд и адрес нашла, и прочла, и успела произвести свои загадочные исследования, разве что не попробовав свиток на вкус.

— Пайки думает, что сможет, — бодро заявила она. — Пайки сейчас проверит.

И домовуха мгновенно исчезла. Появилась она примерно через минуту, когда я уже начала за неё волноваться.

— Пайки сможет, — она звонко чихнула. — Пыли много, силы — мало. Домовиков нет. Хозяин злой, старый. Источник жалко… Хороший был. Задыхается там… Уйдёт на глубину, потом тыщщу лет его не распечатать.

— А что нужно, чтобы не ушёл? — спросила я, догадываясь, что услышу в ответ. Но уточнить не помешает.

— Наследник нужен, — оправдала мои ожидания Пайки. — Сильный наследник.

Да, вот до чего некоторых гордыня и идиотизм доводят! Род загибается, этот старый хрыч сидит, как паук, на умирающем источнике силы, а его родной внук — сильный и талантливый маг, между прочим! — мыкается в нищете, отрезанный от рода.

Вслух я этого говорить не стала, только молча переглянулась с дядей Гарольдом. Мы и без слов отлично поняли друг друга — он явно думал о том же. Я решительно поднялась.

Понятия не имею, что я буду говорить и делать, но чем дольше я буду это обдумывать, тем больше буду видеть препятствий, тем сильнее станет внутренняя дрожь, охватывающая меня при одной мысли о разговоре с этим чужим человеком, которого Пайки без обиняков назвала злым. Убеждая себя, что мне нечего бояться, я взяла Пайки за руку.

— Перенеси меня туда, Пайки. Прямо сейчас.

Напоследок я успела увидеть потрясённый взгляд дяди Гарольда, не ожидавшего от меня такой прыти. Ну да, у них тут так не принято! Надо послать сову, подождать, потом снова послать… И ждать-ждать-ждать! Когда пошлют тебя… Я не сомневалась, что в этом случае исход будет именно таким. Нет уж, не знаю, сколько времени у меня, а у Северуса его не так уж много — времени, чтобы изменить судьбу.

========== Глава 26. Лорд Принц ==========

Мрачный дом смотрел на мир подслеповатыми грязными окнами и выглядел заброшенным, нежилым. Покосившаяся невысокая ограда вокруг захламлённого каким-то непонятным барахлом двора — здесь даже трава не росла, если не считать пожухлых пучков, видневшихся там и сям.

Такое впечатление, что хозяин выжигал свой предполагаемый газон, вместо того чтобы стричь его. Или это последствия горячей встречи непрошеных гостей? Нет, скорее всё же результат развлечений “милого старичка”. Я так и видела, как он, стоя на пороге, прицельно посылает огненные заклятия, виртуозно обходя раскиданный по двору хлам, хотя лучше было бы поступить наоборот — хлам спалить, если уж убирать влом, а травку оставить. Но что взять с ненормального?

Увидев этот двор своими глазами, я отчётливо поняла, что у его владельца серьёзные проблемы с крышей… и не с той, что на доме. И ещё поняла, что он опасен. Даром, что всё вокруг такое запущенное. Это не от бессилия, а оттого, что “не царское это дело”. А вот в боевых заклятиях наверняка силён и тренируется постоянно.

Через полог отводящих чар мы с Пайки проникли беспрепятственно. Вот и дверь — мрачная и угрюмая, как и всё здесь, выкрашенная чёрной краской, она самим своим видом недвусмысленно намекала, что гостям здесь не рады. Но я проигнорировала намёки и, взявшись за дверной молоток в форме головы грифона, настойчиво постучала.

Какое-то время было по-прежнему тихо, потом что-то шурхнуло, скрипнуло, судя по всему, хозяин приоткрыл окно, чтобы увидеть того, кто посмел нарушить его покой. Ну, пусть полюбуется, мне не жалко.

Не дождавшись никакой другой реакции, я повернулась к двери спиной, от души постучала в створку ботинком и, хотя я и не сомневалась, что этого окажется достаточно, — такую наглость их лордство точно не спустят, — прибавила, адресуясь в сторону нависающей мансарды:

— Если не откроете, сломаю дверь!

Не прошло, наверное, и пары секунд, как тяжёлая створка распахнулась, явив разъярённого лорда Принца во всей красе: серые патлы висят в беспорядке, на бледных щеках — лихорадочные пятна румянца (разозлила я его крепко, но не жалела об этом, мирной беседы с ним всё равно не получилось бы, скорее всего он и вовсе не стал бы разговаривать, если бы я повела себя, как подобает воспитанной леди), из одежды — некогда чёрная и явно дорогая мантия, но её золотые деньки определённо остались в далёком прошлом, хотя, если почистить…

— Чем обязан? — проскрипел хозяин.

Надо же, а я думала — сразу попытается проклясть. Но, как видно, любопытство свойственно даже таким злобным гордецам.

— Рада встрече, — я постаралась улыбнуться как можно шире и жизнерадостнее. — Леди Грей к вашим услугам. Прошу прощения за то, что нарушила ваше уединение, но у меня весьма важное дело…

— Дело? — старик плотоядно ухмыльнулся, в то время как в его взгляде светилось ничем не прикрытое бешенство. Ну и темперамент однако! — Важное… — продолжил он шипящим шёпотом. — Настолько важное, что вы позволили себе ломиться в мой дом и угрожать сломать дверь… Угрожать. Мне.

В принципе лорд Принц выглядел весьма пугающе, но я страха не ощущала и, позволив себе легкомысленную улыбку, прощебетала:

— Ну что вы, милорд, как вы могли подумать? У меня и в мыслях не было угрожать вам. Я лишь предупредила, что сломаю дверь, если вы не соблаговолите открыть. И, можете не сомневаться, я бы это сделала.

Юлиус задохнулся от моей наглости, строгая палочка чёрного дерева практически упёрлась мне в грудь.

— Не советую… — я прищурилась. — Я первая в своём роду. И пока единственная. — Лучше сразу уточнить. Заодно и посмотрим, соответствуют ли познания лорда Принца его амбициям. Судя по всему, познания соответствовали — старик скривился, словно раскусил лимон.

Нападать на основателя рода — себе дороже. А если в роду больше никого нет — такое в ответ прилететь может, что и гроб не понадобится…

— И это даёт вам основания думать… — снова зашипел хозяин.

— Даёт, — серьёзно кивнула я. — Думать вообще полезно. А в нашем случае у меня есть основания думать, что то, о чём я думаю, вообще-то вам и вашему загибающемуся роду куда нужнее, чем мне.

32
{"b":"568846","o":1}