ЛитМир - Электронная Библиотека

Огонь метался, как посаженный на цепь зверь, опадая, теряя силу, и даже тепла, не то что обжигающего жара, от него больше не ощущалось. Я осторожно протянула руку, коснувшись прохладной зеркальной стены, окружившей меня.

За ней угасали последние вспышки, а сама она медленно таяла — зыбкая стена из текучего стекла, спасшая меня от смерти, достойной самой распоследней дуры.

Я успела увидеть своё отражение: растрёпанные волосы, побелевшие щёки, дикий взгляд… — ну как есть ведьма, причём глупая и трусливая.

Да, я решила, что здесь мне ничего не угрожает и можно творить всё что угодно, но это не оправдание… Думать всё равно надо. Головой!

Я вытащила из-под одежды цепочку с Зеркальным камнем. Раньше он был светлым с небольшим тёмным пятном, то всплывающим на поверхность, то уходящим на глубину. А сейчас там просверкивали оранжевые и голубоватые прожилки. Камень казался очень тяжёлым, но это была приятная тяжесть. Странно, что я ощутила её только теперь, взяв его в руку… Кажется, раньше он таким не был.

Камень продолжал меняться, внутри словно бурлили разноцветные потоки, не сливаясь друг с другом, находясь в сложном взаимодействии, пытаясь установить равновесие, поддерживая, разрушая, обновляя…

Кажется, у меня закружилась голова, на миг мне показалось, что я смотрю не на лежащий на моей ладони маленький камень, а на огромный — много больше меня. Живой, изменчивый, удивительный… Он тоже… смотрел на меня, впитывал моё отражение, притягивал, затягивал…

Но тут послышался лёгкий хлопок и рядом со мной появился Букер.

— Владеть собою должен стихийный маг уметь, — заметил домовик с укоризной.

— Но я думала, здесь безопасно…

— Так истинно, — важно кивнул Букер.

— Но меня чуть не спалило! — возмутилась я. — Почему?

— Обучения это часть. Понимать должен маг действие силы, опасности ведать, себя погубит иначе, союзников тоже своих… Гасились силы потоки твоей прежде в зале сем, не будут отныне. Привыкнешь иначе силу использовать без ума и расчёта.

— И всё же я не понимаю. Почему нельзя было ограничиться этими вот… цветными пятнами. Я, конечно, далеко не титан интеллекта, но всё же и не совсем идиотка. Поняла бы, что сама себя спалила.

Мне показалось, что Букер взглянул на меня растерянно. Откуда он, кстати, в курсе всего, что здесь происходило?

— Не ведомо то мне, — ответил он тихо после секундной заминки. — Узнать должна ты, как велика опасность, быть может. Или… — он замолчал.

— Или?

— Проявить себя дать камню Зеркальному, способен на что он — узнать. Узнать… его силу — принять. Особый то камень. Осторожна будь. Защитнику будет защитой, одарит щедрого, жадного нищим оставит, обрушит на гневного гнев, убийцу — погубит. Зеркало… души отражение твоей.

На этих словах, не дожидаясь дальнейших расспросов, Букер, по своему обыкновению, исчез, не прощаясь. По-английски, так сказать.

Я попробовала перенестись сразу в спальню, используя портал, и на этот раз всё получилось. Слова Букера вертелись в голове… “Обрушит на гневного гнев…” Вот что со мной произошло. Но всё-таки камень спас меня.

Думать дальше я была не в силах, ощущая себя ужасно усталой, быстро приняла душ и буквально рухнула в кровать, с удовольствием отметив, что опасно правдивое зеркало снова надёжно упаковано — задрапировано тёмной тканью, даже не без изящества.

Пайки постаралась… надо будет поблагодарить и подарок ей надо… купить… Я поплыла на мягких волнах сна, но тут смутно знакомый голос громко, отчётливо и с некоторым подвыванием произнёс:

— Смотрю на Луну, а вижу тебя одну!

Я распахнула глаза, сил не осталось даже на страх.

У высокого окна облитый лунным светом серебрился силуэт призрака, с которым я познакомилась утром этого бесконечного дня…

— На звёзды смотря… — он задумался. — Смотря… тебя…

— Прошу прощения, милейший, — простонала я со своего ложа. — Мне хотелось бы поспать.

— О! — поразился призрак. — Ах да… Да-да-да… Теперь это ваша спальня, и я обещал, что не стану беспокоить вас и врываться…

— Я помню, что вы обещали, — со значением произнесла я.

— Да-да… Простите, умоляю! Это всё привычка… Когда-то это была моя… спальня.

— Вот как? Вы были хозяином замка?

— Хозяином? — вроде бы удивился призрак. — Нет… Не хозяином… Но эту комнату я прекрасно помню… Видите ли…

Я шумно вздохнула.

— Ещё раз прошу меня простить, многоуважаемая леди, — спохватился призрачный гость. — Это всё… любовь… Любовь, дражайшая леди… это такое чувство… такое…

— Вы что-то вспомнили? — спросила я, не открывая глаз — веки уже не поднимались от усталости.

— Да! Я вспомнил, что я люблю!

— И кого же… — пробормотала я. Хотя вот зачем я это спрашиваю?! Какая мне разница в самом-то деле…

— Не помню… — убито прошептал призрак. — Она прекрасна! Она… моя любовь… Моя вечная любовь… Чем-то похожа на вас, — он подплыл ближе, что я и заметила, с трудом разлепив глаза. Этого мне только не доставало!

— Вряд ли, — попыталась я отказаться от этой чести.

— Определённо похожа… — призрак покачивался рядом с кроватью, рассматривая меня с живейшим интересом.

— Не может быть! — из последних сил заявила я.

— Отдалённо… — примирительно прошелестел ночной гость. — Ещё раз прошу прощения. Я хотел сочинить оду в честь моей вечной любви, но мне не даются стихи…

— Да уж, — невежливо согласилась я, прибавив: — Мне всё-таки хотелось бы поспать, знаете ли.

— Да-да, — призрак почтительно поклонился. — Я удаляюсь. Спокойной ночи и сладостных снов прекрасной леди.

Кажется, после этого он всё-таки убрался, во всяком случае, я больше ничего не видела и не слышала, провалившись в глубокий сон без сновидений.

========== Глава 28. Тобиас ==========

Ночь прошла без приключений, я отлично выспалась и чувствовала себя бодрой и отдохнувшей. Тёмная занавесь по-прежнему крепко держалась на зеркале, призрак тоже не появлялся. Вода в ванной была горячей (спасибо, Пайки), одежда удобной (снова спасибо, Пайки), завтрак — вкусным и сытным (Пайки, ты просто чудо!), утро — свежим и солнечным, а в голове упорно крутилось: “Где-то ждут котёнка Гава неприятности…”

Ну не может быть всё так хорошо. Обычно это означает, что за углом уже притаился кусачий зверь по имени подлянка. И я даже знаю, за каким именно углом. Меня ждал Коукворт и семейная чета Снейпов, даже если сами они об этом пока не подозревали.

Дядя Гарольд предложил свою помощь, и я, поразмыслив, приняла его предложение с благодарностью. Солидности и авторитетности мне определённо не достаёт, а у мистера Свифта их — хоть в мешки завязывай, хоть в бочках засаливай, и при этом он располагает к себе и вызывает доверие. Лучше не придумаешь.

Да что ж я так волнуюсь-то… Впрочем, чего ожидать от Снейпоманки со стажем, которой выпал шанс реально изменить судьбу любимого героя. И ведь это не просто книжный персонаж — живой человек, настоящий живой человек. Ребёнок. Ох, лучше не думать об этом, а то моментально вспоминается моё желание поотрывать Эйлин и её дражайшему супругу руки и ноги, а напоследок головы открутить, которое обуревало меня во время чтения Поттерианы.

Проблема в том, что сейчас я действительно могу это сделать. Но — нельзя. Никак нельзя.

Как там вчера сказал Букер… “Владеть собою должен уметь маг стихийный”. Самоконтроль и выдержка, выдержка и самоконтроль. Я повторяла это как заклинание или мантру, но стоило мне оказаться у покосившегося строения, назвать которое домом язык не поворачивался, как с таким трудом обретённое спокойствие унеслось прочь со свистом.

Крохотный дворик завален каким-то хламом, видно, это у Принцев семейное. Только тут траву никто не выжигал, и молодая зелень пыталась прикрыть собой всё невразумительное барахло, отлично известной россиянам разновидности “а вдруг пригодится”.

К двери вела пара ступеней и на верхней из них сидел мужчина помятого вида и бандитской наружности. Лохматый, небритый, глаза красные, взгляд злобный, в руке бутылка, кажется, с пивом.

35
{"b":"568846","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Правда о деле Гарри Квеберта
Темная империя. Книга первая
Се, творю
Приверженная
Заботливый санитар
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Секс без правил
Академия надежды
Марш анонимов. Книга 1. Крестопереносец