ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты ж моя умница! — обрадовалась я. — Не знаю, что бы я без тебя делала!

Домовуха аж задохнулась от переполнявшего её счастья. Вот до чего бедолаг довели! Пайки выпучила глаза, приоткрыла рот, но, видно, слов подобрать не могла. Мне даже страшно за неё стало. Надо срочно отвлечь!

— А они ко мне не придут? Навестить там, то да сё… — вопрос, кстати, вполне насущный.

— Нет, бывшие хозяева не придут, — стряхнула оцепенение Пайки. — Если только бывшие сёстры хозяйки захотят прийти. Но пока они в школе.

Точно. Две сестры у меня, оказывается. Я как-то только про Нарциссу помнила, а тут у нас ещё и Андромеда есть. Меда… та-ак… Отношения с Беллой неважные, с родителями — тоже. В школе встречается с маглорождённым Тедом Тонксом.

Тонкс! Это же будущие родители Нимфадоры. Ага-ага. Припоминаю, что Меду за это грядущее замужество изгнали из рода, а пока — милая старшая сестричка Беллочка настучала предкам, превратив пребывание Андромеды дома в кошмар.

Учится на последнем курсе, семнадцать лет. Нарцисса — на пятом, пятнадцать лет, влюблена в Люциуса Малфоя, он на год старше. Это ж надо, какие молоденькие все…

Кстати, Нарси сочувствует Андромеде и, хоть и пытается склонить её к разрыву с “грязнокровкой” Тонксом, но всё же она — единственная в семье, кто относится к Меде с пониманием и теплом. Может, потому, что сама влюблена. Так-так.

Значит, год у нас семидесятый, на дворе — конец мая, двадцать восьмое число. Скоро сёстры прибудут домой. Интересно, то, что старшей, Беллатрисы, больше, можно сказать, нет, как-то изменит отношение Сигнуса и Друэллы к Андромеде? Может, подумают всё же, что не стоит разбрасываться дочерями? Всё-таки Сигнус не Приам, и у него не сто детей! Посмотрим.

А сколько же это сейчас у нас лет Снейпу? Тоже школьник, наверное?

— Пайки, а ты Снейпа знаешь?

— Кого, хозяйка?

— Северуса Снейпа. Возможно учится на Слизерине.

— Нет, хозяйка, — огромные глаза навыкате немедленно начали наливаться слезами. — Пайки не знает. Пайки плохая?

Слабый намёк на вопросительную интонацию обнадёживал. Сразу не кинулась себя наказывать — уже хорошо. Зайдём с другого края.

— Пайки — хорошая. Никто не может знать всего. Лучше скажи-ка мне: ты, наверное, знаешь Сириуса — моего… бывшего кузена. Что-то я вспомнить никак не могу его точный возраст.

— Бывшему кузену хозяйки десять лет, — радостно выпалила домовуха.

— В Хогвартс в следующем году пойдёт?

— Через год с лишним, хозяйка. В следующем году Сириусу исполнится одиннадцать и тогда…

— Понятно. Знаешь что, надо будет мне почитать что-нибудь полезное — о том, о чём ты мне рассказывала: о маглах, которые на самом деле сквибы, о магии, которая нуждается в притоке свежей крови, чтобы старые семьи не теряли силу, об основании новых родов.

Пайки поникла.

— Неужели ничего не осталось? Они и книги уничтожили, эти самодовольные придурки?!

— Может, и осталось, только Пайки плохо разбирается в книгах…

Я хотела спросить, откуда она сама всё это узнала, но тут меня посетила мысль, которую нужно было срочно проверить.

— Постой, Пайки, ничего не говори. Тихо. Мне нужно немного подумать, подожди.

Домовуха послушно замерла, кажется, даже дышать перестала, взирая на меня с безграничным обожанием. Это мешало, и я закрыла глаза.

Действительно ли я могу что-то менять в этой альтернативе? Что-то, о чём мне ещё неизвестно. Как только Пайки скажет, откуда у неё такие познания, этого будет уже не изменить, это станет фактом, известным мне и оттого незыблемым.

А если я сама попробую придумать ответ? Такой, который будет для меня наиболее удобен и полезен. Надо попробовать. Вдруг получится.

Раз в книгах Пайки не разбирается, значит, она слышала об этом от кого-то, но ясно, что не от хозяев и вообще — не от магов. Значит, от других (или другого) эльфа. От домовика, разбирающегося в книгах и имеющего к ним доступ. Доступ к самым редким, ценным и древним изданиям. Где это может быть?

Библиотека Министерства. Закрытая секция. Закрытая и… почти забытая. Скажем, там работает старый-престарый маг, ну, к примеру, по фамилии Свифт. Почему бы и нет?

А у него есть преданный домовик, которому хозяин дал свободу. Отношения у них самые тёплые. Мистер Свифт одинок, и домовик по имени… к примеру… Букер — его единственный помощник, друг и собеседник. И этот Букер знаком с Пайки. Очень хорошо знаком. Может, они родственники?

Я слишком мало знаю о жизни домовиков, чтобы что-то тут домысливать. Помнится, в каком-то фанфе я читала, что домовики зарождаются из магии рода, которому служат… Там ещё всячески прославлялась чистокровность, и Поттер был весь из себя такой крутой, лорд в кубе, наследник двух родов, а Уизли — мерзкие и жалкие предатели крови…

Ну не идиотизм ли?! У некоторых в голове вместо мозга — каша, причём переваренная. Если Уизли предатели крови, то Поттеры — кто?! Снейп, кстати, тоже был крутой, а его мать, Эйлин, между прочим, вышла замуж за магла, — худшего предательства крови не придумать!

А оно переходит на потомство!

У Уизли перешло, во всяком случае — и я даже знаю причину: они автору не нравились. А у Снейпа и Поттера — как-то не случилось. Ладно. Сейчас не об этом.

Домовики никак не могут быть порождениями магических родов, не стоит их путать и с домовыми. Вон — Добби обрёл свободу и не зачах! Вполне неплохо себя чувствовал, пока его милая Беллочка не убила…

Да и разделение полов у домовых эльфов не для красоты, надо думать, а наверняка для пользы дела. А какая от него может быть польза? Дети, конечно! Какая ж ещё.

Правда, Пайки сказала, что они, мол, слабеют вместе с этими нисходящими родами, ну так у них магический контракт, образующий прочную связь. Может, это ещё маги от домовиков силой подпитываются. Я бы не удивилась.

Ну ладно. Пора проверить, что у меня получилось. Я резко выдохнула, как наш детдомовский сторож Михалыч перед рюмкой… чая и спросила:

— Так откуда у тебя такие познания, Пайки?

Домовуха потупилась.

— У Пайки есть дядя, троюродный дядя со стороны деверя бабушки по отцовской линии. Его бывший хозяин служит в Министерской Библиотеке, в закрытой секции.

Я что есть сил вцепилась в подлокотники кресла. Неужели получилось?!

— Букер очень умный, — продолжала Пайки таинственным шёпотом. — Он всю жизнь помогал хозяину с книгами и заодно сам читал. Он очень любит читать.

— Так, — сказала я, с трудом переводя дух. — У меня два вопроса. Первый: как зовут хозяина. Второй: почему хозяин — бывший.

— Бывшего хозяина зовут мистер Свифт, — радостно сообщила Пайки. — А бывший он потому, что дал Букеру свободу. Мистер Свифт вообще-то хороший… Он позволил Букеру остаться с ним и помогать ему по-прежнему, — Пайки с непонятным выражением покосилась на меня.

— А ты хочешь получить свободу, Пайки?

— Нет! Пожалуйста, хозяйка, только не это! Прошу! Пайки будет хорошо служить!

Домовуха рухнула на колени и начала с такой силой биться лбом об пол, что я испугалась не только за неё, но и что старшие Блэки услышат.

— Пайки, не надо! — взывала я, но безрезультатно.

— Я запрещаю! — вот это подействовало.

Несчастная домовуха застыла в согнутом положении — голова на полпути к полу.

— Пайки, никогда больше так не делай, — сказала я, стараясь максимально соединить в своём тоне мягкость и твёрдость. — Я запрещаю тебе себя наказывать и вообще — вредить себе.

— Слушаюсь, хозяйка.

Пайки продолжала смотреть на меня умоляюще.

— Я не дам тебе свободу, Пайки, если только ты сама не захочешь. А если всё-таки ты передумаешь, я никогда тебя не прогоню, успокойся. Букер же живёт у мистера Свифта и, наверное, вполне счастлив.

— Букер… — неодобрительно пробормотала Пайки, поднимаясь. — Букер странный… Слишком много книг прочёл — от этого, наверное, такой странный.

— А он сможет дать мне почитать те книги, из закрытой секции? — спросила я, замирая.

6
{"b":"568846","o":1}