ЛитМир - Электронная Библиотека

Однажды он уже был за чертой и знает, что это не страшно. Ведь он даже колебался тогда, не был уверен, что стоит возвращаться. Но вернулся. И не зря. Он прожил жизнь не зря. И смерть его не будет напрасной.

Возможно, именно ради этого Высшие Силы сохранили ему жизнь. Чтобы он остановил монстра, чтобы не позволил ему уничтожить множество жизней, чтобы защитил детей.

Он пройдёт свой путь до конца, и ему не будет стыдно смотреть в глаза ни тем, кто ещё жив, ни тем, кто встретит его за гранью. Это будет радостная встреча. Крюгер лгал, когда показывал Сириуса и родителей обвиняющими Гарри, разочарованными в нём. Крюгер лгал.

Но и он, Гарри, тоже обманет Крюгера. Обманет его ожидания. Теперь он знает как.

И знает, что его близкие — по обе стороны грани, отделяющей земную жизнь от жизни потусторонней, — любят его и всегда будут любить.

Гарри, не раздеваясь, лёг на кровать поверх покрывала. Сон накатывал неумолимым прибоем. Не забыл ли он чего-нибудь… Письмо для Гермионы, Луны и Рона, в котором он всё объяснил и попрощался, — ведь они должны знать об этой угрозе… Даже если “срок одного поколения” — это целая жизнь, в чём Гарри не был вполне уверен, всё равно — потом монстр может вернуться. Но к тому времени они обязательно что-нибудь придумают и будут готовы.

Распоряжения, отданные Кричеру… Главное — никого не впускать в дом, пока его сердце ещё бьётся, и не будить — что бы ни случилось, не будить его… Бедный Кричер… Завещание… Гарри предлагал Кричеру свободу, но он не пожелал, предлагал завещать его Малфоям — не захотел… Как ни странно, Кричер предпочёл, чтобы Гарри завещал его Гермионе. Чтобы изводить её, не иначе…

Мысли путались… Гарри казалось, что он что-то забыл, что-то не предусмотрел… Никого не пускать в дом… Кажется, всё правильно, но беспокойство не отпускало.

Наверное, это просто нервы, расшатанные нервы… профессор Снейп… Гарри мысленно хихикнул — закономерная ассоциация. Они этого так не оставят, постараются выяснить, что с ним, но не успеют, не должны успеть… Кричер… он бывает очень хитёр, когда захочет…

Странно, что он выглядит почти спокойным… неужели что-то задумал… не пускать в дом… Не в силах продолжать борьбу, Гарри закрыл глаза и провалился в сон. До Хэллоуина оставалось пять минут.

========== Глава 11. Большой Круг ==========

31 октября. До Хэллоуина 3 минуты

Гарри открыл глаза. Вокруг плескалась, молчала, ждала — тьма, густая, бескрайняя. Так было в его самом первом кошмаре, вызванном Крюгером. Теперь Гарри понял, что в тот раз Крюгер затащил его сюда, в сумеречный мир, о котором рассказывалось в книге.

Всё верно. Тогда состоялась их первая встреча. Эта станет последней. Именно здесь монстр должен обрести полную силу. Гарри закрыл глаза и сосредоточился, как учил автор фолианта — араб, живший в незапамятной древности, чей трактат был переведён в Средние века, а оригинал давно утерян.

Перед тем как лечь, Гарри произнёс формулу, которая должна была перенести его сюда и на какое-то время защитить от обнаружения. Это позволит ему без помех совершить задуманное. На этот раз он явился в сумеречный мир по своей воле, и пока Крюгер его не видит…

— Видеть суть вещей желаю. Внутреннее око открываю… — прошептал Гарри и снова открыл глаза.

Тьма превратилась в серый сумрак, клубящийся туманными завихрениями. Гарри стоял на краю обрыва, отвесно уходящего во мрак, из которого поднимались острия чёрных скал, тонкие, словно иглы, напоминавшие зубы неведомого чудища, обитавшего в бездне до начала времён.

Гарри поднял взгляд, стараясь унять головокружение и подавить инстинктивное желание отступить назад. Многомудрый араб утверждал, что отступать нельзя, нельзя даже оборачиваться, а он, похоже, знал, о чём писал…

Далеко впереди виднелся противоположный край провала, с той стороны его освещало багровое зарево, исходящее из невообразимых глубин, иногда разрываемое всполохами мертвенного света. Скал в той стороне не было, может, расплавились?

За провалом — на том берегу — высилась гигантская арка, живо напомнившая Гарри об убийственной арке в Отделе Тайн, но эта была, наверное, в сотню раз больше. В её проёме колыхался занавес, словно сотканный из живой тьмы.

Гарри старался успокоить дыхание, не смотреть вниз — на алчные, ждущие зубы-скалы. Не забыть слова, не пропустить нужный момент, не растерять решимость к тому времени, когда он наступит…

Ровно в полночь над пропастью должен появиться призрачный мост, а за завесой — чудовище, желающее получить силу и власть в мире людей. Гарри напряжённо ждал, но всё равно едва не пропустил момент, когда над провалом возникло, стремительно сгущаясь, призрачное голубоватое мерцание.

Мост, словно сотканный из лунного света, был прекрасен, но Гарри знал, что это только начало. По такому мосту демону не пройти, и потому его верный слуга кое-что подготовил для своего господина.

Внутри прозрачного сияния вспухли кровавые пятна, багровые отпечатки рук с растопыренными, словно в немой мольбе, в бессильной попытке вырваться из кошмара, пальцами, почти чёрные сгустки уже запёкшейся крови и алые разводы свежей… Гарри знал, что каждое пятно, каждый след — это погубленная Крюгером жизнь.

Сколько же их… они тянулись через весь мост, вливая в него осязаемую плотность боли и ужаса. Если бы у Гарри ещё оставались хоть какие-то сомнения, то они испарились бы в этот миг и обратились в неколебимую решимость после того, как он увидел: за посветлевшей и поредевшей завесой проступила чудовищная бесформенная фигура — гигантская, под стать арке, она колыхалась, будто раздумывая, какую форму принять.

А вот и Крюгер — на том берегу провала — между мостом и аркой. Он напряжённо осматривается, и этот взгляд сейчас обшаривает весь сумеречный мир — он ищет Гарри, он знает, что Гарри где-то здесь, но пока не видит его.

Что-то в стороне привлекает взгляд Крюгера, он мечется по краю разлома. Гарри понимает, что это нечто важное, он и сам ощущает странные колебания окружающего пространства, словно его пропороли несколько раз подряд. Но сейчас у него нет времени выяснять, что происходит.

Мост проявился полностью. Кровавые пятна слились в ужасающую тропу. Из-за завесы появилось несколько жадных бесформенных отростков. Казалось, что они принюхиваются, готовясь устремиться на запах мучений и смерти. Крюгер повернулся к Гарри — он уже почуял его, через миг он его увидит. Пора.

— Ты более не имеешь власти надо мной, — уверенно произнёс Гарри.

Крюгер оскалился, протянул к нему все свои омерзительные конечности и хотел, как и прежде, мгновенно перенестись к своей жертве — ему для этого не нужен был мост. Но Гарри больше не был его жертвой. Ритуал начался. И Крюгер ничего не мог с этим поделать, он застыл, прикованный к месту.

— И никакой страх более не имеет власти надо мной. Я обращаюсь к Высшим Силам и молю Их лишить тебя, Демон Кошмаров, всякой власти и силы в мире смертных.

Гарри показалось, что к его голосу присоединились другие голоса. Наверное, эхо… Он продолжил со всей решимостью:

— Я готов отдать ради этого жизнь. Свою жизнь. Добровольно. Да будет так!

Пока Гарри говорил, Крюгер рычал и бился в невидимых путах и почему-то смотрел то вправо, то влево от Гарри, будто и там происходило что-то не менее важное.

Он видел то, чего не мог видеть Гарри, — все, попавшие в сумеречную реальность, не видели и не слышали никого из своих товарищей, — но Крюгер слышал другие голоса. Семь голосов!

Большой Круг! Этого не могло быть! Но это — было.

— Я готов отдать ради этого жизнь, — угрюмо-яростно произнёс Северус Снейп и, вопреки словам о свободе от страха, страх сжимал его сердце.

Но не за себя, только за Гермиону, за детей и даже за… растуды его! — Поттера! Но ни капли страха за себя.

— Я готова отдать ради этого жизнь, — спокойно и уверенно выговорила Луна.

Она с ужасом смотрела на Кровавый Мост. Но страха в ней не было — вообще. Луна не сомневалась в своих товарищах.

13
{"b":"568848","o":1}