ЛитМир - Электронная Библиотека

— А вот этого я вам не могу сказать. Такова суть Игры. Вы и не должны знать, что вас ждёт. Но это и неважно.

— Как это — неважно?! — возмутилась Маша. — А правила?! И вообще… это, наверное, какая-нибудь охота на людей, да? Богатые тоже плачут, да? От скуки. И платят вам, чтобы заманивать…

— Маша, Маша… — Таисия Петровна чуть слышно вздохнула и покачала головой. — Если уж на то пошло, вы сами-то подумайте: долго ли им на вас охотиться, богатым-то? Три минуты? Или, может быть, целых полчаса? Но это если вас предупредить, да и то вряд ли. И зачем им это? Может, кто-то и оценил бы подобное развлечение, но тогда жертву нужно напугать, иначе — где азарт? в чём смысл?

— А в чём смысл того, что вы мне предлагаете? — прищурилась Маша. — Я пока никакого смысла не вижу!

— Вы просто не хотите… — устало перебила её собеседница, — зря только время отнимаете…

— Как это не хочу?! Я хочу! Но в том, что вы мне предлагаете, смысл невозможно увидеть при всём желании.

— Вы его не там ищете, дорогая моя, — снисходительно ответила женщина. — Неужели вы до сих пор не поняли, что вам предлагается нечто особенное — волшебное, магическое, иррациональное — называйте, как хотите. А вы подходите к нему с рациональными мерками. Вы не верите в магию? Прекрасно. Значит, никакой такой Игры не существует, и когда вы бросите модуль — ничего не произойдёт. Что вы теряете в этом случае, драгоценная моя Мария Михайловна?

— Откуда вы знаете?.. — прошептала Маша.

— Что именно? Я много чего знаю.

— Моё отчество. И раньше — вы сказали про Антона. Откуда? Вы что, следили за мной?!

— Ох, уморили! — Таисия Петровна рассмеялась. — Может, вы наследница Онасиса? По боковой линии.

— Можно подумать, что все, кроме наследниц Онасиса, могут чувствовать себя в полной безопасности, а мошенники и бандиты, меньше чем за миллион долларов, и пальцем не шевельнут, — съязвила Маша. — Сейчас и за тысячу рублей убить могут. А за квартиру — и подавно. И проследить не поленятся.

— Ну да, ну да… — покивала Машина визави. — Вот только никак они — мошенники и бандиты, то есть, — не могли знать, что вы в наш салончик-то зайдёте. Приглашение на собеседование подстроить, конечно, можно было… — Таисия Петровна делано задумалась, словно просчитывая варианты.

— Ну а дальше что? Сели бы вы в свой автобус, Машенька, да и всё. Или мы и движению общественного транспорта сумели воспрепятствовать, в надежде на ваше случайное посещение? И, между прочим, о том, что именно сегодня вы вознамерились выставить за порог вашего… кхм… возлюбленного, вряд ли догадывается даже он.

— Что же касается вашего отчества, то в данном случае эта часть вашего имени не вполне соответствует определению. Оно ведь вам не от отца, а от деда досталось.

Упоминание о любимом деде, только на полгода пережившем свою дочь — Машину маму, ненадолго всколыхнуло совсем было угасшую волю.

— Я поняла! — вскинулась Маша. — Это гипноз! Зашла-то я сюда случайно, а уж тут вы всё из меня и вытянули!

— Зачем? — резко спросила Таисия Петровна, разом сбив Машин настрой. — Ну, допустим, вы правы. Но ответьте — не мне, а сами себе — зачем? Чтобы вы нам квартиру отписали? Чтобы в рабство вас продать? Так к чему сложности-то такие? Сейчас сюда вошли бы два дюжих, но отнюдь не добрых молодца… и без всякого гипноза добились бы от красной девицы чего угодно и куда угодно потом бы отправили — хоть в бордель, хоть на подпольную фабрику. А можно и совместить — работа в две смены, так сказать.

Вы ведь очень хорошо шьёте? Это и без гипноза — по вашему костюмчику видно. Не рыночная штамповка. Вот только нам эти ваши таланты без надобности, равно как и всё ваше движимое и недвижимое имущество.

— И что же вам нужно? Неужели вы решили помочь мне бескорыстно? по доброте душевной? — с иронией спросила Маша.

— Значит так. Сейчас я расскажу всё, что вам положено знать, и после этого вы примете решение. А продолжать этот бессмысленный диалог у меня нет ни времени, ни желания, — отрезала Таисия Петровна.

Маша хотела сказать, что и у неё нет такого желания и времени тоже нет, хотела уйти… Но почему-то ничего не сказала… и не ушла.

— Можете верить или не верить. Ни в чём вас убеждать я не собираюсь. А уж менее всего — в чьём бы то ни было бескорыстии и доброте душевной. Да будет вам известно: их просто не существует в природе.

Любое разумное существо всегда действует исходя из своих интересов. Всегда. Но стороннему наблюдателю чужие мотивы не всегда известны и понятны, вот и всё. Однако иногда происходит совпадение интересов, и это как раз наш случай.

— Если богатому человеку хочется прослыть щедрым или повысить при помощи неких пожертвований уровень своего душевного комфорта или, может быть, свою самооценку, потешить тщеславие… прекрасно! Бедняки, которым перепадёт от его щедрот, только выиграют, не так ли?

— А теперь представьте себе неких весьма могущественных существ, хотя… в данном случае больше подойдёт слово “сущности”, но это не столь важно. Раскрывать своё инкогнито ради удовлетворения вашего любопытства они всё равно не станут.

Так вот, вы были в чём-то правы, Мария, когда упомянули о скуке. Они действительно страдают от скуки — при их возможностях это совсем неудивительно. Но убийство и разного рода насилие, которого вы опасаетесь, — всё это так… избито. Поймите, они давным-давно утратили интерес к такому… примитиву…

— Страшно подумать, что же может их развлечь… — пробормотала Маша, ощущая, как по спине бежит холодок.

— И ничего страшного. Их развлекает непредсказуемость хода Игры и реакций каждого нового игрока, а также возможность узнать, какой именно приз вы выберете и… как им распорядитесь. Так что, они прямо заинтересованы в вашем выигрыше. Скажу больше: вступив в Игру, проиграть невозможно. Запомните это.

— Между прочим, вы можете взять модуль сейчас, но саму Игру отложить на неопределённый срок — на один день или на пятьдесят лет — это не имеет значения. Игра начнётся только тогда, когда вы сделаете первый ход.

— И мои слова о непредсказуемости Игры не должны вас пугать. Вы в любой момент можете завершить раунд, вновь бросив кубик. Игровой модуль появится в вашей руке по первому желанию. У вас всегда есть возможность сделать следующий ход и, соответственно, оказаться на другом игровом поле. Всего-то и нужно, что продержаться несколько дней. Вы и оглянуться не успеете, как достигнете края поля и… пешка превратится… в кого угодно.

— Я понимаю, вам трудно решиться. Быть неудачницей — это не только судьба, но и привычка. С серой жизнью свыкаешься, иначе было бы совсем невыносимо, — Таисия Петровна покачала головой в издевательской пародии на сочувствие.

— А если вдруг появляется шанс на победу, привычка берёт верх… Всё правильно — так спокойнее.

— Но я даже не знаю правил… — пролепетала Маша.

— Вы и не должны их знать. Сориентируетесь в процессе, иначе там и делать нечего, а Игра закончится, не успев начаться… Вы знаете главное: проиграть — невозможно. Неужели вам этого недостаточно? А победитель… Победитель получает всё. И сейчас вам решать, кем быть — победителем или неудачником.

— Кстати, ваш автобус подойдёт ровно через две минуты. А следующий будет ещё очень нескоро… Так что, прощайте Мария Михайловна. Надеюсь, что вы не пожалеете о своём решении, — Таисия Петровна холодно улыбнулась и протянула руку к кубику, чтобы забрать его.

Маша подалась вперёд всем телом, рука её метнулась к кубику и зависла над ним.

— А если… если я всё-таки проиграю, что будет тогда? — спросила она.

— Я ведь уже сказала! Ну хорошо… Ставкой в Игре автоматически назначается самое ценное из того, чем вы обладаете на момент начала Игры. Какими ценностями вы располагаете? О своей драгоценной однокомнатной квартирке можете даже не заикаться.

— Жизнь… — неуверенно предположила Маша.

— Именно, — довольно заулыбалась Таисия Петровна.

И в этот миг Маше показалось, что она опасалась получить другой ответ.

4
{"b":"568849","o":1}