ЛитМир - Электронная Библиотека

- Не знаю, но разделить их теперь вряд ли получится, - пожал плечами Николас. - Я доставлю его во Дворец Удачи, а ты пригляди тут за Крис.

Я почувствовал, как меня поднимает в воздух и куда-то тащит. Рядом я мог разглядеть только часть лица Николаса и его руку.

- Ники! - окликнул его второй парень. - Попробуйте вытащить этого бедолагу. Думаю, Крис расстроится, если узнает, что его постигла столь незавидная участь.

Николас на это ничего не ответил, а я ответить ничего не мог в принципе, но если бы у меня был шанс, я бы сказал этому парню спасибо за сочувствие.”

========== Отрывок 17: Безмолвный наблюдатель ==========

Дальше начиналась вторая глава. Мария сделала небольшую паузу, всё-таки долго читать вслух было довольно утомительно, - через некоторое время в горле начинало першить. Макс всё так же задумчиво лежал рядом разглядывая потолок и был погружён то ли в раздумья, то ли в воспоминания.

Читая книгу, Маша заметила, что те эпизоды, в которых присутствовала Крис, её Альтер Эго, вызывали куда больше эмоций и переживаний, а так же воскрешали более яркие картины в сознании, нежели те, где героиня, олицетворявшая её саму, вовсе не участвовала. Можно было предположить, что сейчас Макса как раз занесло в водоворот событий, поскольку повествование шло про Николаса, его литературное воплощение, тогда как Мари на этом отрезке практически не испытывала никаких необычных ощущений.

Чуть помедлив, девушка продолжила читать.

Во второй части лицо, от которого шло повествование, поменялось, так что Маша даже поначалу не поняла, от чьего имени идёт рассказ теперь.

“Поначалу было трудно понять, что происходит.

Картинка перед глазами то расплывалась, то собиралась снова, менялся ракурс, менялся фокус, и мне казалось, что я вижу плохо отснятое кино. Сначала “камеру” изрядно покидало по коридорам и помещениям разного назначения. Одни были похожи на учебные аудитории с высокими окнами и кафедрами, уходящими куда-то ввысь, другие - на причудливые лаборатории, третьи были совершенно пустыми. Сначала я видела всё в общих чертах, но со временем изображение стало чётче и понятней, и я смогла разглядеть детали: причудливые узоры на стенах, выложенные мозаикой, витражные стёкла, полы, где-то устланные коврами, а кое-где и вовсе состоящие лишь из шершавых и плохо отёсанных гранитных плит. И конечно же обитатели этого запутанного лабиринта помещений: юные и пожилые, высокие и совсем коротышки, одетые в разноцветные одежды, сидящие в аудиториях, бегающие по коридорам, но все как один - мужчины. За всё время я не увидела как ни одной женщины, так и ни единой девочки.

А вид тем временем преображался: вниз по лестницам из серо-красного камня, сквозь большую библиотеку, с утомительно-длинными стеллажами книг и тусклыми оранжевыми светильниками на низком потолке, ещё глубже, в подземелья, и я в конце концов обнаружила себя в небольшой комнатке.

Внутри было почти совсем темно, горел лишь один небольшой огонёк, больше похожий на пламя свечи, нежели на нормальную лампу. Но, несмотря на это, всё, что попадало в поле моего зрения, я могла разглядеть довольно чётко. К сожалению, многого я не увидела, потому что практически весь обзор мне перекрывали две спины. Один, ещё юноша, судя по телосложению, был одет в красную безрукавку и штаны цвета охры, одеянием другому, выглядевшему куда выше и внушительнее, служил длинный тёмно-синий плащ.

По некоторым жестам, заметным со спины, я поняла, что они разговаривают и лишь потом услышала голоса:

- … поэтому пришлось оставить Крис там, и Дерека тоже, чтобы наблюдал за ней, а этого визарди - притащить сюда. К сожалению, за время пребывания в том мире, он успел несколько раз поменять тела, но, думаю, королю будет достаточно Вашего экспертного мнения, что это всё тот же Хамаль.

- Да я и не рассчитывал, что вы доставите мне его в том же теле, в котором он покинул Альтар. Но и наблюдать за тем, что ради продления своей никчёмной жизни, он загубил такого славного юношу, а может быть и не его одного, всё-таки грустно.

Повисла пауза, какая-то натянутая и неестественная, потом тот голос что помоложе, всё-таки спросил:

- Его приговорят к смерти?

- Скорее всего. Его Величество и вообще не слишком-то милосерден, а уж тем более с преступником, который перешёл дорогу ему лично… Не думаю, что его может ждать что-то кроме смертной казни. Разве что пытки.

Снова воцарилось молчание, на этот раз ещё более тягостное.

- Этот парень. Он ещё жив, где-то там, в глубине сознания Хамаля. Неужели, совсем нет никакого способа его вытащить?

Взрослый голос на мгновение запнулся, но всё-таки ответил.

- Вытащить - нет. К сожалению, технология, которой Хамаль пользуется при перемещении своего сознания не подразумевает сохранение личности его жертвы. Если там что-то ещё осталось от этого несчастного юноши, оно будет быстро захвачено и подавлено. Ты же знаешь, сознания пребывающие в одном теле на равных правах входят в состояние конфликта, и то что сильнее - уничтожает то, что окажется слабее. И шансов, что шестнадцатилетний подросток окажется сильнее трёхсотлетнего визарди, практически нет. Я его присутствие уже даже не чувствую…

- А я чувствую, - упрямо настаивал на своём юноша.

- Ну раз ты чувствуешь, значит, у него ещё есть шансы, - с едким сарказмом, и едва заметной горечью в голосе сказал мужчина, и, взмахнув полой плаща, вышел из помещения.

Мне, наконец, открылось, то, что до этого заслоняла его спина: на скамейке лежал, не подавая признаков жизни, молодой человек. И хуже всего было то, что этим молодым человеком был Том, мой братишка.

- Келли Райт! - вдруг врезался в голову пронзительный голос. Картинка перед глазами резко оборвалась, и я поняла, что всё это время бессовестно дрыхла на лекции по лингво-анализу.

- Да! - встрепенулась я, поднимая глаза на стоящего рядом преподавателя.

- Ещё раз уснёшь на мой лекции - выгоню и больше не пущу на занятия, - назидательно сообщил он мне и спустился назад к своей кафедре.

Я оглядела аудиторию: большая часть однокурсников насмешливо пялилась на меня со своих мест. Как будто сами никогда не засыпали на скучных лекциях!

Впрочем, чёрт с ними, сейчас меня почему-то совсем не волновали ни однокурсники, ни хорошие отношения с преподом, ни уж тем более лингвистический анализ. В голове по-прежнему крутились картинки из только что увиденного мною сна. Надо же, насколько он был реалистичным и таким странным, словно и не сон вовсе. И последнее, что я в нём увидела, был Том. С ним во сне происходило явно что-то нехорошее.

Всю лекцию этот сон не давал мне покоя, и как только она закончилась, я побежала в коридор, по пути набирая в телефоне номер Тома.

“Вызываемый вами абонент недоступен”, - сообщил мне автомат, что заставило меня переживать ещё больше.

Немного подумав, я собралась и потопала из универа домой. Чёрт с ними, с оставшимися парами, мысль о том, что с братом что-то могло случиться, не давала мне покоя. Хотя здравый смысл упорно подсказывал, что, конечно, с ним всё в порядке. Забыл, наверное, зарядить телефон, а я тут переживаю. Но лучше уж я сейчас застану его дома живого и здорового, чем весь оставшийся день буду нервничать.

Дома никого не было. Совсем никого - ни мамы с папой, ни Тома, ни Николь, и это почему-то выбило меня из колеи ещё сильнее. Ещё раз набрав Тома, я услышала всё тот же автоответчик.

Тогда я попробовала позвонить Николь. После школы у неё дополнительные занятия, но вдруг она знает, куда собирался в это время Том. Но и тут меня поджидала засада: длинные гудки звучали, но трубку никто не брал.

Родителей беспокоить я пока не стала, а просто поднялась в свою комнату с намерением дождаться хоть кого-нибудь. Сердце было не на месте, ничего делать не хотелось. Так и не раздеваясь я повалилась на кровать. Пару минут я безучастно пялилась в потолок, разглядывая узор на декоративных панелях, а потом узор вдруг поплыл и перед глазами опять полетели коридоры и лестницы, библиотека и всё та же тёмная комнатушка с лежащим на скамейке Томом.

37
{"b":"568850","o":1}