ЛитМир - Электронная Библиотека

Дела у них в последнее время шли неплохо. Собрав полную команду и потихоньку восстанавливая память всем её членам, отряд теперь собирал гемы не только в Славице. Майк с Максом наладили сеть телепортов по всему миру, потихоньку расширили охотничьи угодья. На каждый новый вызов теперь реагировал только один маг. Макс считал, что, надеясь только на себя, ребята быстрее выудят из глубин запечатанной памяти всё необходимое, и сам не пренебрегал участием в этом эксперименте. И, несмотря на то, что Маша была слегка напугана свалившейся неожиданно единоличной ответственностью за исход Охоты, она быстро поняла преимущества такого подхода. Оставаясь наедине сама с собой и поставленной задачей, она научилась достигать такого состояния что боевые заклинания и навыки всплывали сами собой, захватывая и обрывки обычных воспоминаний.

Она, конечно, не стала ещё той самой Крис, которой была когда-то, но больше не страшилась этого. Более того, она поняла, что смертельно устала быть той прежней замкнутой, нелюдимой, трусливой, подавленной чувством неполноценности Машей, которой видела теперь себя. Поэтому, когда до неё дошло, что Макс говорит сейчас об их пребывании в этом Мире, она сначала насторожилась, а потом почувствовала некоторое облегчение.

— Чего это ты вдруг так решил? — поинтересовалась она, садясь рядом на кровать.

— Мы тонем в этом болоте, — вздохнул парень, поворачиваясь и протягивая руки к любимой девушке. — Прежде Охота помогала нам восстановить воспоминания, поскольку была вызовом самому себе, заставляла искать в себе новые способы выжить и победить. Но мы достигли предела. Даймоны сильнее не становятся, и нам больше не надо прилагать усилий, чтобы их ловить, а значит и нового ничего в нас самих они больше не откроют. Если продолжить в этом духе, мы застрянем здесь.

Маша внимательно посмотрела на Макса. Она понимала, о чем он говорит. Охота становилась рутиной и затягивала весь отряд в серую повседневность.

— Поэтому я решил, — Феникс резко сел, снял с себя серую куртку, которая уже давно стала чем-то вроде рабочей униформы, и в его руке куртка занялась пламенем. — Хватит. Больше никакой охоты.

Некоторое время Маша с Максом молча сидели и наблюдали, как куртка сгорает и оседает пеплом на пол. Когда от неё осталась только неаккуратная белесая кучка, Маша взмахнула рукой и весь этот мусор унесло в окно ветром. Такие трюки у неё уже давно получались легко и естественно.

— Завтра с утра собираемся в резиденции, — продолжил между тем Макс. — Я объявлю о своём решении ребятам и назначу дату финальной операции. Майк и Ди давно отследили местоположение базы Млечного Пути, где находится основной портал, через который к нам попадают даймоны. Есть ещё энергохранилище и что-то вроде операционного центра. Покончим со всей этой системой за раз, и свалим, наконец, из этого Мира. До тех пор никто, никто из отряда не будет охотится, пусть творится что угодно, а у нас будет немного времени подготовиться.

Поначалу Макс ещё советовался с Майком относительно командования, но, быстро освоившись, он начал принимать единоличные решения. Это было так похоже на прежнего Макса. Вернее Ника.

Именно таким он и был, их командир — Николас Солар. Властным, бесстрашным, скорым на сильные решения и всегда готовым идти вперёд. Именно таким его Крис и любила. И именно такой Макс заставлял Машу отринуть свой страх и стать, наконец, Крис. Поэтому она не стала ему возражать или жаловаться на то, что ещё не готова к финальной битве, а просто кивнула в знак того, что приказ понятен.

Наутро весь отряд получив распоряжения, был слегка обескуражен, но возражающих не нашлось. Макс приостановил всю оперативную деятельность и отправил ребят бездельничать аж на целую неделю. Что они должны были эту неделю делать?

— Приведите в порядок голову, — проинструктировал на этот счёт командир. — Завершите все дела, которые не хотелось бы оставлять начатыми, поскольку по окончании операции мы возвращаемся домой. Оставаться в этом мире дольше я не вижу смысла. Развлекайтесь эту неделю как хотите — но через неделю, на восходе я жду каждого из вас в полной боевой готовности на крыше резиденции.

Даже зная о том, что Макс скажет им на собрании, Маша всё равно оказалась слегка не готова к свалившейся на голову неделе свободного времени. Что ей было делать в этом Мире?

Сначала она хотела съездить увидеться с родителями, которые, конечно, никогда ими не были, а всего-лишь приобрели воспоминания о девочке, которую воспитали и, переехав, оставили самостоятельно жить в другом городе. Но потом она поняла, что даже в поддельных воспоминаниях никогда не была с ними особо близка, не скучала по их присутствию и поддержке, и никогда особо не хотела стать к ним ближе.

Потом решила пообщаться со Стеллами и извиниться за своё отстранённое поведение. Она хотела оправдаться перед Викой и Аней, поблагодарить Свету и Оксану за молчаливую поддержку, которую они ей неизменно оказывали и которую, будучи ещё в одной команде с ними, Маша не замечала. Но вовремя поняла, что в финальной операции ей придётся с ними сражаться в полную силу, и её извинения и благодарности прямо перед атакой на Млечный Путь будут выглядеть лицемерно.

Она, конечно, сходила в колледж и отчислилась, сдала всю литературу и сказала своим однокурсниками, что переезжает. Договорилась с соседями, чтобы те приглядывали за её квартирой. Закрыла все банковские счета, на которые ей приходили деньги от Млечного Пути и от родителей. Воспользовавшись сетью порталов посетила с десяток мест по всему Миру, в которые когда-то очень хотела попасть. И поняла, что ей больше нечего делать в этом Мире. Больше ничего у неё в этом Мире не было, и от осознания этого факта Маше стало очень грустно.

Несколько лет жизни в этом Мире фактически прошли впустую. Всё, что она делала было сосредоточено вокруг охоты. У неё не было ни друзей, ни увлечений, ничего нового в свою душу за эти несколько лет она не привнесла. Крис врала, сказав что с её новой личностью она станет сильнее — не станет. Чтобы магу стать сильнее, нужно расширять горизонты своего сознания. Учиться новому, постигать мудрость жизни, отношений, процессов происходящих снаружи и внутри, с открытыми глазами смотреть на мир и открытым сердцем воспринимать реальность, вбирая её силу в себя. Маша же все эти годы жила, закрывшись в себе, как в клетке. Считала, что уж её-то вера в чудеса и слух подставленный голосу ветра уж точно делают её восприятие мира острее, но всё это оказалось иллюзией. Слушая лишь ветер, она игнорировала все остальные голоса.

Был ли кто-то в этом виноват кроме неё самой и был ли у неё выбор? Могла ли она жить как-то по-другому? И куда бы вся эта история привела, если бы она вместо отчаянного самозакрытия была больше открыта Миру? На эти вопросы Маша не могла сейчас ответить. Были ли ответы сокрыты в глубине её памяти или их ещё предстояло найти? Никто не знал, и чтобы выяснить это, теперь надо было двигаться вперёд, с широко открытыми глазами и восприимчивым к переменам сердцем.

В ночь перед решающей битвой, Макс, до этого всё время пропадавший неизвестно где, вернулся к ней в квартиру. Они практически не разговаривали и уж точно не рассказывали друг другу, как провели время, но оба почувствовали перемены, произошедшие в душе каждого из них.

Под утро, Маша проснулась от предчувствия рассвета. Макса не было, но судя по следу солнечной ауры, всё ещё сохранившемуся на постели, ушел он совсем недавно. Это было и к лучшему, ей надо было подготовиться к битве, и лучше, чтобы никто не мешал.

Наскоро умывшись, Мари села на кровать и сосредоточилась. Для приведения себя в полную боевую готовность нужно было как минимум экипироваться. Вся экипировка Крис Виндфури всегда была при ней и одновременно никогда не была вместе с ней. Она находилась в межпространственном хранилище Клана Дракона, доступ к которому осуществлялся через Печать.

Печать Дракона была слита с её телом, но воспользоваться ей было нетрудно. Достаточно было сфокусироваться на ощущении лёгкого покалывания в ладони, которое просто так было даже трудно заметить, и, представив перед мысленным взором требуемый объект, отдать приказ.

49
{"b":"568850","o":1}