ЛитМир - Электронная Библиотека

Ирон вошёл в особую комнату, молча снял одежду и улёгся на скамью. Дядя Ариг уже стоял там, держа в руках кнут, но выглядел при этом каким-то растерянным. Обычно ему нравилось наказывать племянника… но не сегодня. Даже толстокожий Ариг понимал,что Ирон наказан несправедливо, поэтому ему было немного не по себе. Однако, рассудив, что приказ Дом выполнять надо, Ариг быстро привязал руки и ноги Ирона к кольцам на скамье, выбрал плеть полегче и сказал, как обычно:

- Вслух считай.

Ирона не было долго, и Стёпа совсем извёлся, а когда снова появились близняшки и шёпотом рассказали, что Дом Лури велела Ирона высечь и что это они виноваты, потому что Грам ударился из-за них, и наговорил матери гадостей про Ирона, а потом дружно начали всхлипывать. Стёпа не совсем понял, как связан фееричный полёт Грама с приземлением подбородком о край ложа с Ироном, тем более, что он вообще отсутствовал, но начал близняшек утешать, а сердобольный Эни даже сбегал на кухню и выклянчил у поваров каких-то местных сладостей. Близняшки только-только начали успокаиваться, как дверь комнаты отворилась. Вошёл Ирон. На первый взгляд казалось, что с ним всё в порядке, но спина его была неестественно прямой, а походка – какой-то деревянной. К тому же Стёпа отметил, что фисташковый до крови прикусил нижнюю губу и что она начала безобразно распухать.

- Ирон! – прошептал Стёпа. – Ирон, ты что? С тобой всё в порядке?

Ирон промаршировал через всю комнату, странным неестественным голосом сказал:

- В полном, - и рухнул ничком на Стёпино ложе.

Эни всплеснул руками и помчался за целителем, близняшки решили намочить полотенце и обтереть брата, а Стёпа осторожно задрал свободную одежду Ирона, увидел покрытую рубцами спину и,вздохнув, прижал к себе беловолосую голову, бормоча: «Суки… падлы… прибью гадов…»

***

Высший Тан’Туро вошёл в комнату и убедился, что воспитание Алх’Гора дало свои плоды. Краснокожий мальчишка стоял на коленях у широкого ложа, не смея поднять глаз. С виду он был спокоен и благонравен, но Тан’Туро просто наслаждался эмоциями краснокожего – страх, боль, вина, отчаяние, ненависть… постыдное возбуждение… Потрясающе ярко… Почти так же, как дикари, что иногда привозят Келуджи. Как жаль, что все планеты со столь соблазнительными дикарями труднодоступны… А те же ризитейцы… Они уже не так опьяняют своими эмоциями… Они неосознанно умеют закрываться… Но ничего. Новый слуга-ризитеец, воспитанный надлежащим образом, ему не помешает.

Тан’Туро сел на ложе и коротко приказал краснокожему:

- Разуй меня, раб.

Мальчишка быстро расстегнул обувь Тан’Туро и снял её, а сам замер в ожидании дальнейших приказов. И они последовали:

- Алх’Гор говорил, что у тебя неплохой рот, - сказал Тан’Туро. – Докажи это, раб.

Мальчишка торопливо кивнул, его эмоции зазвучали острее и ярче, но он покорно освободил татуированный, как и у всех Высших, достигших совершеннолетия, член Тан’Туро, явно на мгновение восхитившись искусной работой татуировщика.

- Ты заснул, раб? – поторопил его Высший.

Мальчишка судорожно вздохнул и склонил голову…

Глава 22. Обратный отсчёт

Целитель примчался незамедлительно, мрачно хмыкнул, судя по всему, ему такое приходилось видеть далеко не впервые, затем он открыл свою небольшую сумку, поразительно напоминавшую саквояж, с такими приходили к пациентам земные врачи где-то в начале двадцатого века – такие Стёпа видел в фильмах – и скомандовал:

- Отойдите все.

Однако Ирон, начавший приходить в себя, сжал Стёпину ладонь, и чернокожий смягчился:

- Ладно, ты оставайся, Носитель. Ему так спокойнее.

Целитель обтёр спину Ирону мокрым полотенцем, затем обрызгал какой-то пенкой с резким лекарственным запахом, после чего тот перестал вздрагивать всякий раз, когда его касались руки врача.

- Обезболивающее, - сухо пояснил целитель. – А сейчас я вотру мазь, к утру Ирон будет здоров.

- После такого? – обалдел Стёпа. Себя он всегда считал сильным, но рубцы на спине выглядели жутковато, и он подумал, что точно провалялся бы на животе как минимум дня три… а то и неделю…

- У вас такие хорошие лекарства? – поразился Стёпа.

- Лекарства хорошие, - кивнул целитель. - Но природная регенерация Ирона на порядок выше, чем у всех остальных в этом доме.

- Но почему его наказали так жестоко? – прошептал Стёпа. – Он ведь Наследник…

Целитель поджал губы, давая понять, что не собирается обсуждать политику Дом Лури, однако всё-таки добавил:

- Поверь, в этот раз ему ещё повезло. Мне и худшее приходилось видеть. Ариг порой…

Тут целитель махнул рукой, но фразу не продолжил. Сухим деловым голосом он сказал:

- Вот питьё. Ему нужно дать в три приёма с небольшими промежутками. Это ускорит регенерацию и продолжит действие обезболивающего.

- Ирон может остаться здесь? – тихо спросил Стёпа. – Я присмотрю.

Целитель кивнул и добавил:

- Только чтобы утром его здесь не было. Кто знает, как отреагирует Дом. Ты ведь не хочешь для него лишнего наказания?

- Не хочу, - ответил Стёпа.

- Вот и хорошо, - отрезал целитель. – Так что утром пусть пробирается в свою комнату. Мне тоже не нужны лишние проблемы. А у меня далеко не такая хорошая регенерация. И пусть Тин и Лин отправляются к себе – они думают, я не слышу, где они затаились… А если Зюхан вздумает вдруг проверить их комнату… Это чудо, что мы ещё не разбудили его со всей этой беготнёй.

При упоминании близняшек на лице чернокожего впервые появилось какое-то подобие улыбки. Но он тут же принял свой обычный суховато-отстранённый вид.

И, собрав свой «саквояж», целитель ушёл.

Из ванной высунулись неугомонные близняшки.

- Вот как Ар-Тун всегда узнаёт, где мы? – возмутился Тин.

- По запаху, бестолковки мелкие… - проскрипел более или менее пришедший в себя Ирон. – У его расы обоняние необыкновенно развито.

- Братик… - всхлипнула бедовая парочка. – Это мы виноваты…

- Ничего вы не виноваты,- отрезал Ирон. – В том, что Грам придурок, вашей вины уж точно нет. А я переживу. Всё, топайте спать… И будьте осторожнее – недаром Ар-Тун про Зюхана упомянул.

Близняшки приблизились к Ирону, обняли его с двух сторон – осторожно, почти невесомо, поцеловали в обе щеки, пообнимались и со Стёпой заодно и исчезли в ванной.

- Прости, - выдавил Ирон. – Я не должен был тебя волновать. Просто я плохо соображал после… Ноги сами принесли.

37
{"b":"568892","o":1}