ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ты готов, Тиопа? – спросил он.

- Конечно, только переоденусь, - быстро ответил Стёпа, поскольку одежда на нём была всё-того же фасона – короткие шортики и полупрозрачная маечка, на сей раз лимонного цвета. По тому, как облизнулся Грам, Стёпа понял, что тот предпочёл бы взять его с собой именно в этой одежде, но вне Внутренних покоев находиться в ней было неприлично. Поэтому Эни принёс тонкие кремовые брюки, светлую рубашку с короткими рукавами, сандалии на плотной подошве и чёрно-белую верхнюю накидку.

Грам, увидев принесённое, облизнулся ещё раз. Ни выходить из комнаты, ни отворачиваться он явно не собирался. Стёпа хотел было попросить его об этом, но понял, что получит отказ, да и не передумает ли капризный Грам после такой просьбы. А на корабль попасть было нужно позарез. Поэтому, мысленно пожелав Граму захлебнуться слюной и заработать пожизненный стояк, Стёпа потащил майку вверх, постаравшись справиться с переодеванием как можно быстрее. Если бы сейчас откуда-нибудь взялся армейский старшина с зажжённой спичкой в руке, Стёпа явно оделся бы задолго до того, как она сгорела бы полностью.

Грам был несколько разочарован краткостью зрелища, но взгляд поганца мечтательно затуманился. Однако Стёпа, накинув накидку и надев сандалии, быстренько обломал ему кайф словами:

- Всё, я готов. Эни, ты с нами!

Эни торопливо кивнул и накинул поверх своих неизменных синих штанишек зелёную хламиду живенькой камуфляжной расцветки, а на лице Грама явственно выступил вопрос: «Ну и зачем нам кузнец?». Однако озвучить он его не успел. Стёпа приблизился к Граму, ласково провёл рукой у него по щеке и пропел:

- Ты ведь не захочешь, чтобы я выходил без слуги? Это неприлично…

По глазам Грама стало понятно, что именно о неприличном со Стёпой в главной роли он и мечтает, а того, кто посвятил Носителя в тонкости ризитейского этикета, удавил бы голыми руками. Но формально Стёпа был прав, поэтому Грам скрипнул зубами и согласился.

Они вышли из Дома – Стёпа с наслаждением вздохнул свежий влажный воздух, полный сладких цветочных запахов, и скромно, как верная мусульманская жена, опустив голову, последовал за Грамом. Сад закончился неожиданно быстро, а у ворот стоял новенький серебристый авис. Стёпа немедленно авис похвалил, отчего Грам надулся от гордости, как павлин, и заявил, что это новая модель, которую подарила ему матушка. Стёпа восхищённо покивал головой, Эни усиленно делал вид, что он здесь для мебели, поэтому, когда Грам поднял верх ависа, Эни бесшумно проскользнул на заднее сиденье, а Стёпушке пришлось усесться рядом с Грамом и всю дорогу выслушивать его рассказ о себе, любимом, и терпеть бесцеремонные облапывания коленок, бёдер и прочих частей тела, оказавшихся на пути у Грамова либидо. Стёпа терпел, хотя желание врезать кулаком промеж глаз фисташковому охальнику и добавить по печени, а потом коленом по яйцам становилось всё сильнее. А Грам, видя, что Стёпа практически не сопротивляется, окончательно уверился в собственной неотразимости и решил, что на корабле перейдёт к решительным действиям. А ещё его грело чувство, что Ирону совсем не понравится, что Грам воспользуется его игрушкой. Ничего, скоро Носитель будет его и только его… Но ведь сначала стоит попробовать немного сладкого, правда?

Когда авис приземлился на лётном поле, Стёпочку от немедленного убийства удерживала только мысль о том, что проникнуть на корабль, сжимая в объятиях труп Грама, не удастся никак. Однако корабль действительно впечатлял: прекрасный, серебристо-сверкающий, он показался Стёпе просто удивительным. Довольный Грам провёл Стёпу по уже приставленному снаружи трапу, приложил ладонь к дверце, набрал код у себя на браслете и сказал:

- Прошу, мой будущий Носитель. Тебе будет, чем полюбоваться.

А Эни, который осмелился робко подняться вслед за Стёпой, свирепо прошипел:

- Сиди здесь, у двери. Тебе там делать нечего.

Эни покорно опустился на корточки в своеобразном тамбуре, а Грам ухватил Стёпу за руку и с нетерпением потащил за собой. И у Стёпы возникло стойкое впечатление, что первым ему будет показан отнюдь не отсек управления…

***

Зулэлии была в ярости. Она прекрасно помнила о том, что приказ Высших следовало выполнить любой ценой. Но, превратившись из тахо в элии, она резко поменяла приоритеты. Раз уж в её теле стали развиваться синисте – следовало думать прежде всего о них и не рисковать попусту собой. Инстинкт требовал найти безопасное убежище и потребовать от тахо, чтобы он снабдил её подходящей пищей. И прежде всего мясом – без него синисте не будут здоровыми и крепкими и могут погибнуть во время первой же трансформации. Этого элии допустить не могла. А не выполнить приказ Высших – значило подписать смертный приговор всему Клану. И своим синисте в том числе.

Зултахх молча смотрел на спутницу. Он бы безоговорочно взял руководство на себя и действовал дальше по заранее обговорённому плану, но наличие синисте меняло всё. Тахо, по чьей вине страдала беременная элии, изгонялся из Клана и был обречён, ибо Келуджи не могли существовать поодиночке. И теперь он просто молча ждал, какой выход придумает его партнёрша.

Глава 24. Кораблю - взлёт!

Ирон сумел пригнать авис к саду и сейчас ждал, пока Грам увезёт Тиопу смотреть корабль. Он не сомневался, что близняшки уже потихоньку пробираются к выходу из Дома и скоро найдут его. Единственное, чего Ирон боялся – это кого-нибудь слишком любопытного, кто может забрести в этот глухой уголок сада и увидеть его. И хотя внутри всё колотилось мелкой, противной дрожью, внешне Ирон был спокоен. Близняшки не должны увидеть, как он волнуется, иначе испугаются сами. А он должен быть безупречен.

Ирон немного раздвинул густые, мохнатые пурпурные ветки декоративного кустарника с дивными белыми цветами и стал наблюдать за главным входом в Дом. Хоть и было далеко, но видно было достаточно хорошо, но у входа пока никого не наблюдалось. Ирон скрипнул зубами – неужели проклятый Грам передумал? В отчаянии он прикусил большой палец руки, и боль отрезвила его. Нельзя нервничать. Нужно быть спокойным.

Наконец Ирон заметил, как Грам и Тиопа вышли из Дома направились к стоящему неподалёку новенькому, блестящему авису Грама. Сзади семенил Эни. Грам шёл впереди – и Ирон вздохнул, даже немного позавидовав брату. Неудивительно, что Дом Лури любит младшего сына. Внешне он просто идеален – эталон молодого благородного ризитейца. Сильный, высокий, красивый… Если бы ещё был поумнее и обладал не таким мерзким характером… Но характер Грама – это теперь проблемы Семьи и Дом Лури лично.

«Моей бывшей Семьи…» - пронеслась в голове мысль. Ирон вздохнул – совершая побег, он ставит себя вне закона, ему нечего рассчитывать на какую-либо защиту, он теперь сам по себе, и пути назад нет. Даже если он на коленях приползёт обратно – позорный статус не восстановишь ничем. Лучше даже не задумываться о том, какое наказание его ждёт, если их поймают. Да, лучше не задумываться, а то весь его тщательно выстраиваемый самоконтроль полетит к чертям. Однако, где же Тин и Лин? Пора бы им уже быть…

И вдруг сзади громко хрустнула под чьей-то ногой тонкая ветка, и хорошо знакомый голос произнёс:

40
{"b":"568892","o":1}